22.08.2016
Что движет избирателями при выборе «своего» кандидата и почему россияне все чаще делают парадоксальный выбор

Мы часто говорим о том, что в России избиратели действуют парадоксально. Одна часть населения ругает действующую власть, но при этом отказывается идти голосовать за других кандидатов. Другие выбирают кандидата поверхностно: по принципу «просто он мне понравился». 

Психолог Игорь Бадиев объясняет: в нашей стране существует глобальная проблема недоверия к власти, которую формируют как политики, так и сами избиратели.

Дополитические люди

– Игорь Валерьевич, что такое политика с точки зрения психологии? 

– Для того чтобы описать включенность человека в политическую жизнь, нужно понимать, что в политической схеме всегда участвуют человек и власть. Мы все в той или иной степени подчиняемся или властвуем. Участвуя в социальной жизни, мы всегда испытываем на себе влияние власти или сами являемся ее источником. К примеру, это и детско-родительские отношения, в которых либо родители имеют власть над детьми, либо дети над родителями. Или, например, это трудовые отношения, то есть фактически любые социальные отношения связаны с реализацией власти. 

Политика – это те самые нормы, правила, ценности, традиции, моральные принципы, которые реализуются непосредственно во власти. Как не существует власти без политики, так и политики – без власти. Это две стороны одной медали. 

– Мы все голосуем по-разному или вовсе не голосуем. Можно ли «классифицировать» человеческий выбор?

– Можно выделить четыре группы людей, имеющих разное отношение к власти и политике. Первый тип называется «дополитический без власти». Это человек, который не включен в политические отношения и старается их всячески избегать. Он не имеет никаких властных полномочий. То есть поведение такого человека будет политически пассивным. Человек не осознает ценность политической системы. Классический пример такого типа, когда человек говорит: «Зачем мне идти на выборы, от меня ничего не зависит». Осознание важности политического процесса, того, что он является частью большого механизма реализации власти, у него отсутствует. 

Следующий тип – «дополитический с властью». Классическим примером может послужить какой-нибудь криминальный лидер. То есть у него есть власть, он может влиять на других людей. Но он эту власть реализует вне политической системы. То есть устанавливает свои личные законы, правила, создавая асоциальную и антисоциальную структуру. Здесь также нет осознания важности своих действий в отношении общества и политики, но имеются властные полномочия. Например, родитель по отношению к ребенку – это тоже система дополитической власти. То есть родитель не формирует общественно-политическое сознание у ребенка, но властью он, безусловно, обладает и реализует по правилам: «Мое слово – закон, не подчинишься – будешь наказан».

Осознанная необходимость

Третий тип – это «политический без власти». Здесь  есть осознание важности политического процесса, необходимости выборного процесса и участия  в нем. Однако властных полномочий нет. Яркий тому пример – внесистемная оппозиция. У таких людей осознание важности политического процесса есть, и порой они активно в него включены, но каких-либо полномочий в этом плане они не имеют.

Четвертый тип – «политический с властью». Это люди, включенные в политическую систему, осознающие важность процесса и обладающие определенными властными полномочиями. 

Это упрощенная классификация людей по отношению их к власти и политике. То есть если мы возьмем какого-нибудь условного политического деятеля, который находится на высоком посту, то это совсем не означает, что он политический с властью. Он вполне может оказаться дополитическим, в случае если он не осознает и не принимает ценности системы власти. 

– Классификация понятна, но она все же не объясняет, почему человек делает выбор, который порой называют парадоксальным. Либо не делает его вообще.

– Гражданин, воспринимая информацию, постоянно делает выбор в пользу того или иного политического направления. Однако перед выборами начинается сильная агитационная активность различных политических партий, движений и сил. Таким образом формируется то, что политические психологи и политологи называют «информационно-деятельностной средой». Это  очень большой объем информации, которую вываливают на избирателей. И, в зависимости от своего отношения к политике и власти, человек может занимать свою позицию в вопросе участия в выборах. 

Первая позиция получила название эгоцентрической. Здесь человек действует на уровне инстинктов и рефлексов. И, как правило, вся политическая активность этого человека заключается только в том, чтобы противостоять натиску информационной среды. Половина или треть избирателей эгоцентрического уровня просто-напросто «закрываются». То есть переключают каналы, не хотят читать газеты, действуют по принципу: «ничего не вижу – ничего не знаю». Здесь у человека реализуется базовый принцип удовольствия здесь и сейчас. «Я хочу, чтобы именно сейчас и именно здесь мне было хорошо». 

Если человека загрузить информацией про ЖКХ, ОДН, коррупцию и прочее, он воспринимает это как негатив и просто всячески отторгает. У таких людей не сформировано осознание важности процесса. Кстати, после последних выборов политические психологи писали, что более 50% населения России – это те самые избиратели-эгоцентрики, которые в политической активности реализуют принцип удовольствия здесь и сейчас. 

Пассивные эгоцентрики

– Но ведь цифры после выборов показывают, что очень многие выбирают ту систему власти, которая есть сейчас.

– Это вторая часть эгоцентриков, которая реализует тот же самый принцип, составляя электорат партии власти. Они голосуют за то, что есть сейчас. Свои голоса они отдают за доминирующую часть политической силы. При этом со стороны избирателя не происходит глубокой переработки информации. Для них важно, чтобы все оставалось как есть. Социально-экономическое положение таких граждан может быть весьма и весьма разным. С одной стороны, это бедные слои населения. Их выбор заключается в том, что они боятся, что будет еще хуже и чтобы у них не отобрали последнее. Как в известном выражении «белые придут – грабят, красные придут – тоже грабят». Те, кто есть, уже «наворовались», а если будут другие, не известно, чего ждать. И этот страх перемен, страх потерять последнее и становится их политическим мотивом. 

Вообще, мотивацию политического выбора можно разделить на два класса. Первый – достижение успеха, второй – избежание неудачи. По одним из исследований все постсоветское пространство относится к группе стран, где в политическом выборе преобладает мотив избежания неудачи. «Лишь бы не стало хуже». И этот мотив очень силен, он доминирует над остальными. 

Другая часть этой группы избирателей – это люди с высоким достатком, и они тем же самым способом реализуют принцип удовольствия здесь и сейчас – для того чтобы сохранить свое хорошее положение в обществе. Получается, что и самые бедные, и самые богатые голосуют одинаково. Они голосуют, чтобы для них ничего не изменилось. Такие избиратели и составляют электоральную основу партии власти. 

– А кто голосует за ярких лидеров, которых принято называть оппозиционными? За тех, кто любит громкие слова, призывы к справедливости и порой нецензурные выражения. 

– Это второй уровень. Такой электорат можно обозначить как «группоцентрированные избиратели». Ими движет желание защитить интересы своей группы – экономической, социальной, этнической. Их политическая активность при выборе той или иной политической силы связана с нормами и ценностями, которые некий политик или партия декларирует. Однако основа их выбора – это только эмоции, эмоциональная привлекательность лозунгов, которые выдвигает эта партия, без переработки и вникания в содержание программы. Активность этих избирателей напрямую зависит от того, насколько сильный эмоциональный след оставили в нем выступления политического лидера. 

Третий уровень – идейноцентризм. Здесь выбор той или иной политической силы обусловлен соответствием норм и ценностей, который пропагандирует политическая партия. Человек смотрит, насколько они соответствуют его личным представлениям. Справедливо это или не справедливо, соотносится ли программа партии с его видением государства. Это, как правило, электорат зрелого возраста и либеральные граждане. Те люди, которые голосуют за так называемое праволиберальное крыло. Человек делает выбор, не руководствуясь эмоциями. В этом случае избиратель вступает в диалог с властью, он может что-то требовать, у него есть осознание необходимости того, что можно что-то поменять.  

Отдельные политические психологи отмечают еще один тип – духовноцентризм. Но для современных политических российских реалий это просто идеал, который существует только теоретически. Как нет человека, который действовал бы полностью на осознании прав и свобод, был не ограничен какой-либо партией и голосовал бы исходя из представлений духовно-нравственных, нежели политических.

То есть у нас остается три группы избирателей. Первая – 50% – это те, кто всеми способами стараются вообще  избежать участия в выборах, и те, кто является основой партии власти, оставляя у руля тех, кто уже есть. Вторая группа – эмоциональные избиратели и третья – идейные.

Тревожная тенденция

– Получается, большинство граждан, или политически пассивны, или не желают ничего менять…

– Проблема отношения к политике и власти очень тесно соприкасается с проблемой доверия. Действительно, в России все больше и больше становится пассивных избирателей. Такое огромное количество пассивных граждан – тревожный знак.  

– Так почему же возникает такое массовое недоверие? 

– Это проблема устоявшихся норм и правил политической игры и взаимоотношений. Если сравнивать российскую политическую систему с западной, то наша еще слишком молода. У нас практически нет устоявшихся правил политической игры и взаимоотношений власти и человека. Та система, которая есть, функционирует не очень понятно для людей. Например, если мы выбираем депутата горсовета, то люди не понимают, как с ним в дальнейшем взаимодействовать. Может ли он что-то ему предложить или что-то потребовать, и каким образом? 

А когда правила взаимодействия не ясны или часто меняются, тогда начинает пропадать то, что мы называем доверием. И чем чаще правила меняются, тем меньше доверия. Если отсутствует доверие к Системе в целом, то и отношение к выборам будет соответствующее – «за меня уже все решили, и я в этом не участвую». Человек перестает верить, что от него что-то зависит. Хотя на самом деле важен каждый голос.  

Беседовала Елена Медведева.  
Вопросы психологу вы можете задавать по адресу: pismo77@inbox.ru

^