19.12.2016
Этот человек не перестает удивлять

В молодости он был панком и даже вместе с группой записал музыкальный альбом. Прежде чем начать заниматься делом своей мечты, ему пришлось сменить с десяток самых разных профессий. Сегодня 53-летний улан-удэнец пересел на велосипед, выстриг ирокез и познал смысл жизни. Все это – об известном улан-удэнском фотографе Сергее Тарасенко.

О хиппи и битломании

Когда мне было шесть лет, наша семья переехала на Дальний Восток. Там мы прожили три года, но этого времени мне вполне хватило, чтобы понять, чего я хочу от жизни. Самое яркое, что я увидел в детстве, – это настоящие хиппи, хоть и советские. Еще в школу не пошел, а уже знал этот термин. Ведь мы жили рядом с военным аэродромом, а дети летчиков привезли эту моду из Европы, где до этого служили их родители. И, конечно, меня впечатлял их яркий образ – длинные волосы, брюки клеш и сверкающие гитары. От них же я узнал про группу Тhe Beatles. А в пионерском лагере, куда я попал в группу дошколят, наблюдал самую настоящую битломанию. 

Прошло время, я стал панком. По улицам с ирокезом не ходил, но субкультурой увлекался. У меня даже группа своя была, «мифическая». Называлась «Двое с носилками, один с топором». Мы не выступали на сценах, но записали один альбом. После этого – как отрезало. Я успокоился и вернулся к обычной жизни. Такое чувство, что выполнил миссию.

О первом фотоаппарате

Он появился у меня, когда я учился в старших классах. Тогда было модно фотографировать все подряд. Фотоаппарат был пленочным, дома в «темнушке» я развернул целую лабораторию с растворами, проявителями, красным светом и веревками с прищепками. 

В основном я снимал своих школьных товарищей. А город совсем не фотографировал. Потом я понял, почему. Тогда, в 70-е, было невозможно зайти в другой район – обязательно бы побили. Весь город был поделен между враждующими группировками: чавами, чанками, хунхузами и другими. Постоянно кого-то хоронили, потому что разборки были с цепями, самодельными бомбочками и пистолетами. Парни насмерть бились. Потом, ближе к перестройке, все успокоилось. Говорят, что все затихло из-за наркотиков, в то время они как раз появились в городе. Бывшие враги на почве этого объединились, и постепенно почти все умерли.  

О детских приключениях

В нашей деревне на Дальнем Востоке валялись огромные коробки. С мальчишками однажды надели их на себя, будто роботы. И так, изображая людей-машин, мы шли, шли. И ушли на военный аэродром. Так и нашли нас в этих коробках военные. От родителей потом попало. Потом я как-то раз соблазнил товарища за подснежниками маме сходить. Ушли. Перевалили через пару сопок, и снова случайно попали «в гости», на закрытую зону. 

А еще однажды шел со школы, а передо мной со свистом упал маленький метеорит, как камушек. Если бы я не остановился, по голове бы попало. Чудо, правда? 

О карьере

К профессии фотографа я шел долго, практически всю сознательную жизнь. Я очень любил рисовать. Но мне сказали, что профессия художника – дело несерьезное. Поэтому, вопреки моим желаниям, родители посоветовали мне учиться на инженера. Но уже через год я бросил учебу и ушел в армию. Там я рисовал плакаты про КПСС, писал решения партии.

Чтобы прийти к своей мечте, мне пришлось сначала поработать токарем, художником-оформителем, радиомонтажником, верстальщиком, дизайнером. Кстати, некоторые сделанные мной фирменные знаки до сих пор живы, например «Бурятхлебпром». Да и сейчас время от времени что-то «ваяю». Одна из последних работ – лейбл для Фонда Морихиро Ивата.

Затем в наш мир пришли компьютеры, и заниматься дизайном стало делом неблагодарным. Заказчики постоянно лезли в работу. Наступило торжество «китча». Я не смог с этим смириться, и ушел. Тогда мой провал в дизайнерском деле стал для меня едва ли не самым большим разочарованием в жизни. Но я быстро нашел чем заняться.

Верстал журналы, а позже начал для них фотографировать. В 2003 году я купил себе цифровой фотоаппарат – навороченную мыльницу. Стоила очень дорого. Завел страницу в LiveJournal. Так обо мне узнали и пригласили работать в «Байкал-Daily». Там понимают мой стиль, им нравятся мои фоторепортажи. Пару лет даже снимал для газеты из Санкт-Петербурга. 

Кроме этого, вот уже год как я вернулся к рисованию. Раз в неделю выдаю картинку на злобу дня – карикатуру – в газету «Номер один». Сюжет ее, как правило, – коллективное творчество редакции. Рисую либо просто карандашом, либо кистью тушью, раскрашиваю уже на компьютере.  

Об отношении к критике

Многие считают мои снимки «слишком обычными». Но я спокойно отношусь к критике. Вообще стиль моих работ многим непонятен. Ведь профессиональная фотография сегодня подразумевает гламурную студийную съемку, где все гладко и идеально. А на моих фото – жизнь, какая она есть. Нашим зрителям такой стиль пока непривычен. Хотя в европейской части России это называется «современный репортажный стиль». 

О семье

Моя жена – золотая женщина. К моей работе она относится с пониманием и терпением. Она, кстати, тоже художница. Мы с ней во время работы на «приборке» познакомились. Сейчас она известный в городе визажист. 

У нас есть сын Феликс. Ребенок, видимо, насмотрелся на родителей и тоже начал рисовать. Но позже, когда подрос, его увлечение не переросло в дело всей жизни. По программе Work and Travel ездил в Америку на полгода. Вернулся, сейчас работает в магазине компьютерной техники. Ему нравится, а я рад, что мой сын нашел любимое дело. Недавно женился, ждем внуков. Жалею, что редко собираемся вместе.

О страхах

Самый большой мой страх – сесть за руль. Я – классический пассажир. Этому есть причина, однажды в Боргое мы крепко выпили с чабаном. Он предложил мне научиться кататься на мотоцикле. Несколько раз упал, так и не научился. Закончилось все, слава Богу, хорошо. Но потом я много думал об этом случае, ведь эта история могла закончиться чем угодно. Еще одна причина – слишком много смотрю на проплывающие мимо пейзажи, а не на дорогу.

О мечтах

Много лет я мечтал о велосипеде. А потом жена говорит мне: «Иди и бери». Действительно, сколько можно мечтать?

Почему велосипед? К моему возрасту у многих возникают определенные проблемы со здоровьем, давление. Из-за курения и алкоголя в частности. Несколько моих одноклассников умерли от этого. Настал тот момент, когда у меня начались такие же проблемы. Врачи сказали, что надо больше ходить и бросить курить. Последовал советам специалистов. Затем ходьбу летом заменил велосипедом. В этом году закрыли с другом велосезон, проехав 150 километров по лесной дороге – до Оронгоя и обратно. Считаю, что это хороший результат.

Об ирокезе

Сейчас же модно стало такие прически носить. Ну и что, что мне 53? Раньше боялся чужого мнения, но всю жизнь хотел такую прическу сделать. А этим летом моя жена вдруг ни с того ни с сего предложила мне выстричь ирокез. Теперь она мой личный парикмахер. Кстати, до этого у меня были волосы до пояса, но надоели.

Поменял прическу, и чувствую себя отлично. Но многие мои друзья и знакомые были очень удивлены. Зато молодежи нравится – как будто так и надо.

О планах

Есть у меня план на будущее – наконец-таки собрать очередной альбом с моими работами. Прошлый был о «Прогулках по Улан-Удэ». Сейчас думаю над новым проектом. Он, скорее всего, будет про Байкал. Материал у меня довольно большой, во многом благодаря моему тестю. При его жизни мы часто ездили на Байкал, я там постоянно снимал. 

Об отношении к жизни

Я уже ничего не боюсь потерять. Уже и так много чего утеряно. Сейчас о жизни думаю так: проснулся, и хорошо – хорошо, что живой. Отношение ко всему изменилось. Грубо говоря, осознал, что «ласты в любой момент можешь завернуть». Был помоложе, об этом совсем не думал. Теперь живу каждый день как последний. Беру от жизни все.  

О главном

Я рад, что у меня такая необычная работа. Она, скорее, в удовольствие. Как минимум раз в год я бываю на Байкале, постоянно наслаждаюсь природой. Я живу в движении, всегда нахожусь в центре событий. О чем еще можно мечтать? 

Всегда считал, что жизнь нужно прожить весело. Если что-то не по душе, не нужно себя заставлять. Лучше заниматься любимым делом. Многие терпят и мучаются, а жизнь проходит. И мечтать тоже не нужно, а нужно брать и делать. Как я. Вот я купил себе велосипед! И сразу стал счастливым человеком, совсем как Печкин из «Простоквашино» (смеется. – Прим. авт.).

Эльвира Долговых, «Номер один».
^