08.07.2016
Cказ о том, как улан-удэнцы пытаются добиться правосудия у властей
Споры между простыми людьми и сильными мира сего чаще всего возникают на почве «чиновничьего разгильдяйства». А именно – отсутствие должной безопасности на улицах города. Люди ломают руки и ноги на скользких тропинках, становятся жертвами бродячих собак, проваливаются в колодцы. Недавно очередные пострадавшие впервые запросили в суде против города рекордную сумму – 1 млн 127 тысяч рублей. 

«Сама спровоцировала собаку»//

О женщине, пострадавшей от агрессии бездомной собаки, мы уже писали. 12 марта Зинаида Петровна подверглась нападению целой стаи бродяг прямо в центре города. Беззащитная женщина отбивалась, как могла. Но свирепый главарь стаи не дал ей возможности уйти невредимой. Пес напал сзади и прокусил ногу, оставив рваную рану длиной почти пять сантиметров. 
76-летняя женщина до последнего ждала, когда перед ней извинятся исполнители контракта по отлову собак, а именно сотрудники комбината по благоустройству города. Чуда не произошло, и тогда пострадавшая направилась в суд. 

Ответчиками по этому делу были признаны работники Управления ветеринарии – заказчики  отлова и убийства бродяжек в городе. Представители комбината по благоустройству, которые вовремя не отловили агрессивное животное, посещали суд в качестве третьей стороны. 

– Было 5 заседаний. Вы представляете - пять! На первом нас хотели примирить, но я стояла на своем. Что было дальше, вспоминать страшно, чего только не придумывали ответчики, - рассказывает пострадавшая от собачьего беспредела Зинаида Аржанова. 

Больше всего женщину шокировала фраза, которую произнесли на суде представители ответчиков: «Вы, наверное, сами спровоцировали собаку?»

– Каким образом я бы ее спровоцировала? Ногу слишком высоко подняла, когда шла по улице? – в недоумении защищалась пострадавшая. – Потом юристы высказали еще одну претензию: почему это я после случившегося сразу не подала заявку на отлов собак? Хотя отлавливать - это и так их прямая обязанность.

После третьего заседания женщине стало плохо, заболело сердце, она уже подумывала сдаться и все бросить. Но прокурор настоял на продолжении разбирательств. Правда, дальше было только хуже.

–- Как они все старались перевернуть, что это якобы не их вина. Приносят кипу документов, где прописаны их должностные обязанности, договор на отлов. Я им говорю: почему вы бумажки несете, а нормального ответа не даете? – вспоминает женщина.

В конце концов ответчики заявили, что 16 мая отловили ту самую собаку, что напала на Зинаиду Петровну. Как им удалось почувствовать, что это именно та собака, если истица описала ее только спустя 4 дня после этого самого «отлова», - остается вопросом. Видимо, не обошлось без экстрасенсов. 

Несмотря на все «аргументы» представителей подразделений городской администрации и Управления ветеринарии, суд оказался на 
стороне пострадавшей. Теперь Управлению ветеринарии придется выплатить Зинаиде Петровне 30 тысяч рублей (вместо 70 запрашиваемых) за то, что сотрудники комбината по благоустройству вовремя не «ликвидировали» агрессивное животное. Два месяца сумасшедшей беготни и оголенных нервов закончились более или менее благополучно. 

Дело на миллион//

С равнодушием чиновников столкнулась и 84-летняя Валентина Николаевна. Накануне нового года она отправилась в магазин прикупить продуктов для праздничного стола. Путь жительницы Восточного был привычен – по пешеходной тропе к супермаркету и обратно. 

– Мама шла по тротуару, на нем в тот день была большая наледь. Она поскользнулась, упала и почувствовала сильную боль, – рассказывает сын пострадавшей Виктор Бадуев.

На крики о помощи прибежали люди, пожилую женщину увезли в БСМП, где травматолог поставил диагноз – перелом шейки бедра. Остаться под старость лет без возможности спокойно и, главное, самостоятельно передвигаться Валентина Николаевна не могла. Пила все лекарства, что выписывал доктор, выполняла рекомендации. 

– Тем не менее врач сказал, что возможность полностью восстановиться есть только в случае пересадки сустава. Но это делать в ее возрасте очень опасно, – констатирует сын.

Тогда на семейном совете решили – коммунальщики должны ответить за утраченное здоровье бабушки. Ведь из-за чьей-то халатности женщине грозит пожизненная инвалидность. Поначалу родственники обратились в прокуратуру, которая взялась за это дело основательно. В ответе на письмо, которое выслал прокурор, председатель комитета городского хозяйства Константин Мошковский официально признает, что тот самый злополучный тротуар находится в ведении комитета. Родственники Валентины Николаевны, изучив ответ городских служб, отправляются в суд. Где собираются отвоевать, ни много ни мало, – миллион рублей за моральный ущерб, а также получить чуть больше 120 тысяч на затраты, связанные с лечением бабушки. 

Кульминация событий произошла на второй уже состоявшейся встрече представителей истицы и юриста от комбината по благоустройству. Городская защитница вдруг «вспомнила», что тротуар коммунальщики вовсе не обязаны убирать – его, согласно постановлению № 230, которое в свое время подписывал еще Пронькинов, должны чистить бизнесмены – владельцы близлежащих магазинов, офисов и так далее. 

То письмо, в котором Мошковский разоткровенничался перед сотрудниками прокуратуры и признался, что уборка тротуара на самом деле забота города, ответчики попросили «забыть» и признать не действительным.

Вдохновленные тем, что у них есть спасительное постановление, городские чиновники решили «перекинуть» всю ответственность на предпринимателей и отправились замерять расстояние от места падения до ближайших магазинов. Пока результаты замеров неизвестны. 5 судебных заседаний прошли впустую. Видимо, затягивание сроков становится еще одной отличительной чертой подобных «разборок». 

Помимо вышеописанных случаев, за последние два года с жалобами на городские службы обратились еще три человека. Двое из них пострадали от безжалостных зубов бродячих животных, еще одна поскользнулась на не присыпанном льду. Все они преодолели долгие судебные тяжбы, но все-таки победили. Так что улан-удэнцам, также пострадавшим из-за бездействия или халатности властей, можно смело советовать бороться за свои права. Ведь, как выясняется, шансы на восстановление справедливости все-таки есть. 

Елена Калашникова, «Номер один».








^