06.03.2016
Как не сойти с ума, став жертвой преступления, и почему многие из нас сами притягивают преступников

Ежедневно из криминальной хроники мы узнаем о самых разных преступлениях. При этом о преступниках говорится больше, чем о пострадавших. О покалеченных судьбах, о том, как в дальнейшем складывается жизнь жертв насилия, мы практически ничего не знаем. 

Как они справляются со своим горем, с какими проблемами сталкиваются, и удается ли им вернуться к нормальной жизни? И почему у некоторых из нас вероятность стать жертвой преступления намного выше, чем у других? Об этих непростых вопросах – наш сегодняшний наш разговор с психологом Игорем Бадиевым.

Потенциальные жертвы среди нас

– Игорь Валерьевич, существует мнение, что у одних людей вероятность стать жертвой преступления больше, чем у других. Так ли это?

– Для начала стоит сказать, что проблема жертв преступления – достаточно сложная тема, которой занимаются исследователи из разных отраслей науки. Говоря о психологии жертвы, мы зачастую говорим не столько о самом факте совершенного насилия, сколько о тех психологических особенностях человека, которые, с одной стороны, привели его к тому, что он стал жертвой преступления, а с другой стороны – о тех изменениях с психикой человека, которые происходят в результате пережитого им насилия. Что же может привести человека к тому, что он становится жертвой насилия?

В своей жизни мы рано или поздно сталкиваемся с агрессией и насилием со стороны других людей. Еще в детстве, подростковом возрасте у человека вырабатывается определенный способ поведения, некий защитный психологический механизм противления насилию. В результате у человека может выработаться такой тип поведения, при котором он более вероятно станет жертвой преступления. Типов такого поведения несколько. Как ни парадоксально, агрессивное поведение – это поведение потенциальной жертвы. Человек, который нарывается на ссоры, чуть что, кидается на обидчика с кулаками, рано или поздно сам станет жертвой агрессии.    

Еще один тип поведения потенциальной жертвы – пассивный тип. Поведение этого человека характеризуется непротивлением злу, что делает его идеальной жертвой для преступника. Когда его ущемляют, он соглашается и уступает. Таким человеком легко помыкать, за счет него можно легко повысить собственную самооценку.

Есть люди, которые выработали свой способ поведения при встрече с насилием – бороться за справедливость, во что бы то ни стало защищать слабых. У таких правдоборцев, готовых ради правды отдать свою жизнь, вероятность стать жертвой насилия еще выше. Другой тип поведения потенциальных жертв – некритичное поведение, которое характеризуется легкомыслием. Когда человек пренебрегает элементарными правилами безопасности, садясь в машину к незнакомцам, он рискует стать жертвой преступления. Провоцирующее поведение также свойственно потенциальным жертвам. Эти люди ведут себя так, что сами навлекают на себя беду. Например, девушка в откровенном наряде отправляется поздним вечером в криминальный район, зная о подстерегающей ее опасности. Зачем идет на риск – она не осознает.       

Отказ от своего тела

– Почему складываются такие способы поведения?

– Вопрос открытый, до сих пор однозначного ответа на него нет. Однако во многом люди, которые выбирают один из этих способов поведения, ранее уже подвергались насилию – физическому или психическому. Говорят, если ребенка в детстве били, он вырастает жестоким. Агрессивное поведение провоцирует агрессию. Именно поэтому очень важна тема жестокого обращения с детьми. Все мы родом из детства. Бывает, ребенок не помнит, что пережил насилие, однако определенное поведение у него уже закрепилось. Например, девочки, которые пережили сексуальное насилие, при взрослении начинают, не осознавая, вести себя достаточно вызывающе, им характерно провоцирующее поведение. Психика срабатывает так, что сексуальная притягательность становится для них высшим и главным качеством человека. Однако бывает наоборот – девушку будет пугать сексуальная близость с мужчиной. 

Все индивидуально, общей схемы нет, срабатывает множество различных факторов. К примеру, у людей, перенесших физическое насилие, может возникнуть состояние, когда тело, над которым надругались, перестает восприниматься ими как собственное тело. Человек как бы теряет над ним контроль: «Оно не мое». 

– Психика так пытается защититься?

– Да, человек считает, что надругательство произошло не с ним. Соответственно, и поведение человека, который считает, что тело не его, будет достаточно иррациональным, начиная с нанесения себе повреждений и заканчивая поиском того, кто повторил бы те самые жестокие действия – неосознанный поиск преступника.     
Год ночных кошмаров

Однако это достаточно тяжелые формы поведения. Чаще всего мы сталкиваемся с бытовым насилием. В большинстве случаев люди становятся жертвами насилия в своем ближнем кругу – в семье. Порой человек даже не понимает, что стал жертвой насилия, он воспринимает насилие как должное. Вспомните, что наказание ребенка в нашем обществе считается приемлемым способом воспитания. В итоге у него формируется поведение жертвы. Принятие насилия глубоко сидит в нас, в наших семьях: в порядке вещей – дать ребенку подзатыльник, отшлепать. Оскорбить, обозвать, наступить на больную мозоль – это ведь тоже насилие, которое провоцирует новое насилие.     

– Разного рода семейному насилию подвергались многие, получается, что потенциальных жертв среди нас больше, чем кажется?

– Вы даже не представляете, сколько их. Огромное количество. Я бы сказал, единицы не подвергались насилию. 

– Если вернуться к тяжким преступлениям против личности, как жертвы преступлений  справляются с причиненной им психологической травмой? Как им помочь?

– Пережить психотравмирующую ситуацию достаточно трудно. Человек проходит приблизительно те же этапы, что и при переживании горя, – отрицание, торг, гнев, депрессия и смирение. Первое, что хочет сделать человек, – это отрицать, что насилие вообще было в его жизни. «Этого не было», и человек живет, на первый взгляд, как ни в чем не бывало. Однако переживания мешают ему жить, прорываются в виде кошмаров, через навязчивые состояния. Например, человек может перемывать посуду несколько раз.  

На стадии торга человек решает, что нужно сделать, чтобы этого не было. Наиболее частый вопрос, который жертвы насилия задают психологу, – как мне это забыть? Но забыть нельзя, хирургически вырезать воспоминание невозможно. Нужно не забыть, а пережить это. На этой же стадии у человека возникает чувство вины – он уверен, что сам виноват в произошедшем. «Если это со мной произошло, значит, я этого заслуживаю. Хорошего я не достоин», – считает жертва. 

– Такие мысли могут закончиться трагически?

– Если человек зациклится на этой стадии, на этих мыслях – то да.   

Стадия гнева сопровождается всей гаммой негативных эмоциональных переживаний. Человек может злиться и на себя, и на преступника, и на тех, кто не помог ему. Объект гнева может постоянно меняться – сегодня он злится на себя, завтра, к примеру, на отца, который не научил его драться. И это нормально – человеку необходимо «прозлиться», отреагировать, дать эмоциям выйти. 

Не отвлечь, а выслушать

На стадии депрессии человек понимает, что насилие действительно с ним произошло и ничего изменить нельзя. Через определенный период времени грусть проходит, на смену ей приходит принятие факта – да, это было со мной, это часть моей жизни, и забыть или изменить это я не могу. 

Когда все эти стадии пройдены, психотравмирующая ситуация уже не влияет на человека    негативным образом. Человек становится, быть может, умнее или циничнее, но происшедшее уже не убивает его. 

– Длительность проживания стадий индивидуальна?

– Да. Но, как и в переживании горя, год – это нормативный срок, в течение которого человек адаптируется.   

– Помощь близких в этот период человеку необходима как никогда…

– Важна и помощь близких, и профессионалов. Кстати, часто бывает, что близкие люди, сталкиваясь с несчастьем родственника, не знают, как себя вести и что делать. Они боятся этого, поэтому ведут себя не совсем адекватно – или избегают, или, наоборот, докучают излишней заботой. Все, что требуется от близких, – это поддержка. Нужно дать человеку выговориться, выслушать его, сопереживать ему. А вот пытаться отвлечь от горестных дум – значит вернуть человека обратно, на низлежащую стадию отрицания. Если самые близкие люди показывают непонимание и неприятие произошедшего, то человеку становится труднее вдвойне. Согласитесь, хорошо, когда нас понимают.

Беседовала Любовь Ульянова, «Номер один». 
Наша почта: pismo77@inbox.ru
^