21.01.2016
«Волки». Это слово наводит ужас на простого обывателя

Все чаще появляются сообщения о том, что серые хищники стали наглее и опаснее, что почти безбоязненно нападают на домашний скот и вот-вот «пойдут» человеческие жертвы. Однако опытные охотники объясняют – никакой опасности и мистики нет. Только пугающая реальность соседства человека и хищника. И соглашаются лишь с одним - убивать они волков будут и дальше, но лишь для того, чтобы жить.

Холостой волк ищет пару

У Виталия Дондокова, жителя Окинского района, свое личное подсобное хозяйство. Всего в его питомнике насчитывается 70 коров, столько же овец и внушительное количество птицы. И жить бы, да не тужить, но в последнее время размеренную жизнь буренок и блеющей братии омрачают разбойничьи набеги зубастых хищников. Сельчане жалуются на небывалое нашествие волков. 

«Нынче у нас два-три раза на баранов нападали. Раньше такого не было», - говорит Виталий Дондоков.

Однако в Бурприроднадзоре не видят в этом ничего необычного. По их словам, это стандартная для Окинского района ситуация. Начиная с января суровые горные волки спускаются в низину, для того чтобы найти себе даму сердца.

- Они ищут себе пару. Поэтому визуально люди их стали наблюдать чаще. Естественно, когда зверь выходит ближе к людям, наиболее оправданная для него пища, это сельхозживотное. Да и косулю по тайге гонять долго, - объясняет начальник отдела учета и воспроизводства объектов животного мира Бурприроднадзора Юлия Андриевская. - Природа есть природа. Человек сам тоже должен в этот период караулить пастбища. К каждому барану егеря не приставишь. 

Более того, в охотоводстве Окинского района считают, что местные волки даже чуть-чуть разленились. Зачем гонять быстроного оленя, когда можно умыкнуть неповоротливого барашка? 

Охотники с ностальгией вспоминают прошлые «докризисные» времена, когда за одного волка охотник получал 5000 рублей из бюджета республики, и еще столько же сверху давал районный бюджет. 

- По сей день за добычу одного волка выходит не очень-то и маленькая сумма, в пределах 7-10 тысяч рублей, - говорит Юлия Андриевская.

Однако кризис до волков все-таки «добрался». В 2015 году за шкуры убитых животных в Окинском районе платил только республиканский бюджет. Будут ли платить за «шкурный интерес» в районах – неизвестно. 

Потустороннее чутье

Житель Окинского района Самбо охотится на волков уже пять лет. Знает все повадки опасного зверя, и каждый год, вооружившись, идет по его следу. Здесь вступает в силу вечная борьба. Кто кого? Умный и осторожный хищник или вооруженный человек? 

В Окинском районе у охотников своя специфика. Во-первых, гористая местность заставляет волков жить по пять-шесть особей, а не сбиваться в большие стаи. И в этом их преимущество. Охотнику сложнее найти зверя в горах. А хитрый волк знает в своих владениях все - каждый камень, каждое дерево. Капканы ставить там тоже практически бесполезно. Окинский серый хищник не хочет добровольно лезть в капкан. 

- Популярный флажковый метод, когда по периметру растягивают флажки и загоняют под них волков, используется на равнинах, - раскрывает Самбо секреты мастерства. - В горах вы флажки не растянете, поэтому мы используем ружейный способ добычи. А во время гона ставим капканы.

Окинский волк умнее, чем, например, иркутский волк. Если в соседнем регионе хищники легко попадают в капканы, то местные волки обходят охотничьи ловушки. Исключением может быть лишь брачный период. В это время у зверя притупленное внимание. 

Волчатники рассказывают, что серый зверь очень хитер и умен. Бывают случаи, когда люди, проезжая на машине, замечают возле дороги волка, который спокойно наблюдает за ними. Хищник словно знает, что эти «враги» ему ничего не сделают, осознает, что находится в безопасности. Однако стоит в машину сесть охотнику с ружьем, волк, проявляя невероятное чутье, уходит сразу, задолго до того, как приблизится смерть.

Антиматеринский инстинкт

Однако самым эффективным способом, когда добывают до 60 % волков, считается охота на волчат на логове. 

- Логово волков мы находим по следам. В апреле, когда выпадает снег, мы сразу же выходим группой. На квадроциклах, машинах, лошадях. И определяем по следу, куда ушел матерый волк. Следы у доминирующих особей более крупные. И мы выслеживаем его. 

В том, что следы приведут именно к волчице с волчатами, охотники не сомневаются. Потому что самец всегда приносит к логову еду. 

- Насколько я видел, самец близко к логову не подходит. Еду приносит и уходит, - утверждают охотники. 

 Но где бы ни находилось логово, по следу зверя придет человек, который убьет волчат. Вопреки бытующему мнению, мать, чуя неизбежную смерть, предпочитает сохранить лишь свою жизнь. 

- Это животные боязливые и опасливые. Они не дают подойти к себе. Волчица бросает щенят и уходит, лишь бы спастись самой. А то, что она насмерть будет биться с человеком, – всего лишь басня, - разбивает вдребезги все представления о благородстве волков опытный охотник Самбо. 

Жестокое «урегулирование»

Волчатники находят в брошенных «домах» осиротевших щенят. Описывая этот метод, охотники старательно избегают слова «убийство», используя нейтральное слово «урегулирование». Потому что сердце даже самого матерого охотника не выдерживает при виде волчонка, только-только открывшего глазки. Доверчивого и беззащитного комочка. 

- Когда они глазки открывают, они совсем беспомощные, - с грустью вздыхает Самбо.

Однако пожалеть волчат - накликать беду и на животных, и на людей. Ведь эти беспомощные щенята вырастут, заматереют и выйдут к людям. А при большой популяции, чувствуя за собой силу и вечный голод, волк не побрезгует ничем. 

- В 40-х годах, во время войны, волков было очень много. И тогда они начали нападать на людей, - вспоминает охотник страшное время.

Вот и получается что, несмотря ни на урезанное финансирование, ни на сострадание, человек должен отобрать жизнь другого живого создания. Люди вынуждены убивать, чтобы жить. 

Елена Медведева, «Номер один».
^