11.08.2016
У зверобоев Бурятии отбирают последнюю возможность прокормить семьи

Охотникам в Бурятии не хватает квот. Мужчины в панике берут закрытые двери Бурприроднадзора штурмом. Руководство ведомства, в свою очередь, разводит руками: такая неразбериха – результат нововведений от федералов.

Штурм у дверей

С начала августа в Бурприроднадзоре творится неразбериха. В этом году специалисты принимают только по 25–30 человек, желающих получить квоту, и то лишь два раза в неделю. Остальные заявки от охотников обрабатывают через МФЦ и сайт госуслуг. Вот только электронная система до сих пор до конца не отлажена. Поэтому с начала августа возле дверей Бурприроднадзора каждый понедельник и среду собирается огромная толпа. Многие, не получив нужных документов, остаются ночевать в своих машинах тут же, возле дверей ведомства.  Другого выхода нет. Ехать в село за сотни километров, а потом возвращаться – дорого и нецелесообразно. 

– Нас пропускают по 25 человек вместо обещанных 50. Люди живут здесь по четыре дня. Мы все из отдаленных районов республики. Почему нельзя прием сделать по районам? Доходит до того, что психологически человек срывается, – возмущаются разгневанные охотники.

По их словам, подобные вылазки в город влетают охотникам в копеечку, а доходы у большинства из них мизерные. И подобная ситуация повторяется уже третий год подряд. Мужчины отмечают, что ни в Забайкальском крае, ни в Иркутской области таких беспорядков нет. Там по каждому району отдельно работают специалисты местного природнадзора и выдают лицензии на местах. 

Начальник отдела учета и воспроизводства объектов животного мира Бурприроднадзора Юлия Андриевская попыталась объяснить схему работы местного ведомства. 

– У нас административный регламент предусматривает 15 минут на работу с каждым человеком. До 11.30 – часы приема заявлений. Потом у нас обед, затем мы готовим разрешения и с двух часов начинаем их выдачу. Мы не можем осуществлять прием круглосуточно, – объяснила Юлия Андриевская. 

Во вторник, четверг и пятницу специалисты Бурприроднадзора, по словам Юлии Андриевской, работают с заявками, которые поступили через МФЦ в районах и единый портал госуслуг. Более того, как объяснил нам руководитель ведомства Сергей Щепин, в дальнейшем практика электронной очереди и обработки документов через Интернет будет набирать обороты.

– Есть поручение президента России, и у нас установлены индикаторы на этот год. Мы обязаны не менее 50% услуг оказать в электронном виде. К этой работе готовились давно. Постарались максимально людям облегчить задачу. И не надо им стоять здесь, – резюмировал Сергей Щепин.

Неразбериха каждый год

По его словам, многие из охотников подают заявки и через портал госуслуг и через МФЦ, а затем дополнительно едут на личный прием в город, чем создают лишнюю неразбериху. 

Однако охотники уверяют, что приезжают на личный прием не из-за того, что не желают пользоваться возможностями информационных технологий и уж, тем более, не из-за жадности. Дело в том, что работа и портала госуслуг, и МФЦ, по их мнению, построена плохо.

– Нам сказали зарегистрироваться на госуслугах. Но вот я уже пять дней не могу нормально зайти и посмотреть, как обстоят дела с моим заявлением. Сервис просто не работает. И никто нас не информирует. Что происходит с нашими заявлениями, не известно. Если подавать через МФЦ, то там зачастую сами работники Центра допускают ошибки и потом нам отказывают в выдаче лицензий. И тоже никто не информирует о том, успели мы получить квоту или нет. Полная неизвестность. Потому нам приходится ехать сюда. А за это время, что мы здесь живем, кто-то разбирает квоты, и многим вообще ничего не достается. Неужели нельзя нормально построить работу ведомства? Они работают на выдаче всего месяц. За год-то можно было сделать так, чтобы потом не было бардака! – возмущаются люди. 

В ответ на все жалобы Сергей Щепин соглашается: действительно, проблемы с нововведениями есть, но поделать с этим ничего нельзя. 

– Это не мы придумали, а государство. И новшества касаются не только наших услуг. Люди приходят в поликлинику по записи через Интернет, но все равно стоят в очереди. Вот как здесь понять? Также я сталкивался с этим в ГАИ. Записался через портал, но тут же очередь живая стоит, – сетует руководитель ведомства. 

Идите лесом

Еще одна проблема, которая вытекает из особенностей российского законодательства, – мизерное количество дешевых квот от государства. Так, в Бурятии 60 процентов всех охотугодий заняты частниками. На оставшиеся 40% земель люди пытаются получить разрешения.

– У нас в этом году 32 тысячи охотников, а дичи у нас может быть в три, а то и в шесть раз меньше. Сначала они идут за квотой к нам. Если не получается, тогда идут в охотхозяйства. У нас они платят за косулю тысячу рублей, а в охотхозяйствах – от трех до пяти тысяч, – объясняет Юлия Андриевская.

По мнению руководителя Бурприроднадзора Сергея Щепина, охотники хотят сэкономить, не переплачивая за частные охотугодья. Хотя, по его мнению, если человек может позволить  себе оружие, то и купить разрешение он тоже мог бы. 

Когда мы озвучили эту версию охотникам, люди просто «взорвались» возмущениями и криками.

– Например, изюбрь стоит 15 тысяч. Частные лицензии на отстрел дичи стоят от 4500 до 15 тысяч, а государственная квота обойдется всего лишь в 1500 рублей. Есть разница? Если бы нам зарплату подняли раза в четыре, мы бы купили и за 15 тысяч разрешения. Но вы посмотрите, здесь все приехали с районов, многие пенсионеры. Они должны по три-четыре пенсии свои отдать на то, чтобы поохотиться у частников? Где пенсионеры эти деньги возьмут? Для нас это никакой не досуг. Та же коза – это прокорм для семьи на всю зиму, – негодуют мужчины в очереди.

Более того, по словам звероловов, частники часто запрещают охотиться на своей территории. 

– Мы порой и рады бы заплатить, но сидит этакий «маленький царек» на земле и не дает никому разрешений. То есть человек и государственную квоту не получает, и частники его не пускают. Получается тупиковая ситуация, – разводят руками мужчины.

По всей видимости, эта проблема может стать еще более серьезной. Ведь, согласно федеральному закону, государство имеет право отдать до 80 процентов охотугодий в частные руки. Каким образом будут выживать те, кто всю жизнь кормил семью добычей из леса, неизвестно. 

Отметим, в Бурятии в очередной раз возникла ситуация, когда реформы Москвы выходят для местного населения боком. Хотя решить вопрос с выдачей лицензий и предусмотреть многие проблемы можно было бы заранее. В результате за недоработки и недодумки властей приходится отвечать простым людям, которые вынуждены неделями жить в собственных машинах ради заветного разрешения. Причем, несмотря на все мытарства, многие из них возвращаются домой с пустыми руками.  

P.S.: Охотники Бурятии просят считать этот материал обращением на имя главы Бурятии и просят Вячеслава Наговицына детально разобраться в сложившейся ситуации. 

Елена Медведева, «Номер один».
^