02.04.2017
Для незрячего прогулка по городу похожа на опасный для жизни экстрим

В Бурятии нет условий для слепых людей. Кажется, программа «Доступная среда» существует только на бумаге. На деле практически ни одно здание республики не может похвастать соблюдением всех требований для приема инвалидов. Где-то есть поручни, но нет указателей, где-то все наоборот. Но чаще всего нет ни того ни другого. Мы решили посетить важные объекты инфраструктуры вместе с незрячим человеком и узнать из первых уст, как живут слепые люди в Улан-Удэ. 

Путешествие с риском

Руслан Чердонов – инвалид первой группы, то есть тотально слепой человек. Для него не составляет труда сходить в одиночку, к примеру, в ближайший магазин. Но отнюдь не от того, что этот путь устлан тактильной плиткой, указателями или надписями по Брайлю. Просто он знает данный маршрут как свои пять пальцев. 

Точно так же и другие слепые ходят исключительно проверенными тропами. И все потому, что в городе, да и во всей республике нет доступной среды для инвалидов по зрению. Бордюры, по которым слепые ориентируются, зачастую отсутствуют или разбиты, тактильной плитки, которая помогает понять, в какой стороне находится то или иное учреждение, тоже практически нет. С прощупываемыми указателями на стенах зданий  вообще беда. Другими словами, каждый новый маршрут для слепого – своего рода экстремальное путешествие. 

Мы решили отправиться в такое путешествие вместе с Русланом Чердоновым, а заодно и проверить доступность среды, о наличии которой ежегодно рапортуют чиновники. Место действия – поселок Восточный, здесь Руслан живет с рождения, здесь же находится школа для слепых и слабовидящих. Несмотря на это обстоятельство, в округе нет ровным счетом ничего для удобства инвалидов. Итак, отправляемся в путь. Для начала мы решаем посетить банк. 

Наш герой предпочел идти не по тротуару, а по дворовой дороге. 

– Во дворе всегда неправильно припаркованы машины, они загораживают проход к тротуару, из-за этого мне приходится идти прямо по проезжей части, – объясняет свой выбор маршрута Руслан.

Уже в самом начале пути молодого человека чуть не сбил автомобиль. Водители даже не присматриваются  к тому, что за человек перед ними. Когда опасная дворовая дорога осталась позади, наш герой подошел к пешеходному переходу. 

– Я знаю, что здесь есть два лежачих полицейских и дорожный знак, который предупреждает о том, что здесь могут ходить слепые люди, – комментирует Руслан. 

Однако это нисколько не мешает водителям ездить на высоких скоростях и не притормаживать на пешеходном переходе. Звуковой светофор решил бы эту проблему, но почему-то его здесь нет. Вообще по городу насчитывается чуть больше 50 звуковых светофоров, которые предупреждают, когда можно переходить дорогу, а когда нет. Этого катастрофически не хватает, как и тактильной плитки.

Щебень как указатель

Плитка со специальным рельефом помогает слепому понять, в каком направлении находится нужное ему здание. Также ее укладывают в самом начале пешеходного перехода как знак предупреждения. В нашем городе тактильная плитка находится только на трех пешеходных переходах – по улицам Воровского, Бограда и Магистральной. Почему выбраны именно эти места, никто объяснить не может. 

– Сейчас мы подошли к общественной организации «Общество инвалидов». Это я понял по рассыпанному щебню около здания, я здесь уже ходил, – констатирует Руслан Чердонов. 

Действительно, щебень рассыпан в радиусе примерно  пяти метров от общества инвалидов. Дорогу здесь не могут доделать уже несколько лет – не хватает денег. Интересная деталь: щебень служит хорошей подсказкой для слепого человека, а вот для инвалида-колясочника это непреодолимая дорога. Неудивительно, что колясочники общество вообще не посещают.

На пути к банку  наш герой несколько раз путал направление, так как дорога ему малознакома и, самое главное, на ней отсутствовал тротуар с бордюром. Более того, один раз Руслан чуть не сорвался с обрыва – не было должного ограждения вокруг опасного возвышенного участка. 

Здание банка также было распознано не сразу. На важном социальном объекте не нашлось ни одного направляющего указателя, который можно было бы прочувствовать на ощупь. Наконец мы попали внутрь. 

– Здесь я абсолютно беспомощен, не смогу даже снять деньги с карты, так как современные банкоматы не рассчитаны для слепых. Да, тут есть надпись по Брайлю, куда нужно вставлять карту, есть надпись, откуда можно получить выписку, но сам экран сенсорный. Как я могу выбрать нужную мне операцию, если я не могу прочитать, что там написано? – возмущен молодой человек. 

Все операции приходится проводить через операторов, которые, к слову, не всегда быстро приходят на помощь. К примеру, Руслану пришлось стоять пять минут в неведении, среагировал консультант на его просьбу или нет. 

Администратор, обученный работе с инвалидами, должен быть в каждом учреждении, которое предоставляет услуги населению. В нашей республике это тоже большая редкость. 
Стоит ли говорить, что внутри банка мы также не обнаружили направляющей тактильной плитки, информационных табличек по Брайлю и настенных указателей. Следующая остановка – почта, до которой Руслану помогли добраться отзывчивые школьники. 

– Дяденька, Вы слепой? Давайте мы Вам поможем дойти, – ребята облепили нашего героя со всех сторон и заботливо повели к зданию почты. 

Жаль, что наши депутаты и чиновники не столь добры и благородны по отношению к инвалидам. Но вернемся к почте. 

– Здесь все более-менее соответствует требованиям. Есть поручень, тактильная плитка, которая предупреждает о начале лестницы, – резюмирует наш герой.

Но и тут прокол. Дверь на почту оказалась закрытой. Как выяснилось, вход в здание перенесли на несколько метров правее, однако это может понять только зрячий человек – настенных указателей для слепых здесь нет. Зато есть надпись по Брайлю, которая сообщает о режиме работы почты. 

Недоступная Бурятия

По всей видимости, Бурятия не готова принять тот факт, что на ее территории проживают инвалиды по зрению, а их, по неофициальным данным, около 3000 человек. Из них больше тысячи человек проживают в Улан-Удэ. 

– Закон гласит, что в этом году новые объекты ни в коем случае не должны принимать, если отсутствует доступная среда для инвалидов. И дается переходный период для тех объектов, которые давно построены, но не соответствуют требованиям – до 2030 года они должны адаптировать свои здания для всех категорий граждан с инвалидностью. На адаптацию инвалидов в этом году выделено восемь миллионов рублей на условиях софинансирования: 93 процента выдает Федерация и 7 процентов поступает от республики, – говорит Светлана Богатырева, консультант отдела социальных технологий минсоцзащиты Бурятии.

При этом размер дотаций зависит исключительно от щедрости правительства республики и депутатов Народного Хурала. Чем больше они решат выделить денег на доступную среду, тем больше средств добавит государство. 

– Мы по возможности покупаем говорящие телефоны, часы, приспособления по Брайлю. К сожалению, бюджетных средств не хватает на что-то более существенное. К примеру, приобрести систему «Говорящий город» мы не в силах. Эта система включает в себя приспособления, которые носит человек, и они связаны с объектами инфраструктуры. Они сообщают, где он находится и сколько ему нужно пройти до нужного объекта. Допустим, инвалид по зрению подходит к министерству социальной защиты, и информатор ему сообщает, что он подошел к министерству, – рассказывает Светлана Богатырева.

В крупных городах России эта система уже давно работает. У нас же самым большим прогрессом можно назвать внедрение звуковых информаторов в маршрутках. Однако о том, как незрячий сядет пусть и в «говорящий» автобус, опять-таки никто не подумал. 

– Остановки должны быть оснащены звуковыми информаторами, чтобы человек слышал, какой маршрут подходит. К сожалению, у нас такого нет, – констатирует консультант.

Слепые вынуждены заказывать социальное такси, чтобы хоть как-то сэкономить деньги на проезд. Вот только в парке социального такси дефицит машин, поэтому его нужно вызывать за неделю до планируемого выезда.   Отдельный разговор о собаках-поводырях. Чтобы получить друга, необходимо собрать кипу документов, в том числе справку от психиатра (мало ли как вы планируете обращаться с животным). А потом еще несколько месяцев ждать, когда собачку привезут из Москвы, или самому ехать за ней. 

Из-за таких сложностей слепые предпочитают не выходить из дома вообще. Неизведанный мир пугает, а чиновничье равнодушие только усиливает этот страх. 

Чтобы пережить все горести слепого, не обязательно быть слепым. Достаточно пройтись привычным маршрутом с закрытыми глазами. Если это сделают чиновники, они, возможно,  поймут, каким мужеством обладают незрячие, проживающие в нашей республике. 

Елена Темникова, «Номер один». 
^