29.10.2016
Власти Бурятии невзлюбили импортные товары

Правительство республики объявило им войну. На войне как на войне – утвержден план ведения наступательных действий. Чиновники делают вид, что изо всех сил пытаются выбить импорт с занимаемых позиций. 

Вот только борьба с иркутским гипсокартоном, китайским профлистом и иностранным цементом по факту происходит только на бумаге.

Чем туманнее, тем лучше

Уже утвержден «План по импортозамещению в Республике Бурятия на 2016–2020 годы». От документа с таким громким названием можно было ожидать чего-то прорывного. Но ничего выдающегося в нем, к сожалению, не предусматривается. 

Тем не менее учреждениям и ведомствам грозно указано до 25 ноября текущего года уже дать информацию, что сделано в 2016 году по Плану. А к 15 декабря сведения должны быть отосланы уже в Минэкономики России. 

В бурятском Плане все свалено в одну кучу. Обычное наращивание объемов производства разных видов продукции пытаются выдать за наращивание с целью импортозамещения. А утвержденные чиновниками показатели вряд ли смогут показать реальную картину борьбы с импортом.

Как пример – контрольный показатель «скот и птица на убой в живом весе». План на 2016 год – более 28 тысяч тонн. А в 2020 году должно быть произведено уже 29 тысяч. 

Можно ли понять из этих цифр, на сколько тонн упадет продажа в Бурятии импортного мяса? Причем речь идет и о розничной продаже, и о поставках мясопереработчикам, которые используют его как сырье. Другой вопрос: сколько тонн импортного мяса будет заменено на отечественное? На сколько меньше будем использовать латиноамериканского, монгольского или белорусского мясного сырья? Неизвестно.

Как можно оценить успех или провал республики в мясном импортозамещении? Очень просто. Например, можно ввести контрольный показатель «доля импортного мяса в сырье мясоперерабатывающих предприятий Бурятии». И если все пойдет успешно, то сей показатель будет падать (и в процентах, и в тоннах). Но такую контрольную цифру бурятские чиновники решили не вводить.

Так же как «долю импортных овощей в розничной торговле» республики» и другие конкретные показатели замещения импорта. Когда же власти будут отчитываться о выполнении программы? Ведь народ ни в 2016-м, ни в 2020 году не поймет, какова в Бурятии доля импортной китайской картошки и моркови. Потому что нет такого контрольного индикатора. 

В Плане все же есть какие-то контрольные показатели. Однако из 15 пунктов единственный, который можно хоть как-то назвать внятным, – это «доля ввоза цемента на территорию Республики Бурятия в общем объеме собственного производства». Импортный цемент хотят потеснить на два процента к 2020 году.

Профлисту КНР не место в Бурятии

Также властями Бурятии в борьбе с продукцией из иностранных государств утвержден перечень организационных мер, направленных на «войну» с чужестранщиной. Есть сомнительные и среди них.

Допустим, есть мера – проработка с торговыми компаниями Бурятии вопросов сбыта продукции местных сельхозтоваропроизводителей в приоритетном порядке. Приведем пример. Допустим, торговая сеть покупает партии моркови в вечнозеленом Китае, потому что там дешевле (даже с доставкой). Как заставить руководителей торговой сети продавцов купить партию моркови у бурятских производителей, если у них стоит дороже?

Несколько более выполнимыми смотрятся «проекты по импортозамещению», которые тоже перечислены в Плане. Их 19. Видимо, в список затолкали все пункты, что могли, не особенно беспокоясь, насколько это поможет вытеснить заграничное. 

Есть, например, проект по импортозамещению металлического профлиста из КНР, используемого в качестве покрытия кровель. Срок реализации – до конца этого года. 

По неизвестной причине импортозамещением называют и политику вытеснения товаров, произведенных в Иркутской области (стеновые блоки из ячеистого бетона) и других российских регионов – например, производителей гипсокартона или лицевого кирпича.  

Одним словом, импортозамещающая война налицо. Правда, в Бурятии она будет скомканной, невнятной, с туманными показателями.

Петр Санжиев, «Номер один». 
^