17.02.2016
Самый уважаемый в народе банк тоже подмечен в недобросовестности

В Октябрьском суде рассматривается дело, свидетельствующее о недобросовестном получении Сбербанком от клиентов миллиардов рублей. 

Дело, рассматриваемое сегодня в Октябрьском суде по иску районного прокурора в интересах неограниченного круга потребителей, интересно тем, что проливает свет на очередную схему сказочной доходности современных ростовщиков. Схема заключалась в том, что каждому обратившемуся за получением кредита в государственный Сбербанк в качестве удобства предлагалось здесь же оформить страхование жизни у конкретной фирмы. Когда, подписав все документы, клиенты уже дома начинали разбирать бумаги и с калькулятором в руках производить подсчеты, выводы получались просто удивительные. 

Мало того что предлагаемая в государственном банке страховка была куда больше, чем обычные расценки по Бурятии - вместо 2 % целых 10 %, по какой-то малопонятной логике значительная часть этой суммы от страховки перечислялась банку как вознаграждение. При этом сама страховка включалась в «тело» кредита, а значит, на нее, как и на весь кредит, тоже начислялись проценты, которые клиенту приходилось добросовестно оплачивать.  

Халявное вознаграждение в 10 %

Улан-удэнка, оформившая в марте 2015 года в Сбербанке кредит на сумму 347 тысяч рублей, 34 153 рубля из этой суммы вынуждена была отдать за страховку. Причем собственно страховая премия составила чуть больше 4 тыс. рублей, а 25 716,23 рубля было оформлено как вознаграждение банку плюс 4 628,92 рубля составил налог на добавленную стоимость. Потребительский кредит на сумму 325 тыс. рублей, полученный в Сбербанке другим улан-удэнцем, был выдан за вычетом 29 250 рублей, из которых собственно в страховую компанию было перечислено только 5 850 рублей, 3 596,49 рубля составил налог на добавленную стоимость, а 19 830,51 рубля были оформлены как вознаграждение банку.

Юристы расценили такое взимание дополнительных средств не иначе как скрытую комиссию. Во- первых, в документах банка, которые он предлагал клиентам, речь сразу шла о договоре с такими конкретными страховыми компаниями, как ООО «Страховая компания КАРДИФ», ООО «СК «Росгосстрах-Жизнь», СААО «ВСК», ООО «СК «Сбербанк страхование жизни» и другими, хотя по закону выбор страховой компании есть личное дело каждого и навязывание здесь каких-либо условий вообще неуместно. Во-вторых, платеж «за подключение к программе страхования» почему-то плюсовался к самому кредиту, в результате чего тело кредита естественным образом увеличивалось. Однако в отличие от самого кредита, который по договору можно было погасить досрочно в любой момент, платеж за страхование погасить досрочно не разрешалось, хотя стоимость этого страхования исчислялась исключительно исходя из количества месяцев, на которые был выдан этот самый кредит. 

Получалось так, что если сама страховка была равна условно 1 тысяче рублей, то банковское вознаграждение за эту услугу, о которой вообще-то банк никто не просил, достигала суммы, в 2-3 раза большей. Если учесть, что потребители вынуждены были платить проценты и за кредит, и за этот платеж, включенный в кредит, то выходило, что стоимость банковской услуги обходилась клиенту в круглую сумму 10-12 процентов от размера самого кредита. 

Массовые требования по перерасчету

Все это позволяет с полным правом сказать, что эпоха скрытых банковских комиссий в Бурятии еще не закончилась. Скрытые комиссии за открытие и закрытие счета, снятие наличности и массу других вещей общими усилиями юристов – судов – контролирующих структур удалось победить. Собственно в финансовых услугах осталась одна страховка, чем и не преминули воспользоваться банки. Если сомнительную схему по навязыванию страховки в Бурятии вовсю применяет такой лидер финансового рынка, как сам Сбербанк, то о прочих коммерческих его собратьях и говорить нечего. Если предположить, что абсолютный лидер кредитования населения Сбербанк, по официальным данным, выдающий до 70 процентов кредитов населению, 10 процентов с этих кредитов «клал» себе в карман в качестве скрытой комиссии, то только в Бурятии речь наверняка идет о сотнях миллионов рублей. Эти миллионы у потребителей просто с приятной улыбкой изъяли в здании, которому эти самые потребители еще с советских времен привыкли доверять.

В случае, если иск прокурора в интересах неопределенного круга лиц будет удовлетворен, а суммы выданных кредитов и процентов по ним пересчитаны, только в республике речь может идти о тысячах и тысячах пострадавших от действий Сбербанка и миллиардах рублей, которые людей принудили уплатить. Тогда все эти пострадавшие могут смело идти в суд и требовать возврата уплаченных банку помимо их воли вознаграждений. 

Татьяна Никитина, для «Номер один». 

^