29.09.2016
Выборы прошли, осадочек остался

Михаил Слипенчук не рассчитался до конца с участниками своей предвыборной кампании. По словам последних, без ожидаемого вознаграждения остались агитаторы в целом ряде районов Бурятии и республиканский штаб. Однако осады Бурятского делового центра, как это было в 2013 году с гостиницей «Бурятия», где располагается офис «справороссов»,  пока не наблюдается. Михаил Слипенчук клятвенно заверил своих сторонников, что выплаты в полном объеме будут произведены до Нового года. Возможно, он решил взять паузу до того момента, когда окончательно определится: идти на выборы главы Бурятии в следующем году или нет.
 
Не все решают деньги

Между тем на предвыборную кампанию кандидата Михаила Слипенчука были потрачены огромные средства. Но их КПД оказался крайне низок. Это видно не только по результату самого  Слипенчука (второе место и 23,83%), но и по низкой активности избирателей – в выборах приняло участие менее 40% от их общего числа. Даже когда выборы проводились только по партийным спискам, явка в Бурятии достигала 56,7% в 2011 году и 52,92% в 2007 году. 

Высокая явка была нужна именно Михаилу Слипенчуку. Разница в 16% между активностью избирателей в 2016-м и 2011 году – это как раз те голоса, которых ему не хватило для победы. Избирателей нужно было привести на участки для голосования или как следует «завести», чтобы они пришли сами. Но ни того ни другого сделано не было. Что, в свою очередь, говорит о бездействии, а скорее о полном отсутствии работоспособных и мотивированных на достижение результата полевых структур. 

С точки зрения технологий предвыборная кампания Михаила Слипенчука вообще была никакой. Она началась поздно, да и серьезных политтехнологов у ее руля не наблюдалось. Появилась, но еще в августе вышла или была выведена из игры опытнейший политтехнолог-полевик Инна Савченкова. За пару недель до выборов покинул штаб маститый  Сергей Березин, который, впрочем, эту кампанию не вел, а был приглашен в качестве рядового райтера. 

Приехавший из Москвы политтехнолог Валерий Садыков оставался почти до конца, но так и не смог преодолеть «штампы сознания» ближайшего окружения кандидата и выстроить эффективную штабную вертикаль. 

Сам Михаил Слипенчук ранее не имел опыта прямых выборов и, видимо, полагался на близких ему людей. А они пытались вести избирательную кампанию республиканского уровня методами, которые применимы лишь в масштабах небольшого «хуральского» округа, максимум района. Зато эти подходы знакомы и понятны ближайшему окружению Михаила Слипенчука, прежде всего братьям Баиру и Батору Цыреновым. Ставка делалась на VIP-пенсионеров и различных доброжелателей, обещавших некоторое количество голосов из сфер своего влияния за солидную плату. Время и деньги тратились на бесконечные переговоры, бесполезных союзников и бессмысленные обсуждения того, что для профессионалов является аксиомой. Когда московский политтехнолог пытался возражать, ему указывали на некий «особый менталитет» жителей Бурятии, рассказывает источник, работавший в штабе Михаила Слипенчука.

По оценкам экспертов, кандидат потратил в несколько раз больше того, что реально требовалось для победы на выборах. Даже супротив административного ресурса. При эффективном ведении кампании, разумеется. Но Михаил Слипенчук оказался заложником своего ближайшего окружения, не имевшего ясного представления о больших выборах, и при всех непомерных тратах остался без думского мандата. 
 
Проиграть, чтобы остаться

Впрочем, есть версия, что это самое окружение вполне осознанно саботировало предвыборную кампанию своего босса, возмечтав о получении министерских портфелей в сентябре 2017 года. 

Проиграв выборы в Госдуму, Михаил Слипенчук автоматически попал в число вероятных претендентов на пост главы Бурятии. Причем с достаточными для финансирования новой предвыборной кампании ресурсами и уже подтвержденным и весьма высоким рейтингом. Говорят, он еще летом где-то обмолвился, что в случае проигрыша на думских выборах будет баллотироваться на главу. А фраза «остаюсь с республикой» из его обращения к избирателям после 18 сентября уже получила однозначное толкование в СМИ.  

Всего этого не было бы, если бы Михаил Слипенчук выиграл выборы в Госдуму. Никто не стал бы рассматривать его в качестве кандидата на пост главы Бурятии. Ни в республике, ни тем паче в Кремле. Дополнительные выборы по округу в Госдуму – слишком дорогое удовольствие. А главное, неуместное в сегодняшних политических и социально-экономических условиях. 

Не исключено, что предвыборную кампанию Михаила Слипенчука его подчиненные   «слили» преднамеренно ради его участия в грядущих выборах главы и собственных карьерных перспектив. Если так, то они оказались прозорливее администрации Вячеслава Наговицына, которая собственными руками сотворила ему потенциального соперника на выборах 2017 года. 
 
Нервишки подводят

Даже дезорганизованная предвыборная кампания Михаила Слипенчука показала, что позиции действующего главы Бурятии далеко не незыблемы. Нервозность в зданиях на площади Советов проявилась в нескольких официальных заявлениях. 

Во-первых, о якобы готовящемся информационном «вбросе» против Вячеслава Наговицына. «Надеемся, что СМИ, готовящие агитацию и распространяющие чужие агитационные материалы, стремятся к высоким профессиональным стандартам, и не станут искажать достижения региона, лично главы и тиражировать беспочвенные обвинения», – заявил пресс-секретарь Александр Мальцев. Подобная тональность явно не соответствует уровню. Не говоря уж о том, что сильного главу региона априори не должно волновать содержание агитационных материалов кандидатов на думских выборах.

Во-вторых, сообщение о готовящемся телефонном обзвоне избирателей в ночное время: «По имеющейся информации, ночью в субботу жителям республики будут поступать звонки с просьбой голосовать за определенного кандидата… Глава Бурятии выразил возмущение такими действиями». Подобные опасения уместно тиражировать штабам кандидатов, но никак не пресс-секретарю главы республики. Да и как можно выражать возмущение действиями, которые еще не совершились?

В-третьих, обращение самого Вячеслава Наговицына, призвавшего жителей Бурятии принять участие в голосовании. Но большинство этому призыву, как теперь уже очевидно, не вняло. 

Если структуры администрации главы Бурятии, ответственные за пропаганду и работу со СМИ, так нервно и невпопад реагировали на довольно скучную думскую кампанию, то что будет на следующий год? Привычно уповать на пресловутый административный ресурс, который сбоил, но все-таки еще работал на прошедших выборах, не придется. Ведь речь пойдет о смене или сохранении самой республиканской власти. 

Артем Самсонов, «Номер один».
^