11.03.2016
Полицейский 5 лет пытается доказать свою невиновность

Родственные связи подозреваемых с сильными мира сего, цирк с самобичеванием и синяками, «потерянные» улики, пинг-понг между судами Бурятии - полный набор всех «прелестей» непростого уголовного дела испытал на себе обычный улан-удэнский полицейский. 

«Папа, не уходи!»

23 февраля 2011 года сотрудник патрульно-постовой службы Батор Эрдэниев собирался на очередное дежурство. В этот вечер маленькая дочка впервые повела себя очень странно. Ни с того ни с сего вцепившись мертвой хваткой за руку отца, она стала плакать и умолять: «Папа, не уходи!».

- Плачет, не отпускает. Никогда ничего подобного не было, - вспоминает мужчина. - Ей тогда год только исполнился. Но она четко говорила «Папа, не уходи!». Я сам чуть не заплакал. Подумал, что на работе всякое бывает. Вдруг убьют. Работа ведь такая, но потом выбросил плохие мысли из головы. Надел брюки, парадную рубашку, и на пост.

Батор вместе с напарником патрулировали в тот день район «Элеватора». Проходя по двору на улице Цивилева, они увидели двух молодых людей в капюшонах и медицинских масках. Парни надевали на руки резиновые перчатки. Сразу можно было понять, что дело нечисто. Батор с напарником заглушили рации и притаились, открыв наблюдение за подозрительными личностями. 

Ночные взломщики

- Это все происходило уже в 16.30. Зимой рано темнеет, солнце уже садилось. Они нас не заметили, возможно, потому что были в капюшонах, а он мешает периферийному зрению. На мужчинах были медицинские маски, они надевали резиновые перчатки. Затем пошли к машине и пытались взломать замок. Но что-то никак не получалось у них, видно. В этот момент женщина вышла из-за угла и вспугнула их. Они ушли. 

Тем не менее сотрудники патрульно-постовой службы решили задержать подозреваемых для проверки. Догоняя молодых людей, Батор с напарником представились сотрудниками ППС и попросили парней срочно остановиться. 

- Они просто не ожидали этого и начали пятиться назад. Один начал скидывать перчатки, но мой напарник его остановил. Второго я схватил за руку. А это был парень физически сильный, молодой, высокий. 

Подозреваемый начал вырываться, тогда Батор просто присел и не отпускал его руку. И тут молодой человек, размахнувшись, со всей силы ударил полицейского в лицо кулаком. От удара Батор откинулся назад, с него слетела шапка. Лицо ныло от резкой боли, но он все еще держал злоумышленника. А тот, не долго думая, осыпал полицейского градом ударов. Батор, возможно, и мог бы ему ответить, но понимал, что если хоть на секунду ослабит хватку, то юный драчун просто убежит. 

- Потом он резко сгруппировался и никак не давал мне застегнуть наручники у него на руках, но я все-таки защелкнул их, - рассказывает собеседник. 

У задержанных изъяли «провороты», или «нахал-ключи» - специальные устройства для вскрытия автозамков, металлические отвертки, одноразовые перчатки и прочие мелочи, которые явно указывали на недобрые намерения. Полицейские тут же отвели парней в ближайший опорный пункт полиции на «Элеваторе». 

- Пошли на стационарный пост, передали их участковому. Там уже начали их сотрудники спрашивать: имя, фамилия, отчество, год рождения. Один из них сразу все сказал, а второй врал. Называл данные, но они были ложными. Тогда его спросили, зачем он врет. А тот вдруг неожиданно начал биться затылком о решетку со всей силы.

Батор уехал «снимать побои» в СМЭ. В это время, по словам нашего собеседника, к задержанным приехал высокопоставленный полицейский - родственник. 

Переломный момент

И именно этот момент можно считать переломным в судьбе полицейского. Потому что за обычным задержанием и проверкой подозреваемых последовало то, чего Батор никак не ожидал. 

По наущению адвоката задержанные написали заявления о том, что якобы к ним необоснованно применили спецсредства. Под спецсредствами оба молодых человека подразумевали наручники. Исходя из их претензий, Батор не должен был заковывать буянов «в кандалы», даже если они оказывают сопротивление. 

Также подозреваемые указали, что они несовершеннолетние, тогда им было 17 лет. А значит, к ним нельзя было применять насилие ни в коем случае, даже если они вскрывают чужие машины. Всего этого хватило, для того чтобы в отношении работника ППС возбудили уголовное дело по ст. 286 УК РФ - превышение должностных полномочий. 

Сами задержанные мгновенно переквалифицировались из подозреваемых в потерпевших. Хотя изначально против них возбуждали уголовное дело за кражу. Но в ходе следствия вдруг потерялись все вещественные доказательства: провороты, отвертки, перчатки. А раз нет доказательств – нет и дела. Его просто прекратили. Дальше – больше. 

- У меня дочка заболела, и я лег с ней в больницу. В это время ко мне домой пришли, чтобы взять показания, жена сказала правду, что меня нет. Это квалифицировали как побег. Меня задержали и поместили в СИЗО, - рассказывает Батор.

«Абсурд и недоразумение»

В следственном изоляторе мужчина провел один год восемь месяцев. Но он все еще надеялся на то, что на суде все разрешится. Все поймут, что это какое-то недоразумение, абсурд. 

- Не может быть такого, чтобы полицейского посадили за хорошо выполненную работу! – так я думал тогда, - вспоминает Батор. 

Однако на суде вера в правосудие и «милицейское братство» у Батора сильно пошатнулась. Его начальник, который должен был в принципе поддерживать его, даже не пришел.

- Меня просто предали, - с горечью говорит Батор. – Начальство отвернулось от меня. Поддерживали только такие же простые ППСники. 

Приговор суда удивил многих. Сотрудника полиции, который до этого ни разу не был замечен в вольном использовании своих служебных полномочий, приговорили к трем годам и трем месяцам реального тюремного срока. 

Но даже тогда Батор не сумел до конца поверить в реальность происходящего и подал апелляционную жалобу в Верховный суд Бурятии. Там приговор признали незаконным и отменили его. 

Молодой человек уже приготовился вздохнуть свободно и жить дальше, но тут началось повторное рассмотрение дела. Снова надежды, нервы, слезы и боль. Второй приговор прозвучал жестокой насмешкой – вновь три года лишения свободы. И снова апелляция в Верховный суд, и снова отмена приговора после очередных полутора лет тюрьмы. Батор в очередной раз оказался на свободе, но с чувством глубокой неуверенности в завтрашнем дне - чего ждать, неясно. Посадят опять, или случится чудо, и он навсегда забудет о годах тюремного ужаса?

- Мне в СИЗО уже говорят: «Определись, куда тебе надо. Чего туда-сюда ездишь? - мрачно шутит молодой человек.

Между тюрьмой и свободой

Подвисание между тюрьмой и домом - этот ад в жизни бывшего полицейского длится без малого пять лет. За это время от него ушла жена, бросив детей на попечение матери Батора. Умерла, не выдержав переживаний за любимого внука, старенькая бабушка. 

- Я уже не знаю, чего ждать, - грустно признается Батор. – Раньше я думал о том, что я ни за что и никогда в жизни не признаю вину. Ведь я же, правда, не виноват! Я никого не бил, не использовал свое служебное положение. Я просто делал свою работу. Почему я должен брать вину на себя? Но сейчас я уже и на условный срок согласен. Хотя несправедливо это все, нехорошо. Но мне деваться некуда. У меня семья и маленькие дети. А я даже на работу устроиться нормально не могу. Куда я устроюсь? А вдруг меня завтра опять посадят?- разводит руками бывший полицейский.

Ни он сам, ни его близкие уже не горят желанием доказывать свою правоту. Пять лет судебных мытарств надломили принципиального парня. Под громкие лозунги об оборотнях в погонах по его жизни прошлись безжалостной машиной. Сейчас Батор уже не тот восторженный парень, беззаветно веривший в своих коллег и в справедливость. Он горько разочаровался в и «больших» офицерах, и в системе правосудия в целом. Зато те парни, которых Батор задержал в 2011 году, возможно, навсегда уверились в своей безнаказанности и всемогуществе. 

Елена Медведева, «Номер один».

^