30.09.2016
В Улан-Удэ ночные клубы живут по своим правилам

Одни твердят, что клубная культура в столице Бурятии есть, другие только смеются в ответ. Все улан-удэснкие ночные клубы завлекают незабываемой атмосферой веселья и отрыва, новейшей музыкой и лучшим обслуживанием. Однако по признанию самих клабберов, в Бурятии  уже догорают остатки гламура, на смену которому пришел обычный бюджетный алкоугар.  

Звезда в шоке

Если театр начинается с вешалки, то любой ночной клуб – с фейс-контроля. Дресс-код в большинстве городских заведений примерно один и тот же – никаких спортивных костюмов, грязной одежды и синяков на лице. Выбрав классический прикид клаббера (джинсы, туфли и пиджак), я отправляюсь в одно из популярных мест города.   Начало первого ночи. На входе в клуб фейс-контроль проводит добродушный на вид мужчина.

«Сколько Вам лет?» – спрашивает он невысокую блондинку, на вид студентку старших курсов. «Двадцать один», – раздраженно отвечает та. Охранник сомневается, но все же уступает ей дорогу. А вот следующие гости – двое парней – фейс-контроль не проходят. «Один точно нетрезвый, а второй неопрятно одет», – пояснил мне «фейсконтрольщик» по имени Виктор.

– В день я не пропускаю порядка двадцати человек. Как выбираю? В первую очередь смотрю на возраст человека. 

По словам Виктора, в клубе отсеивают молодежь младше 20. 

– У нас в целом приветствуются люди старше 22 лет, как правило, они более обеспеченные, чем студенты. Есть те, которые идут к нам после работы с вытянутыми коленками на джинсах и растянутым свитером. Это неправильно. В клуб нужно одеваться не буднично, а нарядно. Посетителям я стараюсь не объяснять, почему он не прошел фейс-контроль. Это нетактично. Ведь я не могу сказать парню: «Старина, эти туфли я носил лет семь назад», или девушке: «Эта юбка – времен твоей бабушки». 

Кстати, именно в этом клубе нынешним летом случился эпический скандал с фейс-контролем. В молодой и статной девушке в темных очках, джинсах и кроссовках местные охранники не узнали известную певицу Славу. После концерта на площади Советов заезжая певица решила оценить уровень клубной жизни в глубинке, однако ее приключения закончились еще на входе в клуб. Причина банальна – на ней была спортивная обувь.  По словам очевидцев, московская гостья была очень обескуражена и удивлена. Однако закрытые перед носом знаменитости двери в ночной клуб ее рассмешили. Как известно, в крупнейших клубах России VIP-персон встречают с распростертыми объятиями, закрыв глаза на внешний вид.

Пока в Москве мечтают о том, чтобы к ним на огонек почаще заглядывали звезды шоу-бизнеса, тем самым повышая рейтинг и посещаемость заведения, в Улан-Удэ, похоже, соблюдают местечковые, весьма странные порядки. 

Дамы платят

Внутри клуба мало что говорит об экономическом кризисе, о котором мы слышим повсюду. Вечера пятницы и субботы – самые важные дни для любого ночного заведения города. Однако главное отличие клубов от тех же ресторанов – это то, что работают клубы  лишь три дня в неделю, отсюда и большие накрутки на цены в меню. Средний чек на одного человека обходится в районе одной-двух тысяч рублей, из них только триста уйдет на входной билет. 

Основной контингент внутри клуба – девушки. Видно, что многие пришли сразу с работы, бросается в глаза офисный стиль одежды. На танцпол преимущественно выходит также только слабый пол. Мужчины в это время сидят за барной стойкой, знакомятся с дамами либо общаются друг с другом своей отдельной компанией. 

Отметим, для девушек вход платный почти везде. В некоторых случаях для прекрасной половины человечества устраивают временной свободный коридор – как правило, с 10 до 12 часов ночи. Как бы то ни было, недостатка в посетителях не наблюдается. 

–  Мы проходили уже один кризис, и тогда, даже в самый разгар кризиса, люди неплохо жили. Люди продолжают ходить в клубы, чтобы отвлекаться от повседневных забот. Может быть, посетители будут заказывать напитки подешевле, но все равно народ будет гулять. Наш человек любит побалагурить, выпить, закусить. Плюс, конечно, с таким курсом рубля у нас стало больше иностранцев, – делится состоянием клубной экономики один из владельцев заведения. 

Выпить на халяву

В ночном клубе, где мы побывали, конкурсов было на удивление мало. Одно из соревнований заключается в том, что двоим вызвавшимся храбрецам нужно на скорость  опустошить как можно больше рюмок и бокалов, выставленных перед ними. В одних – алкогольные напитки, в других нет. 

В целом ночные клубы Улан-Удэ «разобрали» посетителей по возрастам и предпочтениям. Так, в одном заведении установили возрастной порог «25+», в другом играет музыка только определенного направления, а кто-то завлекает тусовщиков большим танцполом. 

Интересно, что цикл жизни любого улан-удэнского ночного клуба – 5–7 лет, затем его ждет ребрендинг или полная смена внутреннего дизайна. Таким путем пошли в одном из популярных заведений с приставкой «рестоклаб». Для того чтобы увеличить доход, здесь появилось больше столиков, а танцевальную зону уменьшили. 

– Есть такое дело, что клубов, по сути дела, раз-два, и обчелся, разовые ивенты происходят, работают, прыгают с площадки на площадку и выстреливают раз в месяц. Быть клубом, у которого каждую пятницу и субботу вечеринки, непросто. Потому что людей, которые интересуются такой андеграундной музыкой, не много. И им нравится ходить на какие-то специальные ивенты, где все готовится заранее, а сюрпризы только положительные, – говорит менеджер клуба Евгений Марков. 

Зелье и стриптиз

По меткому выражению одного из известных клабберов Дмитрия Прудникова, любой ночной клуб в городе – это прямой портал из Улан-Удэ в алкогольно-инфернальный рай, где стираются рамки приличий. Этой весной особо прославился «Гламурный партизан», где конкурсы на раздевание закончились чуть ли не любительской порнографией. 

– С точки зрения закона все, что происходит там, укладывается в рамки правового поля. Что же касается морали, для большинства людей все это за гранью, но как раз на это и делает ставку руководство бара. Ведь все, что запрещено, вызывает у человека неподдельный интерес, – говорит известный в городе арт-директор Сергей Дубровин. 

Арт-директор другого популярного клуба отметил, что пошлые конкурсы с раздеванием и интимными сценами, к сожалению, нередко организуют в ночных клубах Улан-Удэ. 

Но если добровольный стриптиз и алкогольные конкурсы не привлекают внимания органов правопорядка, то темная сторона жизни любого ночного клуба является постоянной головной болью для сотрудников наркоконтроля. По признанию бывшего наркополицейского Андрея, некоторые из ночных клубов Улан-Удэ превратились в своеобразные черные рынки по сбыту зелья. 

– В клубе можно купить почти все, вплоть до героина. Но в основном продают «дурь», она хорошо продается и срок за нее гораздо меньше. Причем ее курят и сами диджеи. Мы арт-директора «Гламурного партизана» задержали прямо на крыльце клуба с коноплей, – рассказывает наркополицейский.   

По его словам, сказать, что в ночных заведениях свободно продаются психотропные вещества, нельзя, однако в последние годы синтетические наркотики постепенно проникают и в Улан-Удэ. 

– «Скорость» и «соль» продают в основном через Интернет, но в последнее время в клубах стали находить и героинщиков. Пока они редкость, но соседство с Иркутском так просто не проходит. В этом месяце задержаны дилеры с тремя килограммами синтетики, которую они везли в Бурятию, – говорит бывший сотрудник ФСКН. 

Словом, в ночных клубах Улан-Удэ царит такое же веселье, как и в любых других развлекательных заведениях страны. Вот только менталитет у нас особый: мы не гнушаемся халявной выпивкой и конкурсами на раздевание, но соблюдаем сверхстрогие правила фейс-контроля. Только в наших клубах работают настолько суровые охранники, что не пропускают даже самых известных звезд шоу-бизнеса.  К слову, в ближайшее время в Улан-Удэ откроется еще один ночной клуб, за которым стоят москвичи. В столице выживают лишь концептуальные заведения, но и они не застрахованы от стриптиза и подпольных наркотиков. Сами тусовщики надеются, что новый игрок поднимет уровень клубной культуры, и отдыхать в Улан-Удэ станет еще интереснее и безопасней.

Леонид Григорьев, «Номер один». 
^