23.11.2016
Как парламент республики, голосуя против правительства, проголосовал против себя

Шоу политической некомпетентности – именно так можно назвать развернувшиеся в Народном Хурале события вокруг правительственного отчета. Депутаты, ведомые непонятно какими идеями и комплексами, решили поставить правительство на место. Получилось коряво и немножко глупо.

Ничто не предвещало

Началось все в 2011 году. Тогда правительство Бурятии придумало программу социально-экономического развития на пять лет – до 2015 года. Составили список из отраслей и цифр, которые нужно достичь. Назвали их индикаторами. К вопросу подошли оптимистично. Поэтому программу каждый год приходилось править – ведь показать прописанные в программе цифры на практике не выходило.

Показатели пришлось занижать. Инициатором всегда выступало правительство, но утверждал все изменения Хурал. Сначала четвертый созыв, потом – пятый, нынешний. Утверждали без особого шума. Никто не кричал «зачем мы это делаем», «так нельзя», «мы вводим всех в заблуждение». 

И вот настал час отчитаться. Правительство подготовило «талмуд» на 30 страницах, где подробно расписано, что получилось, а что – не очень. А так как программу с участием Хурала регулярно подгоняли под суровую реальность, то получилось многое.

Этот «талмуд» показали Хуралу. Сначала – каждому из комитетов. Потом – на общественных слушаниях. Последняя стадия – сессия Хурала, которая состоялась в конце прошлой недели. Там депутаты должны были поставить точку, приняв закон «Об утверждении отчета о программе социально-экономического развития».

С докладом выступил глава экономического блока правительства Александр Чепик. За его спиной традиционно сидел глава Бурятии Вячеслав Наговицын. Слева – спикер Хурала и его заместители.

Казалось бы, ничто не предвещало беды. Конечно, члены правительства уже научены опытом общения с новым, не самым управляемым и лояльным, созывом. И готовы к неудобным вопросам, митингам, лозунгам и обвинениям. Но в этот раз все было немного по-другому.

Кругом позитив

Александр Чепик, перед тем как озвучить, чего удалось добиться за эти «непростые» годы, на всякий случай напомнил: над исполнением программы работало не только правительство, но и Хурал, и Счетная палата.

Вкратце озвучим, что хотел донести до депутатов зампред по экономике. С 2011 года население выросло. Как и продолжительность жизни. Как и средняя зарплата, среднедушевые доходы. Хотя уровень бедности все еще высок – выше, чем в среднем по России.

Улучшили жилищные условия 975 ветеранов, 1400 детей-сирот получили жилье. Построено 25 детсадов, отремонтировано – 100. Появилось 19 тысяч дошкольных мест.

– Тем не менее проблема еще остается. Охват дошкольным образованием с одного года до семи лет составляет сейчас 61 процент, – сетовал зампред. – Остается проблема отсутствия необходимых школ и садов. Да и в целом социальных объектов в некоторых районах города в связи с ростом населения.

В экономику ежегодно вкладывали по четыре миллиарда. Авиазавод за пять лет увеличил объемы производства в 2,5 раза. ЛВРЗ освоил миллиард инвестиций. «Приборка» испытывала проблемы с загрузкой, но под конец отчетного периода получила дополнительный заказ на миллиард рублей. На «Селенгинском ЦКК» тоже все хорошо – он вышел из кризиса. Хотя миллиардные долги на предприятии никуда не делись. Впрочем, об этом зампред умолчал.

Все плохо только на «Стальмосте». Но тут виноват Хурал:

– Правительство вносило законопроект в Народный Хурал по предоставлению налоговых льгот предприятиям, попавшим в подобное сложное положение. К сожалению, этот законопроект поддержан не был. И 30 миллионов, которые мы предлагали включить в бюджет на компенсацию процентной ставки по кредиту этому предприятию, также не было поддержано, – кидал камушек в огород парламентариев Александр Чепик.

Он много рассказывал о промпарках (которые, правда, до сих пор не запущены), о том, как сложно живется сельскому хозяйству в условиях постоянной засухи, о поддержке малого бизнеса, о развитии пищевой промышленности. Часто звучала фраза «при поддержке Народного Хурала», которая как бы намекает, что в исполнении программы есть и заслуга парламентариев, одновременно перекладывая часть ответственности на них.

– Одним из основных механизмов реализации программы в республике стала совместная работа всех органов власти: правительства, Народного Хурала, всех политических партий, Народного фронта, Общественной палаты, профсоюзных объединений, общественных организаций, бизнеса, – с благодарностью в голосе вещал господин Чепик. – Я рад, что мы с НХ работаем вместе над реализацией этой программы.

Песенка про маркизу

После того как зампред закончил, спикер Хурала Цырен Доржиев предложил депутатам позадавать вопросы. Сначала таковых не нашлось, что не на шутку удивило председателя парламента. Но после небольшой паузы – началось.

– Ваш доклад прозвучал так четко, блестяще. Но он меня не впечатлил, – под общий смех депутатов, вызванных парадоксальностью фразы, начал обличать чиновника Леонид Селиверстов. – Эта программа пятилетняя, она, в частности, мой Кабанский район не затронула.

Пока Чепик пытался оправдываться, к микрофону потянулись коммунисты. Так, Федор Бураев назвал отчет «песенкой про маркизу», у которой «все хорошо». И попенял на зарытые предприятия вроде «Байкалфарма», «Макбура» и прочих.

После того как первая волна критики иссякла, к трибуне вышла содокладчик Екатерина Цыренова, заместитель председателя экономического комитета Хурала, глава фракции КПРФ. Как потом оправдывался председатель комитета Анатолий Кушнарев, она – видный экономист и должна была озвучить решение комитета.

– Подводя итог пятилетнего развития, нужно говорить не об индикаторах, а о качестве развития. И именно: объективно оценивать, как республика продвинулась за прошедшие пять лет, смогли ли мы достичь тех целей, которые ставили перед собой, – говорила она.

Казалось бы, содокладчик должен говорить о том, почему надо принять этот законопроект. Но госпожа Цыренова предпочла объяснить, почему за него голосовать не надо. Коммунистка прошлась по всем пунктам программы, разбив доводы своего предшественника на трибуне в пух и прах.

В сельском хозяйстве – кругом одно снижение, в добывающей промышленности Бурятия теряет сотни миллионов, инновационная деятельность – никаких результатов, малый бизнес – тысячами закрывается.

Но главный аргумент – индикаторы все время менялись, подгонялись, и нынешняя программа не отражает объективной картины.

– Решение комитета – большинством голосов поддержать. Но есть другие мнения, – вздыхая, подытожила Екатерина Цыренова.

«Утро вечера мудренее»

Дальше началась вакханалия мнений. Матвей Гершевич удивлялся, зачем по такому серьезному вопросу выпустили депутата с мнением, противоположным мнению комитета. Михаил Гергенов кричал о катастрофе по исчезновению малого бизнеса. Леонид Турбянов сокрушался, зачем программу возводить в статус закона. Сергей Мезенин напомнил, что за все изменения в индикаторах голосовали сами же депутаты.

– Вносились изменения в действующий закон. Мы за него голосовали. Кого сегодня обвинять? – вопрошал он.

Анатолий Кушнарев призывал не драматизировать и проголосовать за программу. В дело даже вмешался молчавший до этого глава Бурятии.

– Выступление эмоциональное, но все-таки вы должны подытожить: программа СЭР выполнена или не выполнена, я так и не понял? Вы очень много говорили, что в течение всего этого периода вносилось много изменений. Ну, есть такое право у депутатов. Вы его оспорить хотите? – обратился он к Екатерине Цыреновой. Та на вопрос, считает ли она, что программа выполнена, коротко отрезала:

– Я считаю – нет.

После долгих споров и выступлений спикер решил, что пора заканчивать шоу. И объявил голосование. Как выяснилось после отображения на дисплее результатов, депутаты заигрались в критику. «За» проголосовало 22, столько же – «против». Для того чтобы принять закон, необходимо было 34 голоса.

Растерянный спикер, посовещавшись с кем-то, выдал: «Утро вечера мудренее» и завершил сессию, чтобы продолжить ее на следующий день.

Погорячились

Утром, которое оказалось действительно мудренее, депутаты заметно остыли. Они как-то робко, словно пытаясь оправдываться, говорили, что надо переголосовать или вообще перенести этот вопрос.

Неизменным оказалось только мнение коммунистов. Они в голос говорили, что одного голосования достаточно, чтобы отклонить закон. А значит, возвращаться к его рассмотрению нельзя в течение года.

И здесь уже стало понятно, что депутаты-«единороссы» просто повелись на «развод» коммунистов. Если бы этот отчет не приняли, КПРФ с большим удовольствием использовала бы это в дальнейшем на выборах, в том числе, и сражаясь на округах с теми же «единороссами».

Не обращая теперь уже внимания на коммунистов, депутаты думали, что делать дальше. Сначала предлагали переголосовать сразу же. Потом предложили перенести на следующую сессию. Потом – перенести на одну из последующих сессий. На том и порешили. Когда теперь будет рассматриваться этот отчет, неизвестно.

Так что же произошло на сессии, и зачем все это было нужно? Народный Хурал, с тех пор как поменял спикера, напрочь потерял свою лояльность к правительству Бурятии. И при любом удобном случае старается устроить разборки. Министров и зампредов регулярно обвиняют в неэффективности и предлагают усилить за ними контроль. Таким образом парламент пытается, судя по всему, «подмять» под себя исполнительную власть, нарастив свое влияние. Выпад в сторону программы СЭР, видимо, был нужен для тех же целей.

Но отклонять его принятие в планы руководителей Хурала не входило: они заигрались, а неуправляемые депутаты повелись на рассуждения коммунистов и едва не совершили огромную ошибку, пойдя на открытый конфликт с правительством.

К тому же, голосуя против отчета по программе, депутаты по сути голосовали против себя же. Ведь все поправки, индикаторы они принимали сами. Они занимались исполнением программы СЭР вместе с правительством, и, признавая программу не выполненной, они по факту расписываются в своей несостоятельности.

Между тем эти дрязги между ветвями власти в Бурятии на благополучие жителей не влияют никак – по крайней мере, в положительную сторону. Вина в том, что все не так хорошо, как планировалось, лежит и на депутатах. И они лишний раз это открыто продемонстрировали.

Владимир Пашинюк, «Номер один».
^