02.03.2016
В числе прочих бед в озере обнаружили нейропаралитический токсин

Конференция ОНФ по проблемам экологии и защите леса в Иркутске позволила осветить многие проблемы. На площадке «Экология Байкала» было жарко: люди что-то предлагали, спорили, требовали денег. 

Одна из проблем, которая несколько лет атакует побережье Байкала, - спирогира. По мнению экспертов, она грозит не только гибелью эндемиков, но и вымиранием туристической отрасли на Байкале, которая и так не может выбраться из зачаточного состояния. 

- Спирогира взялась ниоткуда в огромном количестве. Она издает дурной запах, ни люди, ни животные не могут пить воду в том месте, где есть эта водоросль, - объяснил экс-директор Лимнологического института СО РАН академик Михаил Грачев. 

Однако, по словам ученого, дурной запах – это далеко не вся опасность вредной водоросли. Ее размножение имеет самые губительные последствия.

 - Произошло исчезновение августовского стада байкальского желтокрылого бычка, а это одна из кормовых баз байкальского омуля. Появились цианобактерии, которые выделяют исключительно ядовитый нейропаралитический токсин. Откуда это взялось, никто не знает, - констатирует академик.

Причин, по словам Грачева, озвучивается множество, вплоть до нелепостей. Например, существует гипотеза о том, что в размножении спирогиры виновата байкальская нерпа. Омуль ест нерпу, и конечный итог жизнедеятельности этого уникального животного является благоприятной средой для разрастания водоросли. В этом же обвиняют и бакланов. 

Еще одна причина, возможно, самая популярная из всех – туристы, которые стирают вещи на берегу Байкала порошками с фосфором.

Однако, по словам Грачева, ни одна из гипотез не имеет подтверждения. Для того чтобы знать точно, нужны серьезные исследования и, конечно, деньги.

- Я написал во все ведомства, ничего не помогает. Денег на изучение Байкала не дают. Где министр природы России? – негодовал академик. - Давайте это решим, иначе будет кровопролитное сражение здесь, - незамедлительно потребовал Михаил Грачев. 

По его мнению, отсутствие четкого понимания того, откуда берется спирогира, приведет к плачевным последствиям. Как для мелководья Байкала, так и для нашей экономики. 

- Потому что уже звучат призывы запретить вылов омуля, начать разрушать туризм, прекратить выпуск байкальской воды, - резюмировал ученый.

«Кровопролития», к счастью, удалось избежать, так как замминистра природных ресурсов России Семен Леви заверил, что выделить деньги на научные исследования Москвой уже решено.

Еще один спор разгорелся вокруг обмеления Байкала. Активисты из Бурятии уверены – озеро мелеет из-за работы иркутских ГЭС. Но этот вопрос, мягко говоря, «слили».
 
По мнению бурятского эколога Сергея Шапхаева, новый проект постановления правительства, предусматривающий минимальную и максимальную отметку уровня озера, в корне неверен. А разработчики не связали колебания уровня озера и влияние этого фактора на экосистему.

Но иркутские эксперты уверены, что ГЭС должны работать, как прежде. А ученые в это время будут мирно наблюдать за уровнем Байкала. 

Отметим, что время играет на руку иркутянам. Так, экс-губернатор Иркутской области Сергей Ерощенко в 2015 году сообщил, что в случае снижения забора байкальской воды экономике региона будет наноситься ущерб в 200 миллионов рублей в сутки.

Однако, если проблему не решать вообще, пострадать придется уже бюджету Бурятии. Обмеление Байкала привело к печальным последствиям. Вода ушла с подземных источников, и торфяные болота заполыхали. А тушение торфа - дело затратное. Только в 2015 году из резервного фонда Бурятии выделили более 22 млн рублей. И, если верить прогнозам, это не последние миллионы, которые еще «сгорят». 

Елена Медведева, «Номер один».

^