12.10.2016
Почему за незаконные решения чиновников платят жители Бурятии

Комитет по управлению имуществом Улан-Удэ погряз в судах. Причина – отказы в предоставлении земельных участков предпринимателям. Как выясняется, в большинстве случаев эти отказы признаются незаконными. Решения отменяются, а судебные издержки  предпринимателей ложатся на дефицитный городской бюджет. Получается странная ситуация: КУИ отказывает в земле, а расплачиваются за это жители, исправно платящие налоги.

Хочу – даю, хочу – нет

Комитет по управлению имуществом можно причислить к одному из самых частых гостей Арбитражного суда Бурятии. Причем как в качестве истца, так и в качестве ответчика. К комитету традиционно возникает множество претензий со стороны недовольных жителей, предпринимателей, организаций и учреждений. Впрочем, КУИ не отстает, забрасывая исками всех, по каким-то причинам неугодных.

Судя по решениям судов, огромное количество споров связано с землей. Видимо, это главное богатство комитета, которым КУИ распоряжается как может или – как захочется. 

Например, по закону, если бизнесмен обращается в местные органы власти с просьбой выделить ему землю, ее обязаны выделить. Если, конечно, нет никаких существенных ограничений. Но, как оказалось, не в Улан-Удэ. Здесь существует другая система, которую знают лишь представители комитета по управлению имуществом. И объяснить причины отказов порой бывает трудно.

Примером тому может послужить множество судебных разбирательств, итогом которых становится понуждение КУИ все же выделить землю.

– Земельный кодекс говорит, что если человек обратился с заявлением, и если нет никаких ограничений, то эта земля должна быть предоставлена. А здесь, у меня такое чувство, «хочу – дам, хочу – не дам». Человек обращается, ему выносится незаконный отказ. В дальнейшем лицо или организация обращается в суды за защитой своих прав, и суды признают эти отказы незаконными. Впоследствии КУИ по суду все же обязан предоставить этот участок, – рассказал нам один из предпринимателей, выигравший подобный суд.

Иски имеют примерно одинаковую формулировку –  «о признании недействительным решения «Об отказе в предоставлении в аренду земельного участка», возложении обязанности устранить допущенные нарушения в соответствии с действующим законодательством».

Годы разборок

Возьмем в пример одно из недавних дел, которое завершилось в пользу истца. Некий предприниматель обратился в КУИ еще в 2008 году с заявлением о выборе земельного участка для строительства здания. Спустя пару лет была утверждена схема расположения этого участка. Но в 2014-м комитет по архитектуре и градостроительству почему-то предпринимателю отказал.

Суд признал этот отказ незаконным. Предприниматель подготовил новые документы и пошел уже в КУИ. Но снова нарвался на отказ.

Снова суд. И опять же предприниматель доказывает, что он прав. Решение вынесено не в пользу администрации города. Спрашивается, зачем было изводить бизнесмена, заставляя его годами бороться за кусок земли, который ему полагается по закону?

И таких дел множество. Кто-то идет до конца, кто-то сдается на половине пути. А кто-то, вероятно, вообще отказывается от судебных тяжб еще до их начала. Большинство подобных исков – выигрышные. Но есть и такие, кому удается договориться.

Например, показательна история Сергея Бужинаева, депутата Хурала, бывшего депутата горсовета, бизнесмена. Ему КУИ умудрился отказать в предоставлении участка взамен другого, занятого дорожным полотном.

Вероятно, бывший депутат городского парламента еще не растерял своего опыта работы, и в судах ему удалось заключить мировое соглашение с КУИ. Кроме него, есть еще несколько человек, которым посчастливилось «помириться». Но остальным приходится воевать до победного конца.

Крайний – бюджет

Часто подобные дела не оканчиваются первыми инстанциями. Не согласные с решением суда стороны подают апелляцию, а иногда и кассацию. Это, как правило, долгие, трудные и дорогостоящие тяжбы.

В итоге по проигранным делам КУИ приходится возмещать все судебные расходы предпринимателей. А суммы получаются немаленькие. Ведь сюда включаются услуги юристов, а порой и не самый дешевый проезд до места судебного заседания (если речь идет, например, о Четвертом апелляционном арбитражном суде, который находится в Чите).

Возмещение это ложится бременем не на чиновника, который раз за разом совершает одну и ту же ошибку, а на дефицитную городскую казну. В бюджете на 2016 год есть такой пункт расходов, как исполнение судебных решений, на которые заложено более полумиллиона рублей. Судя по всему, именно эти деньги и уходят на оплату возмещений.

– В бюджете города действительно заложена такая статья, как оплата судебных расходов. Я задаюсь вопросом: что за беспредел такой? У нас захотели – отказали, захотели – не отказали. Людей отбрасывают на годы. У бизнеса каждый день на счету, а здесь демонстрируется заведомо проигрышный способ вставить палки в колеса, – говорит предприниматель.

Отвечать из кармана 

Встает вопрос о персональной ответственности чиновников, подписывающих незаконные решения. Почему за них должны расплачиваться жители? Ведь деньги, которые лежат в бюджете, – это налоги, собранные с горожан. 

– Я считаю, тот, кто вынес отказ, тот и причинил ущерб. Если человек подписывает незаконное решение, он и должен возмещать. Ведь именно его неправомерными действиями было вынесено незаконное решение и затем были взысканы расходы, – считает предприниматель. – У нас, я так понимаю, председатели комитетов не несут персональной ответственности. Поэтому в городе и складывается такая ситуация: захотел – отказал: город рассчитается.

Действительно, если бы чиновники лично из своего кармана отвечали за незаконные решения, где стоит их подпись, количество последних сильно бы сократилось. Ведь, прежде чем вынести какое-то незаконное решение по надуманным причинам, чиновник бы задумался над последствиями.

Пока же действующая система никак не ограничивает председателей комитетов и прочих сотрудников того же КУИ. Отказать на всякий случай или потому что не понравилось лицо – и пусть разбирается в судах. А расходы, которые понесет бюджет, – не его проблема.

Владимир Пашинюк, «Номер один»

^