21.09.2016
Сегодня человек, вошедший в историю как первый президент Бурятии, работает ведущим сотрудником БНЦ СО РАН

В свои 80 «с хвостиком» Леонид Потапов по-прежнему трудится, избегает публичности и продолжает оставаться жизнелюбом и оптимистом. 

И, конечно, он по-прежнему верен своему главному принципу – никогда не брать чужого и жить по справедливости.

О «волчьей пади» и отце

Я родился в «волчьей пади». Именно так с эвенкийского языка переводится название моего родного села Уакит в Баунтовском районе.

Одно из ярких воспоминаний детства – история, которая едва не закончилась трагедией. Отец с матерью переходили застывшую реку в зимнюю стужу. Отец нес меня на руках. Тогда мне еще не было года. Мама перейти успела, а отец вместе со мной ушел под лед. Он успел меня «выбросить», я прокатился по льду, словно шайба. Меня тут же схватила мама. К счастью, папу удалось спасти. 

Спустя шесть лет началась война, отец ушел на фронт в ноябре 1941-го. Он воевал и на западе, и на востоке. Матери с тремя детьми – мной и двумя братьями – пришлось переехать в бурятское село Аргада. Потому, кстати, я и знаю бурятский язык: выбежал на улицу, а кругом ребятишки – и все буряты. 

О войне

В военные годы мать не знала, чем нас накормить – на тот момент троих детей. Самому младшему было  меньше года, мне – шесть. Но она была женщиной из крестьянской семьи, которая умела все. У нас появилось несколько коз – она их доила, состригала шерсть. Каких-то коз забивала, кормила нас мясом. Варили и ели даже лебеду. Это были очень сложные годы. Мы выжили чудом. 

Ну и, конечно, нам очень повезло, что мы оказались в Аргаде. Буряты – очень гостеприимны. Люди видели, что мы умираем от голода, – иногда приносили нам мясо, помогали. Словом, спасли нас тогда.

Об образовании

Прошло время, с войны вернулся отец. Он сказал матери: «Нам с тобой, Авдотья, уже ничего не осталось, но ребят я буду учить». Мы переехали в Курумкан, где я закончил остальные пять классов и вышел с полным общим образованием. 

Поступил в Хабаровский институт железнодорожного транспорта. В тот момент в семье было уже шестеро ребятишек. Тогда погиб мой отец. Он занимался охотой и уезжал работать далеко от дома, чтобы привезти больше денег и прокормить семью. В одну из таких вахт отец ловил коня. Вышло так, что конь прыгнул прямо на папу. От удара копытом у него лопнул живот. Прибежавшей на место медсестре отец успел сказать: «Передай Авдотье, пусть все продает и учит Леньку». Так и случилось.  

О самостоятельности

Если не считать военных лет, тяжелое время было у меня, когда я поступил в институт. Отец погиб. Как учиться? После первого курса я поехал к матери, посмотреть, как она. Потом, на втором курсе, я плавал матросом четыре месяца. Заработал денег, купил матросские брюки, рубаху. В таком виде я перешел на третий курс. На каникулах работал на линии электропередач, ребята подсобили. Еще денег заработал, кое-как приоделся. Так и жил. Ведь у матери и без меня были хлопоты с остальными детишками. 

О любви

Когда любовь в моей жизни появилась, она меня даже и не признала. Тогда я заканчивал десятый класс, ходил в «лыжнике» и кирзовых сапогах. Девушка, в которую я влюбился,  не обращала на меня внимания. Одним словом, тогда любви взаимной не случилось. 

Потом, когда я уже оканчивал железнодорожный институт в Хабаровске, случайно встретил свою супругу. Сморю, идет по улице красивая, светленькая девушка. Как познакомиться с такой красавицей, я не знал. Написал ей записку со своим почтовым адресом и сунул в руку. Так три года по почте мы переписывались, находясь при этом в одном городе. Потом я предложил ей выйти за меня замуж. Она согласилась. Сейчас у нас двое детей и двое внуков.

О внуке Ленина

Я работал в Бурятии секретарем Бурятского обкома КПСС, а в восьмидесятых меня направили работать в Туркмению. На посту председателя Марыйского облисполкома областного Совета (Туркменская ССР) я стал сразу вникать в житейские проблемы. Например, мне местный житель жалуется: «У нас нет воды».  Я его тут же сажаю в машину, мы едем к нему домой, смотрим, решаем вопрос. Так никто кроме меня не делал. 

Другая распространенная проблема была – землю людям не давали под строительство. На ней выращивали хлопок и овощи. Я принял постановление: отбираем землю из-под хлопка и овощей и отдаем под жилье. Приехал первый секретарь компартии Туркменистана Ниязов, а у меня целыми улицами уже дома строятся. Он меня спрашивает: «Почему в других областях ничего не строят, а у тебя строят?». Я ответил, что начал давать людям по 6–8 соток. Они сразу, как муравьи, землю разработали. За три года мы построили там 20 тысяч домов. 

Секретарь был очень доволен, что к ним приехал такой русский мужик, который старается для простого туркменского народа. За это они меня тогда прозвали «внуком Ленина» (смеется). 

О Ельцине

Когда я стал президентом Бурятии, с Борисом Ельциным у меня очень сложно складывались отношения. Всех глав регионов президент России вызывал подписывать Конституцию. Однажды он вызвал и меня.

«Борис Николаевич, я не могу подписать такую Конституцию», – отвечаю я.

«Это почему?» – в свойственной ему манере спрашивает Ельцин. Он был жестким человеком.

«Так политический строй меняется. Вместе с ним меняется экономический базис. Все меняется. А вы даже не отметили этого в переходных положениях. Не могу подписать такую Конституцию», – ответил я.

«Ну-у-у, ты придумал. Все затянем», – негодовал Борис Николаевич.

«А так все разрушим», – не унимался я. Он меня вызывал три раза, я ему отказывал. На четвертый раз он вызвал меня по радио, когда я был на совещании в Москве. Он объявил, что Потапов приглашается для подписи. Тогда я развернулся и ушел. И Конституцию так и не подписал.

О секретах молодости

Я – профессор, доктор экономических наук. Моя жизнь – моя работа. Она мне очень помогает держаться на плаву. Я много работаю – у меня есть научные исследования. К примеру, президент России Владимир Путин перед принятием закона о стратегическом планировании прислушался к моему мнению и внес в законопроект мои замечания.

Главное – соблюдать режим дня. Успевать и поработать, и отдохнуть: пришел домой, почитал газету, выпил чай. 

О доме

Родина для меня – все. Мои предки – старообрядцы. Прадед Аввакум, второй прадед – Емельян (Емима), дед по матери – Фадей. Дед по отцу – Лупп.

Когда я работал в Москве, Путин дал мне машину, квартиру, место для отдыха в пансионате, где отдыхал Петр I. Но меня все равно тянуло домой, я не смог жить в Москве. Я попросился и вернулся домой. Обратно, в родные места.

Об отношении к народу

Я в Бурятии мог настроить себе всяких домиков. Я этого не делал. Моя совесть не позволила бы. Ну, как я могу жить лучше, чем мой народ? Жил на даче, мне этого хватало. Я себе никогда ничего не брал.

Отдыхаем на Байкале в Гремячинске, скромно. И то не всегда вырваться удается. 

Когда я уходил (сложил полномочия президента Бурятии. – Прим. ред.), у меня зарплата была около 90 тысяч рублей. По работе мне пришлось уехать в Москву. Когда приехал, увидел, какая надбавка у меня к пенсии – 267 тысяч рублей. Стал разбираться. Оказывается, они (правительство Бурятии и Народный Хурал. – Прим. ред.) себе повысили зарплаты, а это значит, что выросли и надбавки. Но идти в атаку на соратников, с которыми многие годы отработал, не захотел.

Я думаю, если ты хочешь быть уважаемым руководителем, живи и работай для людей. Поэтому я всегда жил скромно. 

Записала Эльвира Долговых, «Номер один». 

Справка:

Леонид Васильевич Потапов родился 4 июля 1935 года в поселке Уакит Баунтовского района Бурятии в семье рабочего. По окончании Хабаровского института инженеров железнодорожного транспорта был направлен по распределению на Улан-Удэнский локомотиво-вагоноремонтный завод. Работал на предприятии мастером, инженером, начальником цеха, главным инженером. 

В 1965 году без отрыва от производства окончил Иркутский институт народного хозяйства.

В 1976–1986 годах Леонид Васильевич работал в Бурятском обкоме КПСС. 

В 1987-м ЦК КПСС направил его в Туркменскую ССР, где он занимал посты председателя Марыйского облисполкома, заместителя Председателя Верховного Совета Туркменской ССР. 

В апреле 1990 года Л.В. Потапова на альтернативной основе избрали первым секретарем Бурятского обкома партии, а в октябре 1991-го – Председателем Верховного Совета Бурятской АССР.

Победив в 1994 году на всенародных выборах, Леонид Васильевич стал первым Президентом – Председателем Правительства Республики Бурятия. 

В 1998-м и 2002 году население региона вновь связало свои чаяния с Л.В. Потаповым, доверив ему руководство субъектом РФ на второй и третий сроки.

Президент Республики Бурятия — заслуженный инженер Бурятской АССР, почетный гражданин города Улан-Удэ, почетный профессор Бурятского государственного университета, Современного гуманитарного университета, Иркутского государственного и Иркутского технического университетов.
^