07.12.2016
Как депутаты Народного Хурала решают, кому дать денег, а кому – нет

Главный финансовый документ Бурятии предстанет в окончательном виде уже через несколько недель. Бюджет-2017 ожидается тяжелым, впрочем, как всегда. Сейчас вокруг него происходят настоящие войны, каждый пытается доказать, что его дело важнее, чем у остальных. Кто-то просто старается выбить право на выживание. Однако те, за кем последнее слово, не всегда слышат и, возможно, не всегда понимают, о чем идет речь. По крайней мере, такое впечатление создается, если взглянуть на верстку бюджета изнутри.

Спорить воспрещено

Перед тем как представить на очередной сессии Хурала окончательный вариант бюджета на следующий год, депутаты собираются уютной рабочей группой, собирают тех, кто отвечает за бюджетные траты, и задают им каверзные вопросы. Цель, судя по риторике, – максимально обрезать любые расходы.

Так, на одном из таких заседаний перед депутатами выступала главный бухгалтер Республиканского избиркома Марина Николаева. Она рассказала о такой статье расходов, как грядущие выборы главы Бурятии. Казалось бы, мероприятие весьма важное. На него запланировано 146 миллионов.

Эти деньги пойдут на работу избирательного аппарата, на изготовление печатной продукции вроде бюллетеней, на командировочные, услуги связи и транспорт. Три миллиона потратят на авиацию, чтобы добраться до отдаленных населенных пунктов, также в бюджет должны быть заложены траты на другие, порой экзотические виды транспорта.

– В Баунтовском районе – там «КамАЗы», «КрАЗы», в Баргузинском районе – катера, Еравнинский, Закаменский районы – вплоть до гужевого транспорта. В Северо-Байкальском районе тоже будет применяться катер, – рассказала Марина Николаева.

Именно катер смутил слуг народа. Видимо, у них этот вид транспорта ассоциируется исключительно с прогулками на Байкале. 

– У нас какие острова, какие населенные пункты, где нужен катер? – пытали депутаты представителя избиркома. И, не дожидаясь ответа, продолжали сыпать претензиями.

– Транспортные расходы по какой цене вы взяли? Из расчета чего? – вопрошали они.

– Вас нужно на производство. Обложить налогами, заставить платить, тогда вы каждую копейку будете считать, – угрожали они.

– Вот то, что вы сочинили на большую сумму, это налогоплательщикам нельзя давать, – констатировали они.

Марина Николаева пыталась объяснить, что есть села, куда можно добраться только катером, потому что вертолетом будет еще дороже, что цена взята из расчета предложений на рынке, коих не так много.

– Все расчеты были представлены, все необходимые документы имеются, я не понимаю, что вы хотите, – недоумевала она.

– Ну, если вы будете спорить, тогда предлагаем отклонить, – отвечали депутаты, руководствуясь какой-то своей логикой.

В итоге решили представленные расходы пока не принимать, а дождаться, пока к ним придет лично глава избиркома Дмитрий Ивайловский. Заодно и дождаться заключений остальных органов.

–  Пусть сам приходит, да? – уточнил председатель бюджетного комитета Хурала Зоригто Цыбикмитов. 

Крайние меры

Не менее крепко депутаты вцепились в расходы на зампредов правительства региона. Ранее они направили в администрацию главы поручение – сократить. На что администрация доложила – не их полномочия. 

– Было поручение по поводу оптимизации расходов правительства на заместителей председателя правительства. Мы уже подготовили ответ. Суть заключается в том, что, согласно закону «О Главе Республики Бурятия», формирование правительства является исключительным полномочием главы Республики Бурятия, – рассказала представитель администрации.

То есть депутаты даже не разобрались, куда необходимо отправлять такой запрос, и он, соответственно, ушел не по адресу. Впрочем, хуральцев такой ответ не устроил.

– Наш совет, в общем, не приняли, получается, – констатировал Цыбикмитов. – Я предлагаю, тогда вообще аппарат главы Бурятии полностью нам дайте, сколько там людей работает. 

Другие депутаты были настроены не менее воинственно. Такое ощущение, что Хурал решил с головой погрузиться в кадровые дела правительства и главы. Ведь сэкономить на урезании зампредов вряд ли получится – деньги там не очень большие. В отличие от денег, которые тратятся на аппарат Хурала. Однако о сокращении трат на депутатов даже и речи не было.

– Будем рассматривать бюджет, сколько есть денег, столько и выделим. Пускай держат одного или трех замов, – грозились депутаты. – На сколько у нас сегодня секвестируются расходы бюджета? На 10–12 процентов? Ну вот, расходы на администрацию тоже на 10–12 процентов секвестируем.

С одной стороны, поведение парламентариев смахивает на шантаж. С другой – эффективность работы зампредов правительства тоже вызывает вопросы. Конечно, без этих должностей не обойтись – не может один человек (глава Бурятии) вникать и управлять всем одновременно. Такое никому не под силу.  Дело – в персоналиях и качестве зампредов.  

Так, например, зампред по экономике Александр Чепик вносит только напряжение в отношениях между Хуралом и правительством. Это явно проявилось на последней сессии Хурала, когда депутаты не утвердили отчет Чепика по исполнению программы СЭР и, более того, потребовали заменить докладчика.

Деятельность зампреда по энергетике Николая Зубарева тоже вызывает немало вопросов. Особенно его связи с «МРСК Сибири». Этими связями даже заинтересовалось федеральное издание «Совершенно секретно», опубликовав статью на тему «Как налоговики и энергетики задушили в своих объятиях сибирский бизнес», в которой прямо назвали дуэт Николая Зубарева и его сына (топ-менеджера «МРКС Сибири») барьером для снижения тарифов.

Между тем, как подсказало депутатам правовое управление парламента, каждая статья расходов по правительству подкреплена нормативным актом. И в полномочиях Хурала – отменить или приостановить действие любого из них. Вплоть до закона о главе Бурятии. 

В итоге парламентарии решили: направить обращение на имя Вячеслава Наговицына, а если желаемого ответа не последует, будут приниматься «крайние» меры. Вплоть до приостановления действия закона о главе Бурятии. Если такую угрозу депутаты воплотят в жизнь, будет гигантский скандал – вплоть до федерального уровня. Ведь по сути Хурал, таким образом, лишит главу региона части полномочий в угоду своим прихотям.

Пешком по районам

Но больше всего депутатов взволновала транспортная обеспеченность правительства. Началось все с доклада Галины Фалилеевой, представляющей комитет финансово-экономического планирования администрации главы и правительства. Она рассказала, что на содержание чиновников в будущем году потратят на порядок меньше денег – на 52 миллиона меньше, чем в 2016-м.

Сэкономят в правительстве на зарплатах, командировочных, авиабилетах, повышении квалификации, закупке сувениров, оргтехники, мебели, на услугах связи и так далее. Более того, в хозяйственно-транспортном комплексе станет на 14 автомобилей меньше: вместо 113 единиц автотранспорта останется 99. Сначала депутаты даже не поверили своим ушам.

– У всех сокращение на 10 процентов, а у вас на 15 процентов. Редко бывает, чтобы руководители соглашались сами на сокращение. Вас заставляют, да, я так понял? – обратились они к представителям хозяйственно-транспортного комплекса.

Впрочем, вскоре народные избранники одумались и задались вопросом: а почему не сокращаются автопарки у министерств, которые не входят в состав ХТК?

Оказалось, у минздрава, минобраза и минфина республики свой автопарк. И это не на шутку раззадорило депутатов.

– Давайте потребуем… Сколько вообще машин у этих министерств? – гневно вопрошал Зоригто Цыбикмитов.

Парламентарии возмущенно кричали, почему перечисленные министерства себе такое позволяют. И требовали раскулачить «злодеев».

– Мы можем смело машин 20–15 сократить, – предлагал депутат Сергей Бужинаев. – Вот смотрите: по заместителям – четыре. Я думаю, не все же четыре с утра до вечера стоят. Можно две-три оставить. Уполномоченные Жамбалова, Вежевич, можно оставить, а Дашиева – по бизнесу – я думаю, не требуется. Человек молодого возраста, может сам ездить на своей машине.

Отобрать машины предлагалось у заместителей топ-чиновников, у министерств и так далее. Представители правительства восприняли такие предложения настороженно.

– По количеству транспорта вы посмотрите. При желании можно сократить все, но посмотрите с другой стороны. Без машины как вы будете оперативно решать те или иные вопросы? Республика большая, объем вопросов очень большой, сократить – сократите, а эффективность? – недоумевал первый зам руководителя администрации правительства Станислав Тэлин.

После небольшой перепалки депутаты решили вернуться к обсуждению, когда поступит информация о том, сколько машин у минфина, минобраза и минздрава.

Хурал важнее

В общем, депутаты настроены воинственно. Сокращать все и вся, не особо разбираясь в последствиях – вот девиз грядущего закона о бюджете. Министру экономики Зандре Сангадиеву пытались доказать, что 3,8 миллиона на проведение международной встречи Россия–Китай–Монголия – не лучший способ потратить деньги, а 10 миллионов на создание безбарьерной среды по указу президента страны могут потратить и сами владельцы гостиниц.

Более того, по мнению народных избранников, пора выбрать одно ключевое направление для развития и финансировать исключительно его.

– Куда мы ведем нашу республику? Каждое министерство тащит одеяло на себя, – говорил один из депутатов, предлагая выбрать, например, агробизнес, представителей которого в Хурале немало.

Нашумело и предложение закрыть Бурятскую филармонию, которое высказал Зоригто Цыбикмитов. 

Впрочем, позиция депутатов понятна: всегда в каждом ведомстве есть резерв, который можно сократить. А сэкономленные деньги направить на что-то более полезное. И речь идет совсем не о филармонии, а о финансовой рациональности исполнительных органов.

– Везде можно сократить, хоть что-то, хоть какие-то пункты. Основное – это то, что нам нужно сокращать дефицит бюджета и поддерживать экономику. Нам нужно смотреть, где можно ужиматься и направлять деньги на приоритетные отрасли экономики, на поддержку малого и среднего бизнеса, на поддержку сельского хозяйства, – рассказал нам уже после совещаний по бюджету депутат Хурала Баир Доржиев.

С другой стороны, о расходах на Хурал депутаты предпочитают помалкивать. Как и о регулярно звучащих требованиях сократить число депутатов Хурала, коих сегодня 66. Также в парламенте действует шесть комитетов, у каждого из которых есть председатель, зампред и даже свой аппарат. На них тоже тратится немало бюджетных средств.

Расходы на содержание Хурала в первом чтении бюджета депутаты приняли молча – не прозвучало ни одного вопроса, ни одного возмущенного возгласа. Что как бы намекает на уровень объективности парламентариев, которые с ножницами в руках готовы кромсать всех, кроме себя. 

Владимир Пашинюк, «Номер один».
^