11.01.2018
Экономические перспективы Бурятии на 2018 год: не вертолетами едиными
В предвыборном 2017 году власти наобещали нам земных благ и экономических прорывов

Конечно, привычное к таким речам население отфильтровало половину обещанного, но ожидания все равно остались. Выполнить их будет непросто. Ведь даже если местные власти отработают по максимуму, не факт, что очередной коллапс на федеральном уровне не отправит все коту под хвост.

Уставшие тяжеловесы

Если взять последнее десятилетие, а то и больше, то ежегодно главные ожидания в части экономики и финансов Бурятии связаны с Улан-Удэнским авиазаводом. С одной стороны, это говорит о значимости предприятия. С другой – об экономической однобокости бюджета республики.

В 2018-м ничего не изменилось. В прошлом году завод не показал ожидаемых результатов, тем самым опрокинув бурятский индекс промпроизводства. В этом – картина толком не ясна. По прогнозу, авиазавод должен выпустить 62 вертолета. Много это или мало, станет понятно, когда будут цифры в денежном выражении.

Печальнее картина со «Стальмостом». В этом году его судьба должна окончательно решиться. Как уже писал «Номер один», завод выкупили московские бизнес-структуры. А значит, уже в ближайшее время его либо уничтожат, либо вернут на рынок мостостроения.

Молоко и водка

Перерабатывающая промышленность влияет на экономику Бурятии гораздо меньше, чем тяжелая. Она играет другую роль: обеспечивает население местными продуктами, а мелкий бизнес и фермеров – контрактами.

Однако и с ней не все в порядке. Чтобы сохранить крупицы того, что осталось, власти в прошлом году пошли на крайние меры. Например, за 250 миллионов рублей правительство выкупает оборудование «Молока Бурятии», чтобы отвадить кредиторов, посягающих на финансовое здоровье предприятия.

В 2018 году компания должна уже выбраться из предбанкротного состояния, ведь при такой поддержке провалить проект было бы преступлением. Впрочем, история Бурятии помнит и более нелепые случаи.

Ко всему прочему, у республики появились алкогольные перспективы. Осенью 2018 года обещает запуститься «Байкальский ликеро-водочный завод», который обосновался на территории промпарка. Он придет на смену почившему «Байкалфарму». Главное, чтобы «БЛЗ» не закончил так же, как его предшественник.

С природой не поспоришь

В сельском хозяйстве ситуация спорная. С одной стороны, в предвыборный 2017 год власти в голос обещали нам множество проектов, которые должны вывести отрасль на более или менее приемлемый уровень.

Например, шла речь о вхождении бурятской сельхозпродукции в мировую продовольственную корзину. Чтобы этот сценарий стал возможен, власти обещают создание очередного фонда, который займется развитием кооперации в Бурятии.

И это логично, ведь главная проблема фермеров – отсутствие налаженного сбыта. Для ее решения власти договорились с компанией «Ажур-текс», которая объявила, что нуждается в бурятской шерсти. Впрочем, неизвестно, насколько активно проявят себя овцеводы и смогут ли обеспечить республику поголовьем в полмиллиона овец. Именно столько нужно, чтобы закрыть потребность текстильного производства.

С другой стороны, природно-климатические ограничения никуда не исчезнут. Не исключено, что 2018 год снова «обрадует» фермеров мощной засухой, как это происходило в прошлые годы. И тогда окончательно просядет не только растениеводство, которое и так на ладан дышит, но и животноводство, которое страдает от отсутствия кормов.

Ходим по краю

Для энергетики 2018 год будет тяжелым. Вот-вот настанет тот момент, когда не ремонтирующаяся, но обветшалая инфраструктура развалится и опустит Бурятию в глубочайший энергетический кризис. Первые звоночки случились в 2017-м: все помнят аварию на сетях «Водоканала», когда без воды осталось 100 тысяч улан-удэнцев.

Между тем сам МУП «Водоканал» находится на грани банкротства. Его предшественник – АО «Водоканал» – уже давно в этой процедуре. И в этом году должна решиться судьба столичных сетей водоснабжения. Их выставят на торги. От того, кто их выкупит и как ими распорядится, будет зависеть, вернемся ли мы в первобытное время, или еще поживем, как цивилизованные люди.

Что касается тарифов, то в части теплоснабжения жителей уже обрадовали в конце прошлого года. ТГК-14 выиграла суд у РСТ, осудила 200 миллионов, которые лягут в стоимость гигакалории на 2018 год.

В то же время власти пытаются развивать альтернативные источники энергии. Так, в 2017 году в Бичурском районе запустили первую солнечную электростанцию мощностью
10 МВт. В этом году обещают запустить еще пять. Но на общем фоне это капля в море. А значит, говорить об альтернативной энергии, как о панацее, еще рано.

Надежды строителей

Строительную отрасль в 2018 году тоже ждут изменения. Хорошие или плохие, зависит от правительства Бурятии и от общероссийской экономической картины.

Власти Бурятии в 2017 году обещали разобраться с экологической экспертизой, которая сильно тормозит все стройки в регионе. Если получится, то безусловно, это даст толчок отрасли и облегчит жизнь строительным компаниям.

Но здесь нужно поговорить отдельно о строительстве коммерческом и строительстве за бюджетные деньги.

Во втором случае многое зависит, опять же, от того, насколько успешно региональные власти поработают с федеральным центром. В 2017 году было принято решение: по госпрограммам определить долю софинансирования Бурятии в шесть процентов. 94 за нас заплатит федеральный бюджет.

При таком раскладе у нас появляются возможности пропихнуть множество инфраструктурных проектов: строительство школ, детсадов, больниц, ледовых дворцов, мостов, дорог и тому подобного.

Что касается коммерческого строительства, то здесь, в первую очередь, приходится говорить о строительстве жилищном. Ведь торговые площади, как мы уже не раз писали, в кризис никому особо не нужны.

Жилье же может быть востребовано, особенно если объявленные Путиным льготы и послабления для молодых семей начнут работать в полном объеме. В том числе это касается и скидок на ипотеки.

Не стоит ждать в 2018 году особых успехов ни от туризма, ни от торговли. Ведь туризм – это долгие годы инвестиций, потом – долгие годы обкатки. Так что реальный экономический эффект мы увидим не раньше чем лет через десять. Если он вообще будет. Торговля же напрямую привязана к уровню доходов населения. А причин для роста в 2018-м, увы, пока не видно.

В целом же наступивший год можно назвать началом подъема. Это тот самый первый шаг к вершине, который труднее всего сделать. К тому же, высока вероятность споткнуться и переломать все перспективы, оказавшись в худшем положении.

Владимир Пашинюк, «Номер один»
Фото: «Номер один»
Социальные комментарии Cackle
^