05.10.2016
Пока Михаил Слипенчук осваивает Арктику, охранники его «Озерного ГОКа» собирают последние деньги на лечение

Ситуация на «Озерном ГОКе», подконтрольном Михаилу Слипенчуку, сегодня удручающая. На комбинате, помимо охраны, работает меньше десятка человек. А охранное предприятие не может взыскать оплату своих услуг. На сегодня Слипенчук задолжал им около миллиона рублей. Так что работники предвыборного штаба – не единственные, кто пострадал от чрезмерной экономии «олигарха».

И снова обещания

Репутация Михаила Слипенчука как добропорядочного инвестора и честного бизнесмена переживает удар за ударом. Из недавнего – «Номер один» уже писал о том, что участникам предвыборной кампании из его штаба так и не заплатили обещанное. Без ожидаемого вознаграждения остались агитаторы в целом ряде районов Бурятии и республиканский штаб. Им пообещали вернуть заработанное до Нового года.

Теперь же выясняется, что господин Слипенчук экономит не только на выборах. «Озерный ГОК», который считался весьма масштабным проектом, судя по всему, оказался заброшен. Охранная компания вынуждена обращаться в суд, чтобы взыскать оплату своих услуг за несколько месяцев.

Подтверждение тому – иск в бурятский арбитраж, который приняли 3 октября. Истец – ООО «Частная охранная организация «Байкалщит». Ответчик – подконтрольный Слипенчуку ООО «Озерный горно-обогатительный комбинат». Сумма требований – 905 тысяч рублей.

 «Байкалщит» охраняет «Озерный ГОК» на протяжении почти десяти лет. Он был основным клиентом охранного предприятия наряду с почившим БайкалБанком. И сегодня, по понятным причинам, ЧОП испытывает серьезные финансовые трудности.

Компания не может выплатить зарплату работникам, накопились долги в Пенсионный фонд и налоговую. А недавно руководство охранного предприятия по крупицам собирало деньги в счет призрачной зарплаты, чтобы помочь семье своего сотрудника, у которого в реанимации оказалась жена. 

Задержки оплаты от «Озерного ГОКа» начались еще в прошлом году. Тянулись они иногда по полгода. Недавно терпение руководства «Байкалщита» кончилось, и они направили своим клиентам письмо: если долги не будут погашены в ближайшее время,  охрана покинет территорию.

Руководство ГОКа отреагировало предложением разорвать договор. Что и было сделано. С 1 сентября комбинат уже не пользуется услугами ЧОПа. Теперь ГОК сторожат местные.

Но даже после разрыва договора денег охранное предприятие так и не увидело. Звучали обещания заплатить до 20 сентября, то есть после выборов. Но выполнять их, видимо, никто не собирался.

По уши в офшорах

Почему же крупные компании, подконтрольные не бедному бизнесмену Михаилу Слипенчуку, не могут выполнить своих обязательств? Тем более когда речь идет о таких небольших для финансовой империи экс-депутата суммах.

Есть информация о том, что Слипенчук вложил большую часть своих денег в строительство военных объектов в Арктике. Таким образом, остальные проекты оказались на финансовой обочине. В том числе и «Озерный ГОК».

Хотя комбинат и до того не отличался особыми темпами развития. Несколько лет назад состоялась помпезная презентация для СМИ и общественности, с оборудованием смотровых площадок, выдачей курток с фирменными надписями и зрелищными взрывами породы. С тех пор, по словам очевидцев, комбинат находится в «спячке».

В последнее время там, помимо охранников, работало не более 10 человек. Хотя благоустроенные общежития, столовые, современные спортзалы рассчитаны на сотни людей. А чистый убыток предприятия по итогам прошлого года составил 64 миллиона рублей. Это красноречиво говорит о том, что проект попросту заглох. И какова его дальнейшая судьба, можно только догадываться.

Но и это еще не все сюрпризы. Выяснилось, что формально Михаил Слипенчук владеет лишь пятью процентами «Озерного ГОКа». Они равномерно распределены между ООО «Инвестиционная Финансовая Компания «Метрополь» и ООО «Корпорация «Металлы Восточной Сибири».

Остальные 95 процентов комбината принадлежат компании «Моралес Лимитед», зарегистрированной на Кипре. В России слова «Кипр» и «офшор» давно уже стали синонимами. Большинство россиян свое представление о Кипре выражают одинаково: «говорим Кипр, думаем офшор» и «говоря офшор, подразумеваем Кипр».

Регистрация там любого предприятия дает его владельцу право не указывать свое имя в реестре акционеров и назначить доверенное лицо, которое имеет право голоса на собрании акционеров компании.

К тому же прибыль, которую получают от продажи акций, а также дивиденды перечисляются на Кипр, где они не подлежат налогообложению. Так что мы можем только предполагать, что конечным бенефициаром все же является Михаил Слипенчук, таким образом минимизирующий свои налоги.

В общем, еще один проект «олигарха» в Бурятии по факту оказался пустышкой. Даже если бы он заработал, налоги с него Бурятия не получила бы. Хотя о каких платежах можно говорить, если Слипенчук не может даже рассчитаться с охранниками «Озерного ГОКа».

Владимир Пашинюк, «Номер один».
^