21.09.2016
В Улан-Удэ рушится памятник истории, купленный китайцем

История вокруг дома верхнеудинского городского головы Титова продолжается. Этот памятник культурного наследия находится в центре Улан-Удэ и рушится на глазах изумленных людей. 

Став китайским, попал в переплет

Дом находится под охраной государства. Собственник несет ответственность за него, но не содержит в приличном состоянии. Государственная «машина» пытается переломить ситуацию.

На каждом объекте-памятнике собственнику (пользователю) вменяют охранные обязательства. Единственные памятники, где нет их, – дом Титова и здание экс-кинотеатра «Заря» в Баргузине. Но последнее недавно поставлено на госохрану, обязательства скоро наложат.

Дом Титова давно под охраной, но приобретен иностранцем. Купил он его у россиян совсем недавно. И однажды часть террасы и кровли обнаружили сломанными. 

«Ситуация не очень хорошая. Сделали запрос в Росреестр, обращались в Федеральную миграционную службу по поводу гражданина Китая. Выяснилось, что в период оформления договора купли-продажи он находился в России, и выехал. В момент нанесения повреждений физически собственника в России не было. Повредил кто-то другой», – говорит Дугарма Цыренова, заместитель председателя комитета госохраны объектов культурного наследия.

По факту повреждения наследия в полицию было подано заявление. В августе возбуждено уголовное дело по ст. 243 УК РФ «Уничтожение или повреждение объектов культурного наследия».

Возможно, вандалов-преступников удастся установить. Будет ли в уголовном деле как-то фигурировать владелец, неясно. Государство вменяет охранные обязательства в одностороннем порядке. Естественно, попытались вменить и чужестранцу… В Улан-Удэ его найти не удалось. Поэтому документ о наложении на него охранных обязательств был выслан гражданину в его родной Китай по почте заказным письмом. На адрес, который был зафиксирован в Росреестре.

«Пока у нас нет данных, вручено ли письмо собственнику», – отмечают в комитете.

«В дополнение к охранным обязательствам мы также направляем собственникам (пользователям) перечень и состав работ, которые необходимо сделать на памятнике. Обговариваем сроки», – разъясняет порядок Дугарма Цыренова.

В Бурятии данный случай первый, когда приходится работать с заграницей. Охранные обязательства, направленные в КНР, написаны на русском языке. Поймет ли владелец, чего от него хотят? А приводить в порядок придется немало. В бывшем доме головы Титова даже пожар был.

Битва с томичами

Но и отношение самих россиян к памятникам тоже вызывает нарекания.

Так, сегодня в Арбитражном суде в городе Томске идет судебный процесс по поводу улан-удэнских Гостиных рядов. Ответчиком выступает зарегистрированное в Томске ФГУП «Кристалл», в оперативном управлении которого находится сей архитектурный объект эпохи зрелого царизма.

Оплошавших собственников (пользователей) преследуют по суду. Сегодня в органах Фемиды рассматриваются пять исковых заявлений на тему необходимости проводить работы по сохранению, ремонту и т.д.

Идут разбирательства насчет улицы Куйбышева, 26 в Улан-Удэ и трем объектам в Кяхте. Заметим, у комитета есть положительная судебная практика.

Некрасивая картина по титовскому дому, Гостиным рядам – это негатив. Но есть и позитив.

Обновились

В этом году с обновлением культурного наследия получилось неплохо. Все видели работы, которые шли до Дня города и продолжаются после.

Так, проводятся работы по улице Ленина, 29  (там, где стоматологическая поликлиника, аптека, напротив Нацбанка) – федеральная собственность, но памятник регионального значения. Здесь отреставрирован фасад, меняется кровля. 

Реставрируется федеральный памятник по улице Куйбышева, где расположен травмпункт, поликлиника. И он в федеральной собственности. Эти объекты получили финансирование в нынешнем году. По многим памятникам производятся научно-изыскательские, проектные работы.

И, наконец, открыт в Улан-Удэ долгожданный  Исторический квартал. Около десятка подновленных домов-памятников «воспрянули духом», что отмечают все.

На территории Бурятии свыше 1500 объектов культурного наследия. Более половины – археологические объекты (Гуннское городище, плиточные могилы и др.).

Состояние памятников оценивают по шкале  «удовлетворительно»/«неудовлетворительно». По графику их мониторят. Например, теперь памятники Исторического квартала по улице Линховоина отвечают оценке «удовлетворительно».

Тянут кота за хвост

Есть объекты федерального значения (поставлены на охрану федеральными актами), есть регионального. Муниципального значения нет ни одного.

«Уровень» памятника и уровень собственника не всегда совпадают. Объект может быть федеральной собственностью, но памятником регионального значения. И наоборот.

Есть даже памятник федерального значения, который передали в региональную собственность. Это здание Музея природы. И оно осталось памятником федерального значения. 

Многочисленная группа памятников регионального значения – обелиски в честь павших в годы революции и в годы войны с нацистской Германией. Республика ведет линию на оформление последних в собственность муниципалитетов (оставив в статусе памятника регионального значения). Муниципалитеты тянут. Ведь потом за обелисками, барельефами придется ухаживать, выделять деньги. А финансам самим можно ставить памятник.

«Органам местного самоуправления надо провести большую работу по оформлению этих памятников воинам-землякам в собственность», – говорит наша собеседница. 

Такую работу стараются выстраивать года три, правда, продвижения нет. Буквально единичные сельские поселения начинают приступать к кадастровым работам, потом надо признать обелиск бесхозным имуществом и оформить в собственность через суд… Сегодня получается, что ряд памятников регионального значения не имеет собственника.

Бурятские «жемчужины» России

«Памятников истории и культуры федерального значения у нас 18 – здания и сооружения. Все археологические памятники – также федерального значения. Хотя раньше памятники археологии тоже были разделены», – говорит Александр Содномов, начальник отдела сохранения объектов культурного наследия комитета госохраны культурного наследия.

Федеральные ценности разбросаны по нескольким районам. Посольский монастырь – в Кабанском районе. В Кяхте – сразу семь объектов, южный город признан историческим поселением федерального значения. Троицко-Селенгинский монастырь в Прибайкалье. В Селенгинском районе два памятника, в том числе дацан. Остальные – в столице РБ.

Отметим, Иволгинский дацан не относится к памятникам федерального значения. Он регионального уровня.

Совершенно недавно под госохрану взято здание по улице Ленина (здание АТС напротив ТЦ «Столичный»). Теперь это региональный памятник. 

Денег не хватает

«Достаточно много памятников – из категории зданий, сооружений, по городу Улан-Удэ и вообще по республике, находятся в неудовлетворительном состоянии», – отмечают в комитете.

В РБ примерно 350 «памятных» зданий, сооружений находятся в неудовлетворительном состоянии. Как показывает дом Титова, некоторые в весьма плачевной кондиции. Хорошо, что таких не более десятка (в массе своей регионального значения).

Хотя есть и федерального. Взять ценный российский памятник – кяхтинский Троицкий собор. Православный форпост на границе с Монголией пребывает в страшном упадке. Он находится в собственности РФ.

«Практически ежегодно подаются заявки в ФЦП «Культура России». Есть разработанная проектная документация, и теперь необходимы деньги на восстановление собора», – отмечает Александр Содномов.

Бурятия пытается воздействовать на собственника, чтобы тот профинансировал приведение наследия предков в порядок. Но на подготовку проекта ремонта РФ средства выделила, а на сам ремонт дать пока не желает. Кяхтинскому храму необходимо усиление фундамента, стен, восстановление перекрытий, устройство кровли и т. д.

Раньше по ФЦП могли выделять деньги на крупные работы, переходящие из года в год (за один год сделать большие работы невозможно), то сейчас по неизвестной причине РФ требует, чтобы работы успевали делать в течение года.

«Мы подаем заявку. Из нее какие-то работы могли бы утвердить, какие-то нет. Но получается, что заявку не утверждают даже частично», – говорит Александр Содномов.

Парадокс, что на ремонт других исторических объектов федеральной собственности средства то и дело приходят. Если РФ будет упорствовать, то в запасе всегда есть вариант – попытаться обязать выделить средства через суд. Правда, будет скандал.

Билет в одну сторону

Можно ли в РБ сократить список региональных памятников? Особенно относящихся к временам большевиков. Есть мнение, что они быстро утрачивают историческую ценность. Но сие практически невозможно. Даже если они находятся в региональной собственности.

Оснований для вывода два: физическая утрата или утрата историко-культурного значения. Но РБ не имеет права сделать это. Решение принимается правительством России. По всем памятникам, хоть федерального, хоть какого значения.

Регион может провозгласить объект памятником, допустим, регионального значения, поставить на охрану, но правами вывести из списка, как ни парадоксально, уже не обладает. Перемещение тоже проводится на основании решения Минкультуры России. 

Прецедентов вывода памятников в Бурятии археологии также не было. 

Петр Санжиев, «Номер один».
^