08.04.2017
Бурятские элиты выбрали коммуниста инструментом борьбы за место главы

Вероятный единый кандидат от бурятских элит и кланов Вячеслав Мархаев начал свою кампанию с популизма и самопиара. Ставленник «старой школы», видимо, собирается составить конкуренцию Алексею Цыденову на предстоящих выборах. Впрочем, его первые шаги выглядят не слишком убедительно.

Незабытое старое

Относительно недавнее решение Кремля о назначении исполняющим обязанности главы Бурятии Алексея Цыденова внесло в ряды оппозиции немалую долю смятения. Причем не только на местном уровне – федеральные партии после смены губернаторов в регионах стали делать любопытные заявления относительно грядущих выборов.

Одно из них до боли знакомо тем, кто следит за внутриполитическими тенденциями. Недавно Сергей Миронов, возглавляющий «Справедливую Россию», заявил, что в отдельных регионах его партия собирается объединяться с ЛДПР и КПРФ, с тем чтобы выдвинуть единого кандидата на губернаторских выборах.

В заявлении звучали 7 из 14 регионов, где должно состояться голосование. Среди них и Бурятия. Здесь от оппозиции в роли единого кандидата, по версии Миронова, должен выступить коммунист Вячеслав Мархаев. Неожиданностью этот выбор не стал, ведь кроме него в республике нет кандидатур, которые могли бы хотя бы для видимости побороться с Алексеем Цыденовым.

Впрочем, это всего лишь слова Сергея Миронова, которые остальные партии пока не спешат комментировать. А значит, сказанное в масштабах России может быть не более чем элементом пиара. Тем более что такие заявления звучали уже не раз и заканчивались, как правило, ничем.

Вообще, это любимая тема оппозиции перед выборами. Громогласно объявляется о консолидации сил, даже составляются некие списки кандидатов. Подобные заявления привлекают внимание, но когда доходит до дела, партии благополучно сливают идею.

Примерно по такой же схеме сработали либералы, активно готовящиеся к президентским выборам следующего года. Сначала оппозиция вбросила идею о едином кандидате, чем спровоцировала немалый общественный интерес. Однако позже выяснилось, что никакого объединения не будет. Ни главный «яблочник» Явлинский, ни главный блогер Навальный не согласились снимать свои кандидатуры в пользу другого. Позже к теме подключился «парнасовец» Михаил Касьянов, видимо, предлагающий себя в том же качестве. Однако и здесь процесс идет не очень успешно.

Сила противодействия

Однако в Бурятии эта тема, вопреки федеральной тенденции, может пройти. Единый кандидат от оппозиции у нас – вполне реальная перспектива. С поправкой на то, что оппозиции здесь никакой нет. Есть лишь элиты и кланы, которые в штыки восприняли Алексея Цыденова как ставленника Кремля.

Их реакция понятна: назначенный Путиным и.о. главы здесь не для того, чтобы договариваться с местным «болотом», но для того, чтобы навести порядок. Его заявления и первые шаги ясно дают понять, что Алексей Цыденов не настроен вести переговоры со старой гвардией, которая в угоду своим интересам тащит республику на социально-экономическое дно.

Причем за ним – мощные федеральные ресурсы и, что немаловажно, президент страны. Поэтому местные элиты и кланы приложат максимум усилий, чтобы поставить его под удар и попытаются протащить на пост главы республики «своего» человека, с которым легко договориться.

И Мархаев здесь – идеальный кандидат. Конечно, он отстранился от Бурятии, перейдя на иркутскую сторону, когда его сопартиец – губернатор области Сергей Левченко – передал ему кресло сенатора. К тому же противопоставить Алексею Цыденову ему пока нечего: у него нет ни внятного видения социально-экономического будущего Бурятии, ни конкретных планов по решению накопившихся проблем. Его стратегия – максимально накалить обстановку, провоцируя протестные настроения. Впрочем, пока что получается не очень.

Политический таран

Вячеслав Мархаев начал свою кампанию с откровенного самопиара на грани популизма. А именно – с запоздалой реакции на тему Навального по поводу доходов премьер-министра Медведева.

На одном из недавних заседаний Совфеда господин Мархаев предложил проверить соответствие доходов и расходов Дмитрия Медведева. А именно: потребовать от правоохранителей расследовать все факты, связанные с имуществом премьера.

Впрочем, никакой конкретики от коммуниста, как и ожидалось, не прозвучало. Ни поручений силовикам, ни каких-то документов принято не было. Слова остались словами, и не более. Валентина Матвиенко позже пояснила, что поручения не было, «потому что Мархаев его не сформулировал».

То есть, вместо того чтобы заниматься реальными делами, главный коммунист Бурятии занялся по сути бесполезными для республики, но громкими с точки зрения пиара вещами. Примерив на себя образ Дон Кихота, Мархаев бросился на борьбу с ветряными мельницами, пока Бурятия борется с реальными проблемами.

В то же время иркутские эксперты отреагировали на эти заявления скорее с раздражением. Звучат фразы вроде «он ничего не сделал для Иркутска – бесполезный сенатор от Иркутской области» или «коммунисты захватили Иркутск, теперь хотят Бурятию».

Такой настрой даже в соседнем регионе, интересы которого он должен был защищать на посту сенатора, говорит совсем не в его пользу. В Бурятии же пока тишина. И это понятно, ведь до сих пор потенциальный кандидат на главу республики никак себя здесь не показал.

В любом случае у местных элит не остается никого, кроме Мархаева, чтобы отстоять свои интересы и побороться за влияние. Именно его, судя по всему, собираются использовать как таран против Алексея Цыденова. Впрочем, политика загнанных в угол элит пока что выглядит скорее жестом отчаяния, чем серьезным политическим заявлением.

Станислав Сергеев, «Номер один».
^