27.03.2017
Какие трудности поджидают семью, принимающую ребенка из детдома

Решение взять на воспитание чужого ребенка – дело хорошее. Но не торопитесь рисовать идеальную картинку счастливой жизни с новым членом вашей семьи. Готовы ли они взять на себя роль родителей? Для чего вам нужен ребенок? Что вы ждете от него? Вопросов немало. 

«От родителей, принимающих ребенка в свою семью, потребуется большая внутренняя работа, знания и такт, которые помогут ребенку освоиться в новой для него среде», – утверждает  психолог Игорь Бадиев.

Кризис первого года

– Игорь Валерьевич, процесс принятия ребенка в новую семью – процесс сложный, чем он характеризуется с психологической точки зрения?   

– Семью, которая заменяет ребенку кровную, принято называть замещающей семьей. Форм таких семей несколько – это и опека, и приемная семья, и усыновленная. Процесс принятия ребенка, оставшегося без попечения родителей, в новую семью – процесс длительный. Адаптация ребенка к семье и семьи к ребенку проходит несколько стадий.  

Первую стадию принято называть медовым месяцем. Она окрашена счастьем и взаимным интересом. Как правило, период характеризуется идеализированным представлением участников процесса друг о друге. Естественно, долго он длиться не может, и когда ребенок немного осваивается в новой обстановке семьи, наступает кризис. 

– Не просто сложности в отношениях, а именно кризис?

– Да, кризис, он связан с тем, что сдерживающие эмоции пружины спадают, как у ребенка, так и у родителей, и они начинают проявлять себя такими, какие они есть. Зачастую оказывается, что они не готовы принимать друг друга настоящими. С точки зрения родителей у ребенка начинает портиться поведение, оно становится каким-то плохим, но по факту ребенок-то ведет себя так, как он привык себя вести. 

Этот кризис – один из самых опасных моментов в процессе принятия в замещающую семью. Потому что, с одной стороны, родители начинают предъявлять завышенные требования к ребенку, оценивать его, и как результат – происходит разочарование, ведь изначально у них был идеализированный образ ребенка. А с другой стороны, у ребенка тоже рушится идеальный образ родителей. Он видит их настоящими – они предъявляют ему требования, критикуют, наказывают.  

К сожалению, именно на этой стадии чаще всего происходит распад семьи. Приемные родители, пытаясь объяснить поведение ребенка, начинают ссылаться на его плохие гены, чем еще больше усугубляют положение. Нужно четко понимать, что ребенок ведет себя так не потому, что он плохой, и тем более не из-за дурной наследственности, а потому, что многих вещей он просто не знает и не умеет. И здесь родителям необходим такт, мастерство и компетентность, которые помогут преодолеть этот кризис. 

Однако наступление этого кризиса – благоприятный факт. Это необходимое условие для выстраивания новых отношений. Именно в этом конфликте все расставляется по своим местам. Этот кризис обязательно нужно пройти, его не нужно бояться. Он свидетельствует о том, что адаптация идет в правильном русле. 

С преодолением этого кризиса наступает период так называемого вживания – принятия новых ролей родителей и ребенка. Они научаются жить вместе, у них появляется общность интересов, они сближаются, выстраивают новые отношения. 

Все приемные семьи в течение года обязательно сопровождаются специализированными службами, куда входят психологи, педагоги. Их задача – научить замещающие семьи прожить этот важный, полный рисков первый год адаптации.  

Ребенок как спасательный круг

К принятию ребенка в семью нужно подойти очень серьезно. Здесь на первый план выходит мотивация приемных родителей – с какой целью они берут ребенка. От этого во многом зависит дальнейшая успешность семьи. К сожалению, часто эти мотивации деструктивны.   

Сейчас очень широко распространено брать детей в семью из-за материальной заинтересованности. Особенно в деревнях, где трудно с наличностью, и каждая копейка для опекуна имеет вес. Конечно, в этом случае воспитанием ребенка никто не занимается, у семьи одна задача – взять побольше детей.  

Еще одна достаточно распространенная деструктивная мотивация – «синдром пустого гнезда». В этом случае семья берет на воспитание ребенка из детдома, когда свои дети выросли и разъехались или ребенок в семье погиб. Родители пытаются заполнить брешь утраты живым человеком. Понимаете? Он станет суррогатом их собственного ребенка. Какие бы благие цели родители ни ставили, все равно бессознательно они будут сравнивать его с предшественником, которому приемный ребенок всегда будет проигрывать. 

Зачем родители берут ребенка? Чтобы унять свою боль. Для него то, что его взяли – это знак, что приемным родителям нужен именно он, никто другой. А им-то, оказывается, все равно, кого из детей взять. Можно заполнять душевную пустоту хобби, но не человеком. 

Альтруистическая мотивация тоже деструктивна. Когда приемные родители берут ребенка с целью его облагодетельствования, для того чтобы помочь кому-то, они подспудно, а порой и вполне осознаваемо ждут за это благодарности от ребенка.

Согласитесь, получить благодарность за свои труды от кровных детей трудно, а ждать ее от ребенка – это минимум глупо. Если он с раннего детства воспитывался в условиях, что всем  в семье что-то должен, когда его попрекают тем, что облагодетельствовали, а он не слушается, то тут вопрос времени, когда ребенок уйдет из семьи. Родители не дожидаются «спасибо» и разочаровываются в ребенке. И как результат – ни о каких нормальных отношениях в семье уже речи не идет.  

– В каком же случае родители действительно создадут благоприятные условия для развития ребенка?

– Единственная конструктивная мотивация – это стремление родителей реализовать себя как мама и папа. Этот самый высокий уровень мотивации, но и достаточно редкий. Но именно такая мотивация позволяет создать наиболее успешную приемную семью, где ребенок не просто мог бы содержаться, но и развиваться в благоприятных условиях. Такая семья достаточно гибкая к особенностям детей, которые воспитывались в условиях депривации.   
Когда ребенка определяют в семью, психолог пишет заключение, в котором фиксирует  мотивацию родителей. Но что самое интересное, отрицательное заключение психолога не может явиться основанием, чтобы не отдать ребенка в семью. Такая вот законодательная коллизия. 

«Я такой, как мои родители»

Но мотивация – это не данность, ее можно корректировать. Задача школ приемных родителей –  подготовить будущих мам и пап к жизни с ребенком, показать их слабые места, чтобы они реальнее смотрели на вещи. 

Подавляющее число семей распадаются как раз на первом году. Все потому, что сталкиваются ожидания, мотивация и идеализация с реальностью. Известны случаи, когда у нас ребенка по шесть-семь раз возвращают из приемных семей в детский дом. Вы представляете, насколько это травмированный ребенок? Мало того что он потерял свою кровную семью, так от него постоянно отказываются и другие семьи. Поэтому система жизнеустройства ребенка в семью должна быть очень тонкой и осуществляться компетентными людьми, чтобы исключить вторичную травматизацию.    

– Если ребенок попал в новую семью, но знает, что у него есть родные мама и папа, как приемным родителям себя вести?  

– Здесь нужно обратить внимание на один важный момент – вопрос взаимоотношений замещающей и кровной семьи. Есть четкие и однозначные правила. Ни в коем случае нельзя обесценивать кровную семью ребенка. Нельзя негативно, в уничижительном тоне высказываться о его родных родителях. Потому что ребенок всегда идентифицирует себя со своими родителями. Есть понятие «родительская идентичность»: ребенок идентифицирует себя со своими родителями – «я такой, какие мои родители». 

Его кровные мама и папа являются отправной точкой его самоидентификации. Поэтому, если мы начинаем обесценивать их, начинаем говорить о его родителях плохо – «они алкоголики, бандиты, наркоманы», мы тем самым формируем негативную самоидентификацию ребенка. Иными словами, он начнет считать себя таким, какие его родители: «Если мой папа плохой, значит, и я должен вести себя таким же образом». 

В подростковом возрасте, когда у ребенка пик самоидентификации, постоянные попреки родителей в том, что они облагодетельствовали «сиротку», может вылиться в формирование у ребенка сиротской идентификации. И подросток часто заявляет родителям – «раз я сирота, а сироты, как известно, должны жить в детском доме, то я от вас ухожу в детдом». 

Случаи, когда подростки отказываются от своих приемных родителей, часты. Мой опыт показывает, что отказ от ребенка, возврат его в детский дом чаще всего связан именно с обесцениванием приемными родителями его кровной семьи. 

– Наверное, часто в пылу эмоций они говорят о них плохо…. 

– Нужно не просто знать, что нельзя говорить плохо о его родителях, нужно и относиться соответствующим образом. По крайней мере не негативно. Потому что наше отношение в любом случае начинает проявляться в нашем поведении, что становится понятным ребенку. Дети очень тонко все чувствуют. 

Скрывая тайну, можно потерять доверие

– Когда лучше сказать усыновленному ребенку, что он не родной, и надо ли? 

– В случае усыновления юридически закреплена тайна усыновления. Поэтому говорить или не говорить ребенку об усыновлении – это решение всегда остается за родителями. Вообще же это всегда очень сложный и индивидуальный вопрос. Потому что это всегда вопрос доверия между ребенком и родителем. 

С одной стороны, когда мы говорим ребенку об усыновлении, мы наносим ему травму, а с другой, если ребенок самостоятельно узнает об этом, когда вырастет или от чужих людей, то потеряет к нам доверие. Здесь очень тонкая грань. Какого-то универсального ответа, когда сказать об этом, нет. 

Моя точка зрения, но сразу оговорюсь, что она умозрительна и ее нельзя воспринимать как руководство к действию: чем больше недосказанностей, чем больше тайн, тем больше риск подрыва доверия. 

– Лучше проконсультироваться с психологом? 

– Да, и попытаться разобраться в той ситуации, в которой оказалась семья. Ведь этот вопрос не возник на пустом месте. Есть какая-то предыстория, какие-то проблемы, с которыми надо разобраться. Взвесить все за и против, ведь это очень деликатный вопрос. 

Беседовала Любовь Ульянова, «Номер один». 
Вопросы психологу вы можете задать по адресу: pismo77@inbox.ru 
^