08.07.2016
Упершись в скот, зерно и корнеплоды, село мало что видит вокруг. Хотя, казалось бы, взглянуть пошире - и можно выйти на большие мировые рынки. Тем более есть огромный потенциал. Но он не развит. Крупнотоварное промышленное садоводство – самое забытое дело Бурятии. В первую очередь это облепиховые сады интенсивного типа.
Говорить, что нет никакого внимания к облепиховым садам, нельзя. Закладка многолетних насаждений идет, но такие темпы не дадут прорыва вперед.

В 2013 и 2015 гг. было заложено по 6 га садов. В 2014 г. не заложено ни одного. План посадок на 2016 г. – тоже 6 га.

«Саженцы приобретают в плодово-ягодных питомниках. Их у нас два. В других регионах не приобретают, т.к. они должны быть приспособлены к местным условиям. На один гектар надо не менее 800 саженцев», - сообщают в региональном минсельхозе.

Саженцы, которые были посажены в 2013 г., начнут приносить урожай только через три года. Как-никак, это многолетние плодовые насаждения. 

Закладкой облепиховых садов хоть в каких-то заметных объемах занимаются лишь два сельхозпредприятия. Одно из Заиграевского района, другое из Селенгинского. Облепиху со своих садов потом перерабатывают самостоятельно. Делают повидло, варенье, джем. 

Примечательно, что интерес к садам мал, даже несмотря на субсидирование этой деятельности. 

«95 процентов – федеральные средства, 5 процентов – из республиканского бюджета. Эти субсидии выдаются сельхозтоваропроизводителям, у которых имеется не менее одного гектара плодово-ягодных насаждений. И только для садов интенсивного типа. 

В целом, облепиховую продукцию выпускают не только предприятия, у которых есть свои сады. Ягоду можно купить. Многие сборщики в Бурятии собирают дикорастущую. Жители очень дешево продают», - констатируют в минсельхозе Бурятии. 

Сейчас в республике объем облепихи, который есть на дачах, огородах и в тайге, больше, чем тот вал, который выращивается в многолетних садах интенсивного типа.

Государство готово помочь даже с раскорчевкой старых садов! На текущий год на это закладывалось 149 тысяч рублей. Однако заявителей не было, субсидия не осваивается. 

«Что касается планов, то в Бурятии планируется ежегодно вводить по 6-7 гектаров садов интенсивного типа», – надеются бурятские агрочиновники.

Облепиховые сады пока так и не сумели прославить Бурятию в мире. Возможности для их широкого развития есть, но отсутствует интерес, слаба коммерческая жилка на селе.

«Не такие объемы производства, чтобы широко экспортировать куда-то. Но бурятскую облепиховую продукцию продают, например, в наших супермаркетах», - отмечают в минсельхозе Бурятии. 

В КНР облепиховодство стало национальной программой. Есть спрос. В Бурятии даже ничего не слышали об этом китайском рывке. Облепиха распространена китайцами на огромные площади. Запущены двести заводов по ее переработке и выпуску облепихового масла. Удивленная Монголия тоже взялась за облепиховый бизнес. Ягода ценнейшая, в мире всегда найдется покупатель. 

Соседи-сибиряки показывают пример, как надо работать. Например, из Томска поставляют облепиховые продукты в Западную Европу. Покупают на Алтае, перерабатывают и продают на рынок ЕС.

Заканчивая тему плодово-ягодных садов, сообщим интересную новость. 

В этом году впервые появился интерес к посадке и других многолетних плодово-ягодных насаждений. В Селенгинском районе один из местных фермеров нынче планировал разбить яблоневый сад – один гектар саженцев полукультурки. 

«Пока субсидии он на это не получит. Только в будущем году, при закладке дополнительных гектаров. Это единственный, кто у нас будет сажать не облепиху», - отмечают в министерстве уникальное для Бурятии яблоневое бизнес-начинание. 

Петр Санжиев, «Номер один». 


^