27.07.2016
Международный фестиваль «Голос кочевников» в этом году прошел в восьмой раз, и многие называют его лучшим за всю историю проекта

И это при том, что бюджет проекта был меньше, чем в прошлые годы, а среди музыкальных коллективов не было таких громких имен, как, например, Борис Гребенщиков.

Творческое «разнотравье»

Во многом такое мнение связано со сменой локации фестиваля. Из стен концертных залов города он переместился в степь. На два дня Ацагатская долина стала домом для тысяч людей, которые приехали на фестиваль. И речь идет не только о жителях Бурятии, но и о  меломанах из других регионов и стран. На «бурятском Вудстоке» или «Коачелле», как уже прозвали «Голос кочевников», можно было видеть гостей из Индии, Германии, Польши и так далее.

Вкусный воздух, который пахнет разнотравьем и дымом от шашлыка, – это первое впечатление от фестиваля. Зеленые холмы, обилие травы и цветов, розовый закат, ветер в волосах и музыка, идеально ложащаяся на эту панораму, – вот что ждало гостей фестиваля. Формат open-air’а дарил ощущение свободы и чего-то настоящего, вечного. 

За этой легкостью и красотой, конечно, скрывается большой труд. Это и работа волонтеров, которые не только курировали музыкантов, прибывших для выступления, но и следили за чистотой в туристическом комплексе, и инфраструктура, и организованные места для курения, парковка, наличие всех служб – полиции, «скорой помощи». 

Кстати, мероприятие прошло без каких-либо происшествий и конфликтов. И, как отметил министр культуры РБ Тимур Цыбиков, покемонов здесь никто не ловил.

Вместе с тем публика собралась совершенно разная – это и продвинутая молодежь с розовыми, голубыми, сиреневыми волосами, и бабушки-дедушки, которые, между прочим, даже танцевали под бурятский рэп. 

Да и программа фестиваля была довольно-таки разнообразной: на одной сцене выступали и фольклорные коллективы, и молодые рокеры из Улан-Удэ, и бурятские рэперы, а под занавес отжигали диджеи из Baikal nomads. 

Но обо всем по порядку.

Современное этно

Главная миссия фестиваля «Голос кочевников» – в этнофутуризме и движении вперед. Это место экспериментов и открытия новых имен в мире музыки. И если вы до сих пор слушаете Верку Сердючку или Натали, то рекомендуем обратить внимание на, например, коллектив с Алтая «Новая Азия».

Музыканты давно знали о «Голосе кочевников» и хотели принять участие, ведь в России музыкальных событий такого формата – единицы. Стиль, в котором играет «Новая Азия», – современное этно. Горловое пение, алтайские народные инструменты икили, топшуур, комус и шоор, с одной стороны, и семплеры, секвенсоры, бас-гитара, барабаны – с другой.

Группа объединяет азиатские и европейские музыкальные традиции, взгляд на музыкальное наследие народов Сибири и Средней Азии, Монголии и Китая через эмоции и ощущения современности.

Однако это не воспроизведение уже существующей старины – музыканты создают новое звучание, вдохновившись фольклором. Руководитель группы и автор текстов Александр Трифонов отмечает: каждая песня – это небольшая история, легенда или миф. И группа стремится к некой кинематографичности своей музыки. Это хорошо чувствуешь, сидя на горе, где тебя обдувает ветром, а перед глазами природные красоты. В такие моменты и вправду возникает ощущение, будто ты часть какого-нибудь фильма.

Высший балл для монголов

Несмотря на то что группа A-sound выступала в Бурятии впервые, на фестивале присутствовало немало их поклонников. Некоторые знали наизусть все звучавшие со сцены песни. Выступление модных монголов стало самой веселой и драйвовой частью фестиваля, когда зрители отплясывали перед сценой не жалея ног.

– Название A-Sound означает best sound, то есть «лучший звук». Ведь даже в школе букву А используют как высший балл. А мы всегда стремимся к совершенству звучания, – рассказывают музыканты.

A-sound появились десять лет назад с первым синглом Forever, который стал настоящим хитом в Монголии. Их дебютный альбом Release девять недель держался на первом месте в монгольском музчарте. Он полностью записан на английском языке и, не зная происхождения группы, трудно понять, что альбом создан в соседней стране. 

Группа покоряет своим стилем, легкостью и, конечно, чистым голосом вокалиста Тэмуулэна, в который невозможно не влюбиться. В настоящее время музыканты работают над третьим альбомом, презентация которого состоится в Улан-Баторе в ноябре.

На «Голосе кочевников» музыканты исполнили наиболее известные композиции, как на английском, так и на монгольском языке.

«Музыка – это язык Бога»

Так говорит член группы Bani (Грузия) Песо Гвициани. Каждый раз, когда в Бурятию приезжают грузинские коллективы, концертные залы набиваются до отказа. Вот и группу Bani ждал успех. Грузины открывали и закрывали фестиваль. Билеты на открытие фестиваля, которое состоялось 21 июля в Бурятской филармонии, раскупили задолго до мероприятия. А в завершающий день – 23 июля – можно было часто слышать вопрос: «Когда же на сцену выйдут грузины?». Вышли они в 10 вечера, к этому моменту количество зрителей увеличилось в разы.

В чем причина такого успеха грузинских коллективов? – «Номер один» спросили у самих Bani. 

– Грузинская музыка, даже если ее исполнять на гитаре, без барабанов, такая, что сразу хочется танцевать и веселиться, – говорит Песо Гвициани. – Это сплошной адреналин! У нас в крови это, мы – народ веселый, это отражается и в музыке.

В Грузии дети начинают танцевать и петь с шести-семи лет. 

– Мы гостеприимный народ, – продолжает Песо Гвициани. – Всегда гости за столом, сидит тамада, который говорит красиво, со стихами. Всегда присутствуют танцы, музыка.

Музыканты, как и все остальные, проделали долгий путь до Улан-Удэ, однако остались в восторге от фестиваля и от того, как их приняли: «Это сплошные эмоции! Для творческого человека самое главное богатство – это аплодисменты. Мы получили здесь это богатство».

Свой первый альбом Bani выпустили год назад, сейчас готовят второй. Над каждой песней они работают по два месяца. И готовы исполнить новые композиции в Бурятии.

Глубокий след в сердце

Необычный коллектив под названием «Лазурно-золотой берег Запредельного» прибыл к нам из Забайкальского края. Как признается руководитель группы Павел Чернизов, традиционная культура бурят очень близка им по духу. Коллектив состоит из этнографов, поэтому музыкантов интересует музыка, в которой чувствуются изначальные корни всех народов.

К слову, коллектив уже выступал в Улан-Удэ с концертом. Это было два года назад в дни празднования Сагаалгана в дацане «Ело Ринпоче», и концерт был посвящением руководителю дацана. 

На «Голосе кочевников» группа исполнила ту же программу, что звучала в дацане, а сами музыканты признаются, что фестиваль оставил у них «глубокий след в сердце».

Эксперименты

Бадма-Ханда Аюшеева выступала на первом «Голосе кочевников», выступила она и сейчас. Однако на этот раз зрителей ждали необычные дуэты и сюрпризы.

Так, совместное выступление певицы с бурятским рэпером Хатхур зу (Сергей Биликтуев), в котором они объединили бурятскую народную песню «Наян Нава» и рэп «Чинии туло», главный создатель фестиваля Наталья Уланова назвала «символом фестиваля».

Удивил и дуэт Бадмы-Ханды с всемирно известным художником Зорикто Доржиевым. Они исполнили песню Стинга Frаgile. 

– Не знаю, как меня сюда занесло, – смеется Зорикто Доржиев. – Все было затеяно с хорошим чувством юмора. Я пошутил, почему бы Бадме-Ханде не сделать интернациональную вещь и не исполнить известную песню на английском языке, необычную для ее репертуара и голоса. Идея показалась интересной, слово за слово, в итоге мне пришлось отвечать за свою шутку.

Кстати, если бы Зорикто Доржиев не стал художником, он наверняка стал бы рок-музыкантом. Художник не раз говорил о своей любви к музыке, и в детстве у него была даже своя рок-группа.

Авторы идеи решили, что песня Стинга идеально подходит для степи.  

– У нас интересный состав получился: помимо того что Бадма Ханда поет на английском языке в первый раз, на бас-гитаре играет Саян Дамбаев, владелец ресторана «Чингисхан», наш большой друг, музыкант, Евгений Селезнев из ансамбля «Байкал» и Мэдэгма Доржиева, она играет на клавишных. Практически все занимаются совсем не своим делом, – рассказал Зорикто Доржиев.

Сам же художник играл на гитаре. А Бадма-Ханда перевела пару куплетов на бурятский язык. Так Fragile Стинга обрела свою жизнь на бурятском языке.

Соня Матвеева, «Номер один».
^