11.12.2016
В Бурятии образцовых частных домов престарелых нет даже в проектах

В республике бизнес не спешит  идти в частные пансионаты по уходу за пожилыми людьми, хотя государство предусмотрело весьма крупные субсидии инвесторам. О том, почему в республике буксует реализация 442-го Федерального закона о социальном обслуживании населения – в  материале «Номер один».

Дожить и пережить

Человечество делится на две категории – на тех, кто доживает до пенсии, и тех, кто не доживает. Первых с каждым годом становится все больше. Эти счастливчики с каждым последующим десятилетием все ближе и ближе к финалу своей бренной жизни на этой земле и, поскольку лишь небольшое число пожилых людей старше 75–80 лет способно само себя обслуживать, им необходима помощь со стороны. Очевидно, что сегодня в большинстве своем они могут рассчитывать только на себя, поскольку безвозвратно уходят в прошлое времена, когда за пожилыми людьми ухаживали дети и внуки. В современном мире ничего удивительного уже в этом нет, когда родственники не отягощают друг другу жизнь, а начинают заранее заботиться о хороших частных пансионатах, где пожилые люди проводят свои дни после выхода на пенсию. 

В нашей же стране на государство рассчитывать не приходится, ведь зачастую чиновники озабочены совершенно другими вопросами и способны обеспечить нормальные условия жизни только приближенным к власти, а не обычным пожилым людям. Актуальность проблемы возрастает в наше время всеобщего упадка, причем не только курса рубля. Ведь старики в жестком мире массового потребления  часто становятся обузой не только для государства. 

Поэтому на первый план в обществе выходят не заклинания властей о необходимости укрепления института семьи, а более конкретный вопрос:  как и каким образом в систему социальной защиты пожилых людей придет частный бизнес с его конкуренцией, ростом качества услуг и, соответственно, снижением цен? С тем чтобы обеспечить достойные условия существования для максимального числа пожилых людей. Тем более что потенциальный рынок частных пансионатов с круглогодичным проживанием увеличивается. Население стареет, немало пожилых людей имеют квартиры, накопления, пенсию и возможность получения финансовой помощи не только от государства в виде субсидий, но и от своих родственников. В общем, определенная база есть, только нет никакого движения, особенно в Бурятии.  

– В нашей республике нуждаются в постоянном уходе и реабилитации после тяжелых болезней около 36 тысяч пожилых людей, однако обеспеченность местами в государственных домах престарелых составляет менее десятой части от необходимого, да и люди не спешат в государственные дома престарелых, особенно в районах, – говорит директор улан-удэнской компании «Милосердие» Георгий Попов. – Очевидно, что государство не в состоянии обеспечить спрос на подобные услуги от общества. Остается лишь частный бизнес.

По пальцам пересчитать

Однако бизнес в эту сферу идет неохотно и с опаской. Так, в реестре поставщиков социальных услуг Бурятии, то есть организаций, которые получают финансовую поддержку со стороны государства в виде компенсаций на каждую обслуживаемую организацией душу старика или старушки, сегодня насчитывается 49  организаций. Почти все они государственные. Частных насчитывается лишь пять. Это ООО «Добрые  руки», ООО «Забота», ООО «Горный воздух», ИП Гнеушев Д.И., ИП Цыбенова Н.Ц. Причем половина их них находится  в селах. 

Реально в Улан-Удэ функционирует лишь один частный круглосуточный пансионат, получающий господдержку в виде компенсации стоимости проживания постояльца. Что делает его нахождение в стенах учреждения более доступным.  Ведь стоимость  суток круглогодичного ухода за пожилым человеком в Улан-Удэ начинается от одной тысячи рублей в день. 

– Эта сфера деятельности весьма специфичная, и больших заработков здесь нет, зато обязательств и ответственности – выше крыши, – говорит директор компании «Забота» Элеонора Гомбоева.  – Достаточно сложно набрать ответственный и одновременно чуткий к пожилым людям персонал. Ведь и в той же Японии, и в США, опыт которых  мы изучали, частные пансионаты напоминают детские сады с их физзарядками, утренниками, экскурсиями, четким расписанием приема пищи.  И отношение обслуживающего персонала должно быть таким же трепетным, как к малым детям. Иначе ничего не получится. 

Между тем, согласно принятому два года назад 442-му Федеральному закону о социальном обслуживании, любой гражданин России, имеющий невысокие доходы, может обратиться в органы соцзащиты и заявить о необходимости получения социальной поддержки со стороны государства. Причем у любого поставщика социальных услуг, в том числе и частного, включенных в государственный реестр.

В Москве, например, это привело к бурному развитию частных пансионатов, куда, в отличие от убогих государственных домов престарелых, стремятся попасть москвичи. И государство все это в значительной мере оплачивает в виде субсидий в рамках 442-го закона. 

В Бурятии же, создается впечатление, власти заинтересованы лишь в обеспечении загрузки для государственных домов престарелых. Отсюда и красноречивые цифры поставщиков соцуслуг, ведь не случайно  включение туда частных структур происходит лишь эпизодически.  

Тот же пансионат ООО «Забота»,  размещенный на базе бывшего частного дома в коттеджном поселке на Спиртзаводском тракте, который  при открытии летом этого года придали характер великого прорыва в этой области, может принять лишь... 8–10 человек и постоянно заполнен. Понятно,  что если подобных пансионатов сегодня всего несколько, а нуждается, напомним, 36 тысяч человек, то предложение напоминает каплю в море.

Почему буксует бизнес на стариках?

Альтернатива все же появляется, но пока какая-то кривая. Мы побывали в одном частном заведении, расположенном в Октябрьском районе Улан-Удэ, с весьма помпезным названием. Как мне рассказали недовольные подобным соседством жильцы, бизнесмен снял трехкомнатную квартиру, поставил там кровати и начал принимать пожилых людей из расчета 800 рублей в сутки, 500 рублей в день (памперсы, как особо сообщили в заведении, в стоимость не входят). Плата включает в себя пятиразовое питание и незатейливый уход. Поскольку берут там всех, ходячих и неходячих, приют для престарелых переполнен и производит совершенно неизгладимое впечатление своей убогостью и безысходностью. Если частные пансионаты будут развиваться по данному типу, то лучше вообще ничего не иметь, чем подобные ночлежки. 

Впрочем, есть мнение, что если подобные пансионаты заполнены, это означает, что люди делают нужное дело, и им надо сказать спасибо. Значит, есть спрос, который пока не удовлетворяют государственные дома престарелых.

Хочется отметить, что большинство круглосуточных пансионатов стараются отказывать родственникам в приеме лежачих  больных, поскольку им требуется постоянное лечение и особый уход. Но частные пансионаты, как правило, не имеют медицинской лицензии, наличие которой означает регулярные проверки и усиление административного прессинга.

Все для дорогих пожилых

Заместитель министра социальной защиты населения республики Анатолий Кириллов подтвердил, что в Улан-Удэ в реестре поставщиков социальных услуг из частных компаний круглосуточное стационарное обслуживание престарелым обеспечивает пока лишь ООО «Забота». В Закаменске  в подобном режиме работает «Горный воздух». Есть еще два заведения, которые обеспечивают уход за пожилыми людьми на дому. 

– Мы приветствуем появление новых частных организаций, работающих в этой среде, в том числе с помощью вашей газеты, другой вопрос, что бизнес делает только первые шаги, – продолжает Анатолий Кириллов.  

Как отметил заместитель министра, «развитие данной сферы началось лишь после вступления в силу Федерального закона №442  «Об основах социального обслуживания граждан», которым предусматривается более широкое участие частного бизнеса в социальном обслуживании  населения через господдержку».

– Иначе говоря, у людей наконец-то появилась альтернатива – либо государственный пансионат, либо частный, – заявил чиновник минсоцзащиты республики.

Когда появится выбор?

Однако реальной альтернативы в Бурятии, увы, пока не появилось. Так, число мест в имеющихся частных домах престарелых ограничено, многие нуждающиеся не могут туда попасть, становятся в очередь. И,  чтобы показать, что 442- й закон в Бурятии работает –чиновники предлагают  им альтернативу в виде… государственных домов престарелых.

Ведь с начала реализации 442-го закона прошло два года – более чем достаточно, для того чтобы привлечь в республику инвестора, который бы построил в Бурятии достойный частный пансионат, и не один. Но воз, как говорится, и ныне там. Все, что делается, это приспособление под частные пансионаты домов и квартир. Да и не ждут, похоже,  в республике инвестора. Разве что как объект для проверок и объект пристального внимания контролирующих организаций с последующим «крышеванием». 

Это ведь стало «брендом Бурятии» – кошмарить бизнес.  Так, летом этого года в Октябрьском районе Улан-Удэ одна контролирующая организация после проверки закрыла частный пансионат для пожилых людей, который не так давно открылся и уже принимал людей.   А инвестор этот  ранее успешно работал в социальной сфере  и  вложил в пансионат свои личные средства, рассчитывая на отдачу. Но не получилось, не рассчитал сверхактивность проверяющих. Или просто «не договорился».

В общем, создается впечатление, что при всех разговорах о необходимости привлечения частного бизнеса в сферу социального обслуживания населения чиновники в основном заинтересованы лишь в загрузке существующих государственных домов престарелых. Думается, от разговоров о привлечении частного инвестора в сферу социального обслуживания населения пора бы, наконец, перейти к реальным делам. Не уголовным, конечно…

Дмитрий Родионов, «Номер один».
^