30.03.2017
Алексей Цыденов об увольнениях, спасении утопающих и бурятской «Эйфелевой башне»

Кроличья нора, в которую свалился Алексей Цыденов, кишит удивительными вещами. Пытаясь вникнуть в то, что происходит в Бурятии, врио главы то и дело натыкается то на сказочных персонажей, то на парадоксальные явления. Законы, по которым живет республика, часто противоречат логике. Но чтобы их изменить, мало победить «Бармаглота» – нужно что-то существенно большее. 

Наблюдения и выводы

Есть пять стадий смирения с неизбежным: отрицание, гнев, торг, депрессия и принятие. С тех пор как Кремль объявил о назначении Алексея Цыденова на должность врио главы Бурятии, прошло два месяца. Отрицание и гнев прошли быстро. Впереди – депрессия, которая совпадет с предвыборной кампанией, и принятие в день объявления результатов голосования на сентябрьских выборах.

Сейчас же республика застряла на третьей стадии – торг. Торговаться с временным главой Бурятии пытаются все: чиновники, бизнесмены, общественники, журналисты, простые жители. Получается не у всех. Но напор не ослабевает. Все понимают, что Алексей Цыденов сейчас наблюдает и делает выводы. Но не все понимают, что повлиять на этот процесс нельзя. По крайней мере, теми методами, которые привычны местным сообществам.

Врио главы и сам начинает понемногу формировать мнение о себе. Механизм типичен: публичные выступления, принятие решений по проблемным вопросам. Наконец, встречи с электоратом. Например, с общественниками и журналистами.

Одна из таких как раз состоялась в минувшие выходные. Алексей Цыденов собрал журналистов не на привычную пресс-конференцию, а на встречу без галстуков. Чтобы через неформальное общение показать себя не с официальной, но с человеческой стороны. И заодно сделать выводы, которые, видимо, станут основой для будущей информационной политики главы региона.

– Четверо детей. Старшему скоро 19, младшему недавно шесть месяцев исполнилось. Родом я с Петровского Завода, железнодорожник в четвертом поколении, – начал рассказ о себе Алексей Цыденов.

Если вкратце, свою карьеру нынешний врио главы начал с должности бухгалтера самого низкого ранга на железной дороге. Но бухучетом он не занимался – просто тогда не было свободных ставок, и ему предложили самую низкооплачиваемую должность, на которую никто не соглашался.

Когда карьера пошла в рост и он оказался на руководящей должности, начальство сменилось, и найти с ним общий язык не удалось. Тогда Алексей Цыденов отправился покорять бизнес. Написал бизнес-планы нескольких компаний по перевозке леса и нефти, позже их же и возглавил. Правда, в состав акционеров его не взяли: нет капитала – нет доли.

Добившись успеха в бизнесе, сменил его на госслужбу – устроился заместителем директора департамента в Минтрансе России. Позже ушел в администрацию правительства.

Из достижений – авторство программы Trade-in, ФЦП по станкостроению, один из создателей системы Глонасс. Еще – участие в подготовке к Олимпиаде в части транспортной безопасности. Здесь, помимо прочего, ему принадлежит идея поставить забор поперек сочинского вокзала – чтобы не пересекались досмотренные и недосмотренные пассажиры.

На должности замминистра успевал заниматься несколькими вещами одновременно, хотя изначально обязанности ограничивались курированием железной дороги.

– Я в минтрансе курировал не только железную дорогу. Я, когда ушел, мои обязанности поделили на четверых. Я курировал железную дорогу в полном объеме, курировал науку, техническое регулирование, информационную политику, наземное использование Глонасс, границу, – перечисляет Алексей Цыденов.

На новой должности чувствует себя комфортно. «До безобразия счастливый человек» – такую характеристику врио главы дал сам себе. Правда, семья еще не перебралась в Бурятию – дети заканчивают учебный год в Москве, жена «грузит контейнер». В резиденции Наговицына селиться не намерен, что вполне логично, учитывая ее скандальную историю. Перед выборами такие спорные решения ни к чему. Сейчас живет в резиденции Потапова, которая во многом скромнее.

Первая кровь

За пару месяцев, даже работая круглосуточно, нельзя вникнуть во все проблемы региона. Тем не менее временный глава Бурятии уже сделал некоторые выводы относительно происходящего.

– У нас сейчас бюджет более 60 процентов – социальный. Мы бюджет проедаем. И даже займы у нас не инвестиционные. Безусловно, это вещи необходимые, но в таком формате говорить о развитии сложно. Мы не генерируем дополнительную налогооблагаемую базу, мы не разгоняем экономику. Это тяжелая тема. Я думаю, мы пойдем на увеличение дефицита бюджета только для того, чтобы решать инвестпроекты, – заявил Алексей Цыденов.

То есть те, кто в последние годы кричал о крахе реальной экономики в Бурятии, могут радоваться: стратегия врио, судя по сказанному, предполагает сценарий развития, который учитывает возрождение этого сектора. Хотя сделать гораздо сложнее, чем сказать: задача из разряда «миссия невыполнима».

Спасение утопающего бизнеса Алексей Цыденов начал с «Молока Бурятии».

– Ценность «Молока Бурятии» не в том, что на прилавках молока не будет: оно будет всегда. Наша заинтересованность в том, чтобы наши крестьянско-фермерские хозяйства работали. В этом их главная ценность. Поэтому их надо поддерживать, – говорил он.

Чтобы фермерам было кому сдавать молоко, врио главы встретился с компанией «Тетра Пак», которая судится с «Молоком Бурятии» из-за неплатежей по лизинговому договору. И попросил отложить судебные претензии. Встретился с представителями «Россельхозбанка», у которых попросил открыть предприятию кредитную линию в обмен на госгарантии.

– Но давать их мы будем при условии, что «Молоко Бурятии» разработает внятный бизнес-план, по которому будет понятно, как они из этой ситуации выходят, – отметил врио. – Мы еще проговорили, что мы вам помогаем, но вы доводите свое производство до 12 миллионов литров молока, чтобы фермеров загрузить еще больше.

В целом же сельское хозяйство, точнее, та система, которая действует в Бурятии, привела Алексея Цыденова в недоумение: при том, что на субсидии выделяются бешеные деньги, эффект от них почти нулевой. Однако перспективы все же есть.

– Сейчас с «Ажур-тексом» встречались. Они уже закупили немецкое оборудование. Могут делать от футболки до ковров. И делают они все это из шерсти. Но шерсть закупают в Монголии, – заявил врио, добавив, что неплохо было бы закупать шерсть у местных. – Объем переработки шерсти, который им нужен, предполагает необходимость в 500 тысячах голов овец.

Логика простая: если дать фермерам рынок сбыта, они без всяких субсидий начнут работать и зарабатывать. К процессу формирования этого рынка Алексей Цыденов планирует подключить и «Бурятмяспром».

Инстаграм в помощь

– Я еще не отработал технологию «сначала сказал, потом что-то происходит», я сначала делаю, потом говорю, – так Алексей Цыденов начал разговор про водоохранную зону Байкала.

Конечно, байкальская тема в итоге оказалась одной из главных на встрече. Ведь озеро – именно та фишка, отталкиваясь от которой, в Бурятии можно создать что-то стоящее. Правда, перед этим нужно решить накопившиеся проблемы.

– У нас центральная экологическая зона, на нее накладывается водоохранная зона, на нее – рыбоохранная зона, потом зона особого наследия ЮНЕСКО, и в итоге у нас на байкальской территории вообще ничего делать нельзя. Мы многодетным семьям землю не можем выделить, мы инвесторам землю не можем выделить, у нас проблема в «Байкальской гавани», – сетовал врио.

Чтобы разобраться с проблемой, он отправил письмо на имя премьера Дмитрия Медведева. И уже получил ответ – причем положительный. В итоге на весенней сессии Госдумы должны рассмотреть внесение изменений в ряд законов, которые должны снять ограничения в границах населенных пунктов, разрешить строительство дорог и прочее. В том числе должны сняться проблемы с «Гаванью».

Кстати, по теме «Байкальской гавани» и туризма в целом Алексей Цыденов тоже успел поудивляться и сделать выводы. 

– Туризм – это огромный комплексный вопрос. Это инфраструктура, это логистика, это аэропорт, это дороги, это энергетика, это тепло, это вся сфера обслуживания, – перечислил врио. – Прилегающие поселки должны быть приведены в порядок. В той же Турке – про поселок вообще нигде не говорится. У нас тут будет город-сад, а здесь хибары будут стоять сгнившие?

Кроме прочего, Алексей Цыденов недоумевает от архитектурных решений создателей «Байкальской гавани». Точнее, от их отсутствия.

– Должна быть правильная архитектура. Сейчас в Турке сделали схему территориального планирования. А вы стиль смотрели? Здесь – деревянные домики, здесь – небоскреб, здесь – не понять, что-то круглое. Даже если все инвесторы все это сделают, это смотреться дико будет! – возмущался он.

Решать этот вопрос, по мнению врио, нужно с профессионалами. Заодно и подумать над фишкой – некой точкой притяжения, узнаваемой достопримечательностью. Ею может стать, например, череп мамонта, который предлагает возвести на Байкале именитый скульптор Даши Намдаков.

– Нам нужна яркая точка притяжения, как Эйфелева башня, как Иисус Христос в Рио-де-Жанейро. И те, кто увидит ее в любом инстаграме, на любой фотографии, сразу понимают, где это.

Эксперты, общественники, оппозиционеры, кухонные политики на это предсказуемо скажут: со старой командой реализовать все сказанное невозможно. И будут отчасти правы. Но Алексей Цыденов расстроил тех, кто ждет немедленных и кардинальных перемен: массовых скоропостижных увольнений не будет.

– Я понимаю, люди ждут, что я стукну кулаком по столу, всех поувольняю. Но я не сторонник популистских мер. Я за то, чтобы все решения были продуманы с понятным эффектом. Поэтому команда, безусловно, будет обновляться, но это будет продуманный процесс, с понятной заменой, – пояснял врио главы.

Некоторые выводы относительно нынешней команды правительства он уже сделал. Впрочем, чтобы кого-то заменить, нужно найти кого-то лучше. А с этим у нас, к сожалению, проблемы. Кадровый голод в Бурятии – явление не новое. И как с ним бороться в краткосрочной перспективе, никто не знает.

Подытоживая: позиция врио главы – вполне взвешенная и уверенная. Его видение ситуации по многим сферам, его стратегия и намерения выглядят впечатляюще. Но чтобы воплотить все это в жизнь, нужно нечто большее. Это и надежная команда, и согласованность с местными элитами, и виртуозное владение предметом под названием «внутренняя политика». Плыть по течению нельзя, против течения – бесполезно. Выходит, придется менять направление течения. И в этом плане участи Алексея Цыденова, если он все же победит на выборах, можно только посочувствовать.

Владимир Пашинюк, «Номер один».
^