09.12.2016
В Бурятии начальники получают в десятки раз больше своих подчиненных

Местами зарплата руководителей бюджетных учреждений республики в разы больше, чем у персонала. Этого следовало ожидать — такая у нас система денежных вознаграждений. Но в некоторых случаях доходы обычных работников и руководителей разнятся в 20, а то и в 30 раз. И это уже не смешно.

«Культурные» зарплаты

Говоря о зарплатах бюджетников, мы традиционно подразумеваем копеечные суммы, на которые сегодня прожить не так просто. Педагоги и врачи, работники детсадов и домов культуры работают, как правило, «за идею», получая от государства смешные суммы.

Тем не менее есть категории бюджетников, которые на поверку оказываются не самыми бедными и несчастными в финансовом плане. В первую очередь, это руководители бюджетных учреждений и главные бухгалтеры. И дело даже не в том, сколько они получают. Вопрос в том, насколько больше они получают, чем обычные сотрудники.

Сегодня законодательство разрешает руководителям некоторых бюджетных учреждений получать зарплату, превышающую средний заработок остальных работников. Разницу ведомство устанавливает на свое усмотрение, но она не должна быть выше четырехкратного значения. Однако в Бурятии многие умудряются переступать и через этот максимум.

По данным Счетной палаты республики, в учреждениях, подведомственных минкульту Бурятии, руководители получают зарплату, порой превышающую в четыре раза и более средний заработок работников.

Это касается национального музея республики, колледжа искусств имени Чайковского, национальной и детско-юношеской библиотек, оперного и русского драматического театров, этнографического музея.

Также любители получать в разы больше, чем подчиненные, сидят и в управлении ветеринарии. В целом за 2015 год соотношение среднемесячной зарплаты руководителя республиканской станции по борьбе с болезнями животных к среднему заработку работников составила кратность 4,3 раза, замов руководителя — 3,34 раза, главного бухгалтера — 3,55 раза.

Хитрые министерства

В минтрансе обошлось без нарушений. Предельная кратность не превышена. Причина проста: министерство решило не утверждать свои предельные значения соотношения зарплат начальников и подчиненных.

Отличился и минсельхоз Бурятии. Чтобы не отставать от коллег, за пять месяцев 2015 года руководитель информационно-методологического центра республики, подведомственного министерству, получал зарплату, превышающую средние выплаты персоналу в 3,2–3,7 раза. Главбух того же учреждения — в 2,5–2,7 раза.

При этом за 2015 год, когда Бурятия остро переживала кризис, средняя зарплата всех работников здесь выросла на 55 процентов, руководителя — на 88 процентов. Такая вот оптимизация.

Не чураются дополнительного денежного стимулирования и такие учреждения, как МФЦ Бурятии, агентство ГО и ЧС. В многофункциональном центре республики, например, руководитель по итогам года получал зарплату в 5,3 раза превышающую средний заработок остальных работников. В оборонно-чрезвычайном агентстве — в 5,8 раза в декабре.

«Балуются» начислением зарплат, в разы превышающих денежное вознаграждение персонала, в спортивных, образовательных и социальных учреждениях. Причем последние две категории заслуживают отдельного внимания.

Заработать на социалке

В ведении минсоцзащиты Бурятии — 42 подведомственных учреждения. Казалось бы, детские дома, интернаты для престарелых и прочие подобные организации — не место для завышенных зарплат. Впрочем, руководители некоторых из них так не считают.

По информации Счетной палаты, в психоневрологическом диспансере одного из районов у границы с Монголией зарплата руководителя выше в шесть раз, чем у работников. Если быть точнее, то директор в определенные месяцы прошлого года получал 105 тысяч рублей, его зам — 83 тысячи, главбух — 82 тысячи. При средней зарплате по учреждению в 17 тысяч рублей.

В другом районе, раскинувшемся у берегов Байкала, директор психоневрологического диспансера за девять месяцев прошлого года получал в среднем по 111 тысяч, главбух — 96 тысяч при средней зарплате персонала в 18 тысяч рублей. При этом к концу 2015 года зарплата работников уменьшилась на 20 процентов, а руководителя — увеличилась на 14 процентов. Примерно такие же цифры и еще в десятках подобных учреждений.

Немногим меньше получает директор Посольского дома-интерната для престарелых и инвалидов. Его зарплата по итогам восьми месяцев 2015 года оказалась в 4,6 раза выше, чем у его подчиненных.

Кроме того, в учреждениях, подведомственных минсоцзащиты, за прошлый год значительно выросло количество заместителей начальников, выросла и зарплата так называемым социальным топ-менеджерам.

Стоит ли напоминать, что перечисленные организации созданы с одной целью — забота о людях. Но руководство некоторых из них, видимо, интерпретировало этот девиз по-своему, и решило в первую очередь позаботиться о себе любимых. Итог — заоблачные зарплаты при тотальной нехватке денег на социальные нужды.

Летние бонусы

Но больше всего удивляет сфера образования. Здесь цифры просто астрономического масштаба. Директоры техникумов, колледжей, школ и прочих образовательных учреждений местами получают больше, чем республиканские политики высшего уровня.

Начнем с техникумов и колледжей. Яркий пример — Улан-Удэнский инженерно-педагогический колледж. Здесь по 2015 году зарплата руководства больше заработка обычных работников почти в десять раз. Но это еще не все. В июне руководство получило в 35 раз больше, чем средний работник, в августе — в 21 раз. Суммы просто запредельные.
И этот колледж — далеко не единственный в своем роде. В Республиканском многоуровневом колледже разница в зарплатах — 7,4 раза, Бурятском республиканском индустриальном техникуме — 6,2 раза, Бурятском республиканском многопрофильном техникуме — 6,1 раза. В туристических, педагогических, строительных, аграрных, энергетических, лесопромышленных, информационно-экономических колледжах и техникумах — та же история. Кратность — от четырех до шести раз. И это только по итогам года, то есть в целом.

Если брать по месяцам, картина еще «веселее». В Бурятском республиканском педагогическом колледже, например, руководитель в июле получил зарплату в 13 раз больше, чем подчиненные, в августе — в 17 раз. Августовская зарплата директора аграрного колледжа имени Ербанова больше в 26 раз, лесопромышленного колледжа — в 10 раз, БРТПиПП — в 19 раз, техникума строительства и городского хозяйства — в 14 раз. Как видно, в августе директора средних профессиональных учреждений живут особенно вольготно. Отпуск как-никак.

Самый «бедный» руководитель такого учреждения в среднем по году получает 69 тысяч рублей. Самый богатый — 200 тысяч рублей. За отдельные, чаще всего летние, месяцы некоторые предприимчивые начальники получают до 500 тысяч рублей. И это — только директора. Но у них ведь есть еще и заместители. В некоторых колледжах и техникумах количество замов доходит до шести человек.

Но есть еще учреждения общего и дополнительного образования. Здесь картина чуть скромнее, хотя некоторые цифры тоже заставляют задуматься. У многих из них также огромная разница в зарплатах между руководителями и подчиненными. Зарплаты руководителям повышаются гораздо активнее, чем персоналу.

Так, в Республиканском центре образования и психолого-медико-социальной помощи, который занимается дистанционным обучением детей, зарплата работников выросла на 49 процентов, директора — в два раза. Быстрыми темпами растут и денежные вознаграждения директоров школ-интернатов — в некоторых оно достигло 134 тысяч рублей. И это далеко не все цифры и факты, которые говорят о не совсем справедливом распределении денег внутри образовательных учреждений.

Впрочем, такие маневры руководителей на местах не остаются без внимания. На федеральном уровне уже поднимаются вопросы вседозволенности чиновников и топ-менеджеров.

— Необходимо, чтоб было понимание, на что имеет право не только госслужащий, но другие категории руководителей, там, где речь идет о бюджете. По фонду оплаты труда, по условиям работы, машина, квартира - чтобы четкое было понимание, - считает депутат Госдумы, член общественного совета Фонда ОНФ «Правда и справедливость» Николай Будуев. — Мы в ОНФ с этим не раз сталкивались, причем не только в Бурятии. Например, руководитель одного из муниципальных районов в Подмосковье купил себе джип за восемь миллионов рублей. Это не нормально, с такими вещами надо бороться.

Более того, уже идет работа над законопроектами, которые призваны охладить пыл тех, кто имеет прямой доступ к бюджетным деньгам и волен устанавливать себе огромные денежные вознаграждения.

— Именно поэтому внесен закон по поводу нормирования. Начали с вопроса, который обсуждался и на «Форуме действий», потом было поручение президента страны. Ввели по госкорпорациям сокращение так называемых «золотых парашютов». После этого начал обсуждаться вопрос по поводу пенсий для госслужащих. Рано или поздно мы и до этого разрыва дойдем, — уверен Николай Будуев. — Это все вещи одной категории: золотые парашюты, ВИП-пенсии и разрыв зарплат между руководителями и подчиненными.

Мы описали лишь некоторые примеры того, как обладатели власти используют ее, чтобы набить собственный карман. Люди, которые должны воспитывать детей, заботиться о стариках и людях с ограниченными возможностями, на самом деле прикрываются своей социальной миссией, чтобы оказаться поближе к бюджету. Но самое главное — никакой суровой ответственности абсолютное большинство из них не понесет. Ведь в России нет закона, карающего бюджетников за жадность.

Владимир Пашинюк, «Номер один».
^