26.12.2016
Бизнес-депутатов Хурала обвинили в том, что они используют власть в личных целях

Градус обсуждения заморозки кадастровой стоимости недвижимости достиг предела. Парламентариев пристыдили тем, что они защищают личные интересы, вместо того чтобы думать об избирателях. Депутаты же продолжают кричать об ущемлении бизнеса и приводят в пример другие регионы. При этом крайними останутся либо районы, которые потеряют доходы, либо предприниматели, страдающие от налоговой нагрузки.

Политический момент

В прошлом номере мы уже писали о том, как изменение кадастровой стоимости недвижимости повлияет на население и бизнес. После этого депутаты Хурала поставили вопрос ребром. Но получили этим же ребром по своей репутации. Взаимные обвинения привели к тому, что вопрос из экономической плоскости перешел в политическую.

Напомним, пересмотр кадастровой стоимости имущества случился в прошлом году. Под обновленную оценку попали как земельные участки, так и торгово-офисная недвижимость. Конкурс на проведение новой оценки выиграла новосибирская компания. Сразу же после опубликования результатов бизнес встал на дыбы: в некоторых случаях новая оценка была завышена в разы. 

Недовольным предложили два пути: оспорить оценку в суде или через специальную комиссию при республиканском минимущества. А пока шли разбирательства, вступление в силу новой оценки заморозили – до 1 января 2017 года.

Недавно федеральные власти решили снять с себя ответственность за возможное недовольство бизнеса и делегировали регионам право решать: вводить с нового года новую оценку в действие или заморозить.

После чего на уровне Хурала начались кадастровые споры. Очередной раунд этой битвы состоялся на минувшей сессии. Отчет министра промышленности Алексея Мишенина о малом и среднем бизнесе даже не стали толком обсуждать. Вместо этого депутаты один за другим стали продвигать тему кадастровой заморозки.

Автор идеи – Михаил Гергенов, которого эта тема заинтересовала, когда появились первые результаты кадастровой оценки. Тогда он выступил в Хурале с гневной речью. И это понятно, ведь кадастровый пересмотр коснулся его в первую очередь как бизнесмена, владеющего недвижимостью.

На последней в этом году сессии Хурала он внес свою поправку: «Принять в срок до 20 декабря 2016 года нормативно-правовой акт правительства Республики Бурятия, устанавливающий применение для целей налогообложения кадастровой стоимости объектов недвижимости, действующих на 1 января 2014 года».

Комитет по экономической политике поправку поддержал. К обсуждению присоединились и многие депутаты. 

– Это очень важный политический момент. Вопрос начался еще тогда, когда нам эту кадастровую стоимость сделала новосибирская компания, – говорил Вячеслав Покацкий, напоминая о некорректных ценах. – Все это происходило в 2015 году. Сегодня экономическая ситуация ухудшилась, и сегодня эта кадастровая оценка тем более не соответствует действительности. В разы разнится.

Депутаты говорили, что в Иркутской области по кадастровой стоимости налог берется только с земельных участков. Что если увеличить нагрузку на бизнес, то он уйдет в тень, и бюджет, наоборот, потеряет деньги. Впрочем, с такими доводами согласились не все.

Районы – без штанов

У минимущества, например, совсем другое видение ситуации. Выступающая на той же сессии первый замминистра Марина Коротич попыталась немного осадить депутатов, рассказав о ставках по имущественным налогам в Бурятии.

– Налог на недвижимость организаций уплачивает только в отношении торгово-офисной недвижимости. И сам размер налога зависит не только от кадастровой стоимости, но и налоговых ставок, – уверяла она. – Город Улан-Удэ для индивидуальных предпринимателей, имеющих торгово-офисную недвижимость, установил 0,3 процента с 2015 года, 0,5 процента с 2020 года. В других субъектах эта ставка – два. Это Чита, Новосибирск, Кемерово. В остальных регионах, где относительно одинаковая кадастровая стоимость, ставка выше.

По налогу на имущество организаций ставка в Бурятии тоже в разы ниже, чем у соседних регионов. Между тем, если решение о заморозке кадастровой стоимости будет принято,  бюджет Бурятии потеряет серьезные суммы по выпадающим доходам.

– Если правительством будет принято решение о моратории на изменение кадастровой стоимости, выпадающие доходы составят в 2017 году – 200 миллионов. Это мы минимальную сумму указали. По 2018 году – 250 миллионов, – констатировала Марина Коротич.

Более того, минимущества запросило мнение муниципалитетов. Ведь эти налоги – один из источников дохода для районных бюджетов. Районы республики высказались против. К ним присоединился и Улан-Удэ, который, в случае кадастровой заморозки, потеряет 145 миллионов рублей по налоговым доходам и еще 50 миллионов – по неналоговым.

Шкурный интерес

Между тем один из главных аргументов правительства, который звучал как бы между строк, стал конфликт интересов. Большинство из выступающих депутатов за заморозку кадастровой стоимости – бизнесмены, владеющие землями и торгово-офисными площадями. И в этом свете их рьяная борьба выглядит не заботой о предпринимателях, а отстаиванием собственных бизнес-интересов, о чем намекнул в своей речи глава Бурятии.

– У нас получающие поддержку из бюджета зачастую, при пристальном взгляде, не нуждаются в поддержке государства, но имеют очень хорошие, сильные лоббистские возможности, – говорил глава.

Таким образом Вячеслав Наговицын, видимо, дал понять депутатам, что пора бы поумерить аппетиты. Также он рассказал о других возможных последствиях: если Бурятия начнет злоупотреблять правом освобождать бизнес от налогов, теряя при этом доходы, Кремль начнет сокращать вливания из федерального бюджета.

– Вы же лидеры, на вас смотрит вся республика. Если мы будем сейчас решать, как бы самих себя освободить от налоговой нагрузки, это будет неправильно и будет сразу же замечено населением, – уже открыто пристыдил парламентариев Вячеслав Наговицын.

Самое интересное, что так считает не только исполнительная власть республики, но и сами парламентарии. Так, спикер Хурала Цырен Доржиев на пресс-конференции заявил, что те, кто выступает за заморозку кадастровой стоимости, просто не смогли ее оспорить в судах.

– Многие предприниматели, которые в Улан-Удэ и в маленьких поселениях, они пошли в суд и выиграли суды. Некоторые, к сожалению, нет. Основные люди, которые выступали, они, к сожалению, через суды не прошли, – сказал Цырен Доржиев.

Тем не менее депутаты приняли поправку, предлагаемую Михаилом Гергеновым. Но эта поправка носит рекомендательный характер. Так что последнее слово в любом случае остается за правительством Бурятии.

Владимир Пашинюк, «Номер один».

^