27.07.2016
Главную северную дорогу Бурятии не могут построить уже больше 40 лет

Северные районы республики мало что связывает с остальной территорией Бурятии. Аэропорты – и те под вопросом. Холодные отношения с севером уже привели к появлению мыслей об отделении северных районов от республики и вхождении их в состав Иркутской области. 

«Отрезанный ломоть» Бурятии 

В этом году Бурятия отмечает 42-ю годовщину начала строительства дороги Тазы – Уоян. Она должна была сыграть ключевую роль в снабжении БАМа, который тогда вступал в фазу активного строительства. Трасса должна быть расположена на севере Байкала, параллельно восточному берегу.

Бамовцам надо было доставлять продовольствие, стройматериалы, предметы первой и второй необходимости. Тазы – Уоян были самым коротким маршрутом.

Сейчас почти все продовольствие и другие товары доставляются из Иркутской области. Ибо везти товар из центральной Бурятии, мягко говоря, проблематично.

– Чтобы проехать, нужны внедорожники или «Уралы», «КаМазы», – рассказали нам в администрации Курумканского района.

Сейчас Тазы – Уоян можно проехать за сутки, а то и больше.

– Хорошо было бы нормальную дорогу открыть. В принципе, от Курумкана до 80–90 километров нормально доедете. Часов за пять. А потом начинаются камни, перевалы, реки. На маленьких ручьях есть водопропускные трубы. А все реки – вброд, – отмечают в Курумкане. 

Кстати, горе-дорога проходит по заповеднику «Джергинский». Как будут вести ее реконструкцию в заповедной зоне, не совсем понятно. Удастся ли получить разрешение? 

К тому же особенно трудна для езды часть дороги, которая приходится на Северо-Байкальский район, где преобладают болота, камни. Без высокопроходимого транспорта – никуда. 

Жертва «Фитиля»

Дорогу начали строить в 1974 году, когда БАМ провозгласили всесоюзной ударной комсомольской стройкой. Но вышло так, что БАМ закончили, а трассу так и не построили.

Разбитую колею, по которой водители проводили машины с грузами, называли «адской дорогой». В 1979 году, когда молва о фантастическом таежном разгильдяйстве перехлестнула границы Бурятской АССР, сюда приехали репортеры сатирического киножурнала «Фитиль». 

Тогда репортер выяснил, что Баргузинский район – основная продовольственная база для БАМа. Отсюда на север республики, на стройку, отправляли мясо, овощи, молоко и даже байкальского омуля. БАМ ждал быстрый и дешевый маршрут. Но не дождался.

БАМ просил грузы, и власти были вынуждены посылать грузовики по разбитой колее. Груженые машины порой застревали там на недели. Простые водители не скрывали досаду. 

«В прошлом году тут три машины погибли. Все лето на отмелях можно было вылавливать рулоны бумаги, линолеума. Вон на той косе, и на острове, и дальше…», – говорил один экспедитор.

«Я четвертый раз хожу по этой проклятой дороге, и больше не пойду. После каждого рейса – на капитальный. Эти двести километров мы тащились шесть дней. За эти шесть дней можно сделать столько километров, столько груза перевезти!» – вторил ему другой. 

Вложив в двести километров Тазы – Уоян одиннадцать миллионов рублей, советское государство бросило все на произвол судьбы. Так сказать, на полдороге. Со всеми мостами и стройматериалами.

В 1979 году начальство поселка Новый Уоян уже било тревогу: «Мосты размывает, дорогу размывает. Эти одиннадцать миллионов пропадут. Пора уже эту дорогу, наконец, достроить. Она нам очень нужна», – говорили местные руководители. 

Однако, как вспоминают ветераны, дорогу на север забросили по одной простой причине. Одновременно государство взялось за строительство дороги из Иркутской области. Ее построили быстрее, и с бурятской решили не возиться.

Три километра в год

В наши дни дорогу Тазы – Уоян провозгласили частью республиканской трассы Улан-Удэ – Турунтаево – Курумкан – Новый Уоян. 

Как легко догадаться, Тазы – Уоян находится на самом последнем участке. Продвигается сия трасса черепашьими темпами. Из 725 километров сегодня построено (точнее, реконструировано) только 218. В планах на текущий год значится завершение реконструкции аж трех километров. Еще не дошли даже до райцентра Баргузин. 

– За счет средств республики разработана проектная документация на реконструкцию еще 81 километра, до 316 километра – село Баргузин, – говорят в министерстве транспорта Бурятии. 

Чтобы сделать нормальное дорожное полотно до баргузинского райцентра, потребуется почти девять миллиардов рублей. Для строительства трассы от села Баргузин по поселка Новый Уоян – это 409 километров – требуются инвестиции в размере 49 миллиардов рублей. 

Трасса от Улан-Удэ до Нового Уояна является не федеральной, а региональной. Строить ее должны за счет республиканского бюджета. Но Россия помогает и, вероятно, будет помогать.

– В связи с незначительным объемом дорожного фонда республики правительством Бурятии проводится работа по включению строительства и реконструкции последующих участков данной автодороги в федеральные целевые программы, с целью выделения средств федерального бюджета на их реализацию, – предупреждают в министерстве транспорта Бурятии. 

Прощай, Бурятия?

Между тем уже начинают звучать мысли об отделении северных районов и присоединении их к Иркутской области. Так, недавно на сайте общественных инициатив начали собрать подписи о выходе города Северобайкальска и Северо-Байкальского района из состава Бурятии. В инициативе говорится о том, что нахождение района в республике «тормозит» развитие Северобайкальска.

«Препятствует их экономическому развитию, создает неудобство для местного населения, приводит к деградации местности и оттоку населения, – перечисляют инициаторы. – Авиасообщение с Улан-Удэ практически прекращено, судоходное сообщение с Улан-Удэ отсутствует, а в Иркутск в летнее время имеется – автомобильным и железнодорожным транспортом. Иркутск ближе, чем Улан-Удэ, на 460 км, жители муниципальных образований в настоящий момент вынуждены добираться до регионального центра Улан-Удэ через город Иркутск».

Впрочем, не все разделяют подобные настроения. В начале мая группа ветеранов-дорожников, встревоженная такими поползновениями, публично выступила с возмущенными словами. 

– Мы, ветераны БАМа, конечно же, против передачи севера Бурятии, исконно нашей территории, Иркутской области, – озвучили они свою позицию.

Думается, что попытки поднять тему отделения севера от Бурятии не исчезнут до тех пор, пока не будет решен транспортный вопрос. А будет это, судя по всему, не скоро.

Петр Санжиев, «Номер один».
^