12.11.2016
Красивейшее место в Бурятии грозит превратиться не только в зону экологической катастрофы, но и опасное для здоровья человека место

Ученые бьют тревогу: с очистных сооружений ВСЖД в Байкал попадают химикаты, которые могут вызывать онкологические заболевания. Тем временем в ВСЖД заявляют, что делают все согласно установленным по закону нормативам. 

В 2014 году ученые Лимнологического института СО РАН выехали с экспедицией в Северобайкальск. То, что они увидели, превзошло худшие их ожидания. Берег полностью был покрыт черно-зеленой массой, которая к тому же отвратительно пахла. Это и была та самая спирогира. 

Тогда местное население рассказало ученым о том, что водоросль начала захватывать берег еще в 2010 году. «Благоухающий» курорт стали покидать туристы, родители перестали отправлять в лагеря отдыха своих детей. Их позиция вполне понятна – мало кто захочет плескаться в зловонном болоте. И это не все последствия неразумного отношения к Байкалу. 

В последнее время в озере стало слишком много хлорорганических соединений, а это, по словам ученых, уже по-настоящему страшно.

– Стойкие органические загрязнители – самая опасная и непредсказуемая вещь. Это то, что вызывает рак. Вещества накапливаются в нашей с вами жировой системе, попадая в организм, – объяснил доктор биологических наук, заведующий лабораторией  биологии водных беспозвоночных Лимнологического института СО РАН Олег Тимошкин.

В окружающей экосистеме зловредные соединения, по словам Тимошкина, могут жить сотни лет. 

– В сточных водах Северобайкальска концентрация хлороорганики очень сильно отличалась от качества воды остального Байкала. Впоследствии оказалось, что состав этих веществ очень похож на трансформаторную и конденсаторную жидкость. Что это такое? Откуда это могло попасть в озеро? «Российские железные дороги» имеют базу в Северобайкальске. Они моют там вагоны. И вот от этой гадости никакая очистная система спасти воду не сможет. Это бомба замедленного действия, – уверен доктор биологических наук. 

Некоторые из интернет-пользователей также говорят, что виной засилья вредных веществ в воде возле Северобайкальска является вагонное депо.

«Рядом с Северобайкальском база «РЖД», там моют вагоны. Столько фосфатов, сколько используют они, не в состоянии «намыть» жители города и все туристы вместе взятые. В данном случае двойной удар – населенный пункт плюс «РЖД», – отметила одна из читательниц «Номер один».

Однако на ВСЖД уверяют: они не в виноваты в загрязнении озера. Ведь очистные сооружения «Российских железных дорог» работают по федеральным нормам. 

– Мы не сбрасываем стоки в Байкал. Депо оборудовано сооружениями, которые предназначены для очистки стоков. У нас на законодательном уровне, и на внутреннем уровне, и по городу Северобайкальску определены концентрации загрязняющих веществ, разрешенные к сбросу в канализационную систему. Есть законодательно уставленные нормативы, по которым мы работаем, – заявил начальник центра охраны окружающей среды ВСЖД Вячеслав Здор.
 
И это действительно так. Сами ученые на недавнем совещании отметили: да, нормативы существуют. Однако они актуальны для любого водоема в мире… кроме Байкала. Его экосистема уникальна. 

Идеальным вариантом для экологии было бы закрытие депо, находящегося в опасной близости от пресноводного озера. Но стоит учесть, что там работает немало местных жителей, и потеря единственного дохода вряд ли положительно отразится на них. С другой стороны, бездействие может привести к катастрофе.

Вообще, вся вышеописанная ситуация – классический замкнутый круг, когда одна проблема тянет за собой другую, а выхода нет. Ученые фиксируют страшные показатели, сотрудники «РЖД» продолжают работать по нормативам, сбрасывая фосфаты в канализацию. Химикаты попадают в Байкал и губят озеро. Если верить ученым, скоро будут губить и людей.

По всей видимости, этот порочный круг можно разорвать только решительными действиями со стороны федеральной власти – разработкой и изменением нормативов и понуждением хозяйствующих субъектов соответствовать им. Но остается непонятным, когда же законодатели обратят внимание на гибнущее озеро. Неужели только после массовых отравлений или полной гибели побережья Северобайкальска? 

Ирина Соколова, «Номер один».
^