02.03.2016
Водоохранные запреты превращают жизнь сельчан в абсурд

Распоряжение правительства России «О границах Байкальской природной территории» продолжает «кошмарить» местное население. Жить возле Байкала стало невозможно, умирать тоже - разлагающиеся трупы вредят Байкалу. Что уж говорить о предпринимателях от туризма. Им приходится платить даже за воздух и жить на «чужой» земле как на пороховой бочке – когда рванет, неизвестно.

Дамоклов меч над турбизнесом

20 февраля 2016 года Арбитражный суд Бурятии вынес решение об отказе удовлетворить требования предпринимателя Виктора Поезда к Росреестру по Бурятии. Суть претензии заключалась в том, что ведомство отказало в оформлении права собственности на земельный участок в поселке Турка. «Законно», - решил суд и, разведя руками, сослался на закон об охране озера Байкал и границах водоохраной зоны.

Виктор Поезд - владелец небольшой гостиницы и кафе в поселке Турка. Этот район должен был превратиться в Мекку байкальского туризма. Виктор вместе с женой Ларисой решили, что туризм на Байкале - затея хорошая - и людям отдых, и местному населению прибыль. Построив уютную гостиницу и кафе, они решили не останавливаться на достигнутом, а открыть еще и магазин. Благо туристы пока не перевелись. В 2013 году семейный подряд начал строительство. На тот момент согласно закону предприниматели брали землю в аренду, а через несколько лет, построив там объект, оформляли ее в собственность.

Стоит отметить, что строительство в Турке для малого и среднего бизнеса - дело затратное.

- Мы все делаем сами, - объясняет Лариса Васильевна. – Покупаем, заливаем, строим. Нанимаем бригаду только для того, чтобы помогли сделать основание. А «заказывать» строителей для всего остального - это очень дорого. Мы даже не можем взять субсидии у государства. Для того чтобы нам компенсировали расходы, нужно их доказать документально. В том числе и наем лицензированной бригады. А на нее у нас денег нет. 

Со строительством магазина Виктор с женой справились своими силами - не впервой. В 2015 году, наконец, подали документы на перевод земли в собственность. И тут их ждал «сюрприз». 

- В юстиции нам отказали в оформлении права. По закону нельзя, говорят. Мы в шоке. Когда издавали закон в 2013 году, все спокойно приватизировали. А в 2015 году – уже нельзя. Работать мы и дальше будем, у нас выбора нет, но земля будет в аренде. А это как дамоклов меч. В любой момент могут придти и попросить освободить участок, - возмущаются предприниматели. 

Экспертизы нужны на все

Аренда земли обойдется владельцам строений в два раза дороже, чем ее выкуп, и рано или поздно ударит по кошельку туриста. Повышать цены придется наверняка, ведь кроме платы за землю, бизнесменам приходится отдавать деньги за все: за мусор, воду и даже за воздух.

- Откачка жидких отходов в городе стоит 21 рубль за кубометр, а у нас - 342 рубля. Мы писали в министерство торговли Бурятии, но нам дали ответ, что в Турке работают только частники, и им не могут указывать, какие цены устанавливать. А муниципального здесь ничего нет. Чтобы построить что-то сейчас, мы должны заказать проект, а это 100-200 тысяч минимум, и плюс экологическую экспертизу сделать. Она обойдется еще в 100 тысяч и выше. И это все ложится нам на плечи, - с грустью констатируют бизнесмены.

И при этом людям в «запретной зоне» ничего нельзя. Ни дерево срубить, ни ягодку сорвать. 
Воду из Байкала для нужд гостиницы брать тоже запрещается. Приходится возить, а это опять затраты. 

- За воздух мы тоже платим, как в мультике про Чиполлино, - с горькой иронией рассказывает Лариса. - Если раньше за котлы, которые топят дровами, мы не платили, то теперь и за это берут. Перед тем как что-то построить, нам нужно делать проект на выбросы в атмосферу, и платить за него деньги. Обидно это все!

Мусор для местных жителей – отдельная головная боль. Вывозить твердые отходы надо за 80 км от Байкала. А каждый грузовик с мусором стоит порядка пяти-шести тысяч рублей. 

- Беспокоятся о Байкале, и мы сами за это ратуем. Но законотворцы переживают за животных и за лес, а за людей нет, - разводят руками предприниматели. - Кому мы сохраняем Байкал? Сейчас столько денег ушло на рекреационную зону, а зачем? Говорили, развивать туризм - у нас гостиница и кафе, и мы пытались развиваться дальше. А сейчас что нам делать? 

Умирать запрещено

Тем временем люди молодые еще как-то могут сражаться за свои права. Не повезло старикам. Для них границы водоохранной зоны - это не просто запрет на жизнь, это еще и табу на спокойную смерть.

- Как будут умирать одинокие бабушки и дедушки? Им даже умереть нельзя, потому что их кто-то должен увезти за 80 км от собственного дома, – возмущаются люди.

В аналогичной ситуации оказались и другие жители прибайкальских районов республики. Так, «Номер один» уже писал о том, что в Выдрино женщина, которая захотела организовать ритуальный зал для прощания с умершими, столкнулась с непреодолимым препятствием. Оказывается, и для прощания с покойниками в комнате тоже нужна дорогостоящая экологическая экспертиза. В итоге начинающий предприниматель закрыл свой бизнес, так и не начав его. 

Активисты ОНФ убедились в абсурдности ситуации, побывав в Бурятии.

- Институт географии в свое время разрабатывал проект, который позволяет выводить из зоны действия закона населенные пункты, - обнадеживают «фронтовики». 

Пока законопроект пройдет всевозможные комитеты и рассмотрения, людям, живущим возле Байкала, придется еще неизвестно сколько времени все это терпеть. И выживать. 

Елена Медведева, «Номер один».
^