11.05.2016
Одно из тункинских поселений пять лет ждало, когда районные власти построят детсад

Для этих целей было изъято здание. Но недавно выяснилось, что его собираются приватизировать. Итогом стали судебные разбирательства, в ходе которых поселение пыталось вернуть себе недвижимое имущество.

История обмана началась еще в 2011 году. Именно тогда районное учреждение под названием «Казна муниципального имущества Тункинского района» задумало разместить новый детсад для маленьких аршанцев в спорном здании. Поселение было не против, и через полгодика согласилось заключить договор о передаче муниципального имущества.

На уровень района перешло здание площадью 575 квадратов и скромный гараж в 45 квадратов. И аршанцы стали ждать.

«Вместе с тем до настоящего момента в переданном здании детский сад не открыт, деятельность по дошкольному образованию ответчиком не ведется, несмотря на то что в договоре одним из условий передачи имущества от истца ответчику являлось размещение последним в спорном здании детского сада», - возмущенно констатирует решение Арбитражного суда Бурятии от 4 мая сего года.

В марте прошлого года вышестоящая – то бишь районная – власть вдруг заметила, что на нее свалились расходы по разработке проектной документации и ее экспертизе. И придумала хитрый ход – приватизировать здание, а барыши от этой приватизации пустить на означенные цели.

Аршанцев такие намерения озадачили. И, чтобы не потерять единственную надежду на детсад, пошли в район требовать недвижимость обратно. Но район оказался непреклонен. Договор расторгать отказался. Да еще и заявил, что в этом здании детсада быть не может – дескать, не отвечает требованиям пожарной безопасности.

Ситуацию обострил и тот факт, что перед тем, как отдать недвижимость под несуществующий детсад, местные вложили в нее 7,7 миллиона рублей, чтобы обустроить там «место проведения досуга местного населения», то бишь сельский клуб.

Но дошкольное образование перед культурой и досугом в приоритете, потому аршанцы и не стали артачиться, когда «Казна Тункинская» тянула на себя недвижимое одеяло.

Суд был суров: договор – расторгнуть, имущество – вернуть, даже гараж. Впрочем, ни «Казна», ни районная администрация в суде особо не спорили и смиренно приняли свою участь.

Что теперь будет с недвижимым камнем раздора – неизвестно. Может быть, поселение довершит самостоятельно то, что задумал район, и построит свой детсад. А может быть, вернется к плану «А» и построит сельский клуб, в который уже вложено немало денег.

Владимир Пашинюк, «Номер один».
^