18.05.2016
Жительница Улан-Удэ, приехав на Родительский день на кладбище, не обнаружила у могилок своих похороненных родственников оградки

Женщина недоумевает: кто и зачем украл ограждение? Разбирательством мародерства на кладбище сейчас занимается полиция.

Елена Ивановна уже 30 лет ухаживает за могилками своего дяди и его маленького сынишки. Трагическую историю этой семьи до сих пор вспоминает со слезами на глазах. 

– У меня в Улан-Удэ жила тетя с дочерью и мужем, – вспоминает Елена Ивановна. – В 1980 году ее муж скончался, следом за ним умер его новорожденный сынишка, которому было всего 10 дней от роду. Чтобы как-то прийти в себя, тетя все распродала и вместе с дочкой уехала из города. Теперь я ухаживаю за могилками, дважды в год хожу к ним на кладбище. 
   
10 мая Елена после работы заехала в церковь и отправилась сначала на одно кладбище, затем на другое. На часах было уже полвосьмого вечера, когда женщина приехала на кладбище в поселке Загорск.

– Я долго ходила кругами, искала могилки дяди и его сынишки, – говорит Елена. – Оградка голубая, могилка кремовая – где, понять не могу. А потом меня как кипятком обдало – оградки-то нет! Шок был непередаваемый. Захоронения здесь идут очень плотно, ни одна ограда не пропала, кроме нашей. 

Расстроенная женщина вызвала полицию, а потом еще два часа ждала, когда приедет наряд. Было жутко одной. Вокруг темнота и тишина. Полицейские с фонариками осмотрели место, поехали в сторожку к смотрителям. Но там нашли только бомжей, которые, напившись на могилках, забрались в домик на ночлег. 

 – Меня опросили, материалы передали участковому, – рассказывает Елена Ивановна. - А сегодня участковый с сомнением спрашивает меня: «А вообще ограда была или нет?» Еще говорит: «Следов-то нет». Какие там следы? Только и осталось, что пять дырочек от ножек ограждения.  

Елена Ивановна возмущена тем, что ее подозревают во лжи, и предполагает, что оградку или распилили и сдали в пункт приема металлолома, или переставили на новое захоронение. Женщина бы поставила новое ограждение, но оказалось, что изготовление, перевоз и установка оградки стоит примерно 30–35 тысяч. 

– Мне это не по карману, – сетует Елена. 

Участковый, который занимается этим делом, сообщил нам, что сейчас по данному факту проводится проверка, информация по оперативным мероприятиям пока закрыта. 

Между тем в МАУ «Специализированная служба», занимающемся похоронной деятельностью, рассказали, что кражи с кладбищ действительно случаются. 

– Кладбище – общественное место, и оно не охраняемо. Тех, кто пострадал от воровства, мы направляем в полицию, потому что ограждения – это их материальные ценности, мы за них ответственности не несем. С Еленой Ивановной мы разговаривали, от себя мы все, что можно, сделаем – обойдем все захоронения, которые были сделаны за прошлый год, проверим, не стоит ли ее оградка на новом месте, – прокомментировала ситуацию Галина Молчанова, главный инженер МАУ «Специализированная служба».

Любовь Ульянова, «Номер один». 
^