20.07.2016
Иволгинский район несется без руля и ветрил

Конфликты, группировки, личные счеты, недовольство населения – таковы плоды войны района и поселений.

Гримасы иволгинской политики

«Единая Россия» приостановила членство господина Дымбрылова. Но именно он выиграл праймериз, и партия планировала выдвинуть его на сентябрьских выборах главы района. В теории, теперь поддержку должны перенести на «серебряного призера» Виктора Очирова, главу поселения «Иволгинское».

Ничего особенного, если бы не скандально-смачные детали. Очирова поддерживают также КПРФ и «Справедливая Россия». Исторически, их БРО – жесткие соперники «Единой России». А коммунистический лидер Мархаев и «эсеровский» Матханов имеют натянутые отношения с главой республики.

Как бы там ни было, в адрес Виктора Очирова все чаще звучит ехидное прозвище – «слуга трех господ».

Вокруг «деревенского головы» сгустилась такая аура «политической всеядности», что это выглядит отталкивающе даже для Бурятии с ее не слишком стерильными политическими нравами.  «Всеядность» на грани беспринципности, продажности, неразборчивости и карьеры во власти любой ценой.

«Красный лебедь», «оранжевая щука»

Заявлений Очирова об отказе от поддержки коммунистов и «эсеров» не слыхать... Таким образом, он – чемпион по поддержке. Никто еще не смог собрать три конфликтующих БРО в один «букет». 

В басне лебедь, рак и щука тянули воз в разные стороны. У каждого свой интерес, и в басне не повезло всем. В жизни может быть по-другому. На что надеются три конфликтующих партии? Неужто лелеют мысль, что обманут не ее, а двух других? Вообще, ожидания у них всевозможные.

«Красный лебедь» с Вячеславом Мархаевым рвется повторить успех на выборах главы Тункинского района. Мархаев явно нацелился участвовать в битве за пост главы Бурятии. Дружественные главы районов очень нужны. Иволгинский район (почти 50 тысяч человек) – это круче Тунки.

«Единороссовский» «рак-триколор» хочет, чтобы район всегда возглавлял член «ЕР». Планы по отрешению Дымбрылова от должности – сюрприз. «Рак» в панике шевелит предвыборными мозгами. Мозги натыкаются на «номер два» праймериз – Виктора Очирова. 

«Оранжевая щука» «эсеров» тайком мечтает об иволгинской воде. «Щуке» выбили несколько зубов и нокаутировали, но она жива и плетет свои кружева.

БРО «СР» возглавляет старший брат клана Матхановых – Иринчей. Клан десятилетиями тяготел к Иволгинскому району. В 2013 году одного из Матхановых через суд сняли с выборов (выдвигался в Хурал по этому району). Что за тяга?

В районе есть вода – ее можно разливать и продавать в страны Азии. С советских времен остались более сорока пробуренных тогда скважин с большим дебетом воды. Даже бурить ничего не надо – знай себе качай, разливай и продавай. Два миллиарда людей живут в условиях дефицита пресной воды.

«Групповая миссия» невыполнима

Единство и борьба противоположностей хороши в философских книгах. А как в реальности поддерживать интересы трех конфликтующих сторон одновременно? Примерно как стоять на эскалаторах, идущих в разных направлениях. Миссия невыполнима. Кого-то, наверное, придется «кинуть». Вольно или невольно это произойдет, будет уже не важно.

Если получится так, будет как-то не по-мужски. Ну… про Виктора Очирова давно говорят, что он после знаменитой «махаловки» на предновогоднем вечере повел себя не очень по-мужски. Дело было в далеком 2010 году, когда господин Очиров умудрился подраться с Александром Цыденовым – на тот момент главой Иволгинского района, и его первым замом  Баиром Бимбаевым. 

Виктор Очиров повел себя, как обиженный подросток. Тот бежит к маме, а глава поселения «Иволгинское» пошел в МВД. «Помахали кулаками в ресторане. Бывает... Но чего в полицию то с жалобой?» – морщатся люди.

Дымбрылов, экс-глава Цыденов, Очиров... Есть опасение, что эти люди пойдут на выборы, и потом будет сведение счетов. «ЕР», КПРФ, местные богатеи, полиция, прокуратура, два экс-главы, главы поселений, депутаты из Хурала и прочие, и прочие. Комок обид, преступлений, судов, пропавших денег и ярости обманутых надежд. Хорошо, если никого не изобьют, не покалечат, не сожгут уютный коттедж в ближайшем леске, машину.

Район на краю омута. Иволгинская пучина в сто раз страшнее тункинской. Тут жестче и коварнее. Район рискует никогда не вынырнуть назад.

Петр Санжиев, «Номер один»
^