18.08.2016
Обещанное было столице Бурятии завершение строительства ТЭЦ-2 так и не случится в ближайшие годы

Об этом заявил сам министр энергетики региона. Также он заявил, что дефицит энергии нам не грозит. Хотя его подчиненные долгое время уверяли общественность в обратном.

Резко передумали

Сначала федеральные власти обнадежили Бурятию, дав понять, что в кратчайшие сроки здесь будут, наконец, построены новые ТЭЦ. В обновленной схеме территориального планирования в области энергетики значились сразу два объекта: улан-удэнские ТЭЦ-1 и ТЭЦ-2. Возведение первой взамен старой, согласно документу, должно было произойти до 2018 года, второй – вообще в этом году. 

Конечно, многие засомневались в реалистичности таких планов. Ведь такое масштабное строительство занимает, как правило, не один год. И не зря. Буквально на днях министр энергетики Бурятии Сергей Козлов объявил, что в означенные сроки новые ТЭЦ в Улан-Удэ не появятся.

Оказалось, что существует основной документ, которым руководствуется минэнерго, и называется он «СиПР ЕЭС». В нем прописано, что строительство ТЭЦ-2, которую не могут достроить уже многие годы, в Бурятии не произойдет ни в 2016-м, ни в 2018 году. В планах объект остается, но когда им займутся, неизвестно.

Более того, министр заявил, что такие крупные объекты столице республики и не нужны. Якобы мощностей у нас и так хватает.

– На сегодняшний день есть полное обоснование по тепловой составляющей с учетом развития города и его перспектив развития. В рамках выработки электрической энергии для Республики Бурятии с учетом ввода энергоблока на Гусиноозерской ГРЭС она не является дефицитом. Можем спокойно, и мы это делаем – передаем электроэнергию в Иркутскую область и Забайкальский край, – неожиданно заявил Сергей Козлов.

Кстати, строительство новых объектов будет иметь и негативные последствия: в частности, для населения вырастет тариф на электричество. Ведь, по планам, новая ТЭЦ должна была еще и вырабатывать электричество.

– Здесь четко надо понимать: чтобы объект реализовывался, нужна когенерация – и генерация электроэнергии, и генерация тепла. В этом случае, конечно, будет соответствующий рост тарифов. Так как это затраты на станцию относительно тепла, это повлияет на тарифы. Тариф достаточно серьезный. Здесь обоснование готовится комплексно, и готовится на тепловую составляющую и в части выработки генерации, – уверяет министр. 

Есть ли дефицит?

Однако слова Козлова об отсутствии дефицита энергии несколько противоречат позиции подконтрольного ему же министерства. Так, весной этого года в минэнерго республики нам сообщали следующее:

– В соответствии с прогнозом дефицит тепловой мощности начнется в 2017 году и к 2020 году составит 54,8 Гкал/час, – говорили в министерстве транспорта, энергетики и дорожного хозяйства республики. – Наиболее эффективным, действенным и экономичным мероприятием для покрытия возрастающих тепловых нагрузок и решения экологических проблем города Улан-Удэ является принятие решения об окончании строительства Улан-Удэнской ТЭЦ-2.

Позже, на научно-практической конференции, посвященной энергетике Байкальского региона, с подобным же заявлением выступил заместитель господина Козлова Алексей Назимов.

– В 2017 году Улан-Удэ почувствует первые признаки дефицита тепловых мощностей. ТЭЦ-1, которая питает большую часть столицы Бурятии, не может обеспечить всех потребителей, и уже сейчас энергетики ограничивают новые подключения. Поэтому властям необходимо как можно скорее решить вопрос с запуском ТЭЦ-2, – говорил он.

Таким образом, министр противоречит высказываниям своего же министерства. Ведь уже очевидно, что дефицит тепловой энергии, если еще и не наступил в полной мере, то вот-вот нагрянет.

– У нас нет мощностей, их уже не хватает. Появляется очень много новых домов. Правда, этот процесс затормозился. Поэтому вопрос дефицита мощностей пока стоит не так остро. Но как только ситуация изменится, ТГК-14 захлебнется, – считает депутат горсовета, генеральный директор компании «Энком» Сергей Иванов. – Придется внедрять альтернативные источники энергии. Снижать качество нельзя. Давать сверх того, что они могут, они не смогут. Поэтому будут отказы в технологическом присоединении. Людям придется искать и внедрять индивидуальные котельные. Или переходить на альтернативные источники тепловой энергии.

В любом случае строительство новых ТЭЦ необходимо и городу, и республике. Однако власти от него отказываются. Скорее всего, не по своей воле, ведь федеральный бюджет в последние годы экономит на всем, что попадется под руку.

Между тем большинство котельных, в том числе и ТЭЦ-1, построены в середине XX или даже в XIX веке. В крайне изношенном состоянии находятся и тепловые сети. И если в ближайшее время не предпринять каких-то мер, то уже скоро и горожане, и энергетики столкнутся с серьезными проблемами в части подключения и энергообеспечения.

Владимир Пашинюк, «Номер один». 
^