12.04.2017
Городские власти спорили о бюджетных итогах и удивлялись отсутствию общественников

Публичные слушания по бюджету Улан-Удэ прошлого года де-факто получились не очень-то публичными. Вместо разговора с общественностью в мэрии состоялся разговор между разными секторами городской власти. Тем не менее чиновникам и депутатам нашлось что сказать друг другу и о налоговых недоборах, и о росте числа чиновников, и о миллиардных долгах.

Где публика?

– Сегодня публичные слушания. От публики, от граждан Улан-Удэ я, видимо, в единственном числе. Здесь вся администрация, депутаты. А где же публика? – задавался вопросом Манхар Урбазаев, предположивший, что, кроме него, независимых общественников в зале, где проводились слушания, нет.

Вопрос был задан после того, как председатель комитета по финансам города Татьяна Базякина огласила бюджетные итоги прошлого года. Если вкратце, итоги таковы: столица Бурятии получила доход в семь миллиардов рублей, включая поступления из вышестоящих бюджетов. Собственных налоговых и неналоговых доходов в два раза меньше: 3,8 миллиарда рублей.

Более половины – 56 процентов от собственных доходов – принес налог на доходы физлиц. 16 процентов принес земельный налог, десять процентов – ЕНВД, шесть процентов – доход от аренды, три процента – госпошлины, два процента – доходы от продажи имущества. Муниципальный долг столицы составил 2,6 миллиарда. 

Все это излагалось в привычной для чиновников форме: с обилием цифр, финансовых терминов и прочими премудростями. Упрощать доклад смысла не было. Ведь, как уже было сказано, людей без подготовки, то есть простых жителей и общественников, на публичных слушаниях почти не было.

В ответ на претензии некоторые чиновники пытались оправдываться: мол, мы и так все это обсуждаем каждый квартал, мол, все были предупреждены. Председательствующий заммэра Алексей Хандархаев, однако, примеру коллег не последовал:

– По количеству – да, действительно, есть вопросы. Несмотря на то что мы всех известили в установленном порядке, общественности у нас маловато, надо признать. Поэтому надо критику правильно принять и к следующим слушаниям обеспечить. Надо подготовить людей, попросить прийти. Чтобы действительно был разговор. Нас же население наняло на работу, а не наоборот, – раздавал он указания.

Миллиарды мимо кассы

Впрочем, тема непубличности публичных слушаний была далеко не основной. После доклада о муниципальном бюджете-2016 депутаты стали поднимать вопросы, которые висят в воздухе уже давно. Например, взаимоотношения мэрии и налоговых органов.

– Когда мы принимали бюджет 2016 года, мы задавали вопросы о взаимодействии с налоговыми органами. Вы ни слова не сказали, как проводилась эта работа, чего мы достигли. Вопросы конкретные поднимались: по реальному сектору экономики, по теневому сектору экономики, – обращался к Татьяне Базякиной депутат Александр Калашников. – Вы или не хотите, или не можете, или налоговые органы отлынивают от этой работы. Если посмотреть наш бюджет, то доходная часть строится из межбюджетных трансферов и налоговых доходов. У нас имущества в городе практически нет, мы живем только на налоги.

По его словам, в столице Бурятии налоговая служба практически не задействована в борьбе с теневым сектором экономики. То есть теми людьми и компаниями, которые не платят налоги. Цифры – вещь упрямая. И они говорят, что в Улан-Удэ, да и в Бурятии в целом, существует странная схема работы, при которой миллиарды рублей уходят мимо казны.

– Простейший анализ показывает, что половина трудоспособного населения Улан-Удэ числится неработающим. А неработающие люди у нас находятся в тени, потому что уровень безработицы вы показываете среднероссийский, – говорил другой депутат горсовета, Сергей Иванов. – Средний уровень заработной платы в программе СЭР Бурятии на 2014 год задан в 27 тысяч. И если исходить из этой зарплаты, учитывая численность населения, федеральная налоговая служба должна была собрать в 2014 году 18 миллиардов рублей НДФЛ по республике. А собрано 11,4 миллиарда. 6,6 миллиарда куда-то исчезли.

Те есть более шести миллиардов не собрано НДФЛ по республике. В Улан-Удэ собирается примерно 25 процентов этого налога. Следовательно, столица Бурятии тоже потеряла не один миллиард рублей.

– Если брать с 2011-го по 2015 год, то как минимум пять миллиардов республика официально по закону должна городу. Вы почему эти деньги-то не требуете? Я в пятый раз это озвучиваю, администрация города делает вид, что этого не слышит! – возмущался Сергей Иванов.

Однако на этот раз реакция все же была. По крайней мере, на словах. Депутат Хурала, возглавляющий парламентскую комиссию по развитию Улан-Удэ, Баир Цыренов пообещал разобраться в налоговых расхождениях. Правда, предположив, что все дело в неверной статистике по зарплатам.

– Спасибо, Сергей Викторович, за интересную информацию. На самом деле у нас уже был такой случай, когда мы интересовались по поводу среднемесячной зарплаты. Оказалось, что там были погрешности, считали ее по одному месяцу, по последнему. Я это зафиксировал и обязательно проверю, – заявил парламентарий.

Позже к нему присоединились и сити-менеджер Александр Аюшеев, и заммэра Алексей Хандархаев. Посыл примерно одинаков – «обязательно разберемся».

Кадровый взрыв

Кроме прочего, депутаты заинтересовались и кадровой политикой администрации города. А точнее, ростом численности муниципальных служащих.

– Администрация города вместе с отчетом об исполнении бюджета должна предоставлять сведения о численности муниципальных служащих и работников муниципальных учреждений Улан-Удэ. И какую зарплату они получают. Я такой формы отчета не увидел. И такой формы отчета ни на сайте города, нигде нет, – удивлялся Александр Калашников.

Позже Татьяна Базякина оправдывалась, мол, о численности и зарплатах чиновники отчитываются каждый квартал. И пообещала выдать депутатам всю необходимую информацию – но позже. А пока же цифры выглядят весьма «впечатляюще»:

– Я сделал кое-какие расчеты и сравнения. У меня получилась интересная ситуация: относительно 2014 года у нас увеличилось количество муниципальных служащих и работников муниципальных предприятий на 712 человек. Фонд заработной платы увеличился на 577 миллионов рублей. С 2014 года фонд оплаты труда работников муниципальных предприятий увеличился почти на 600 миллионов рублей, – говорит Александр Калашников.

Депутатов пытались заверить, что в Улан-Удэ растет число учителей, воспитателей вслед за увеличением мест в школах и детсадах. Впрочем, городские парламентарии отнеслись к такому объяснению весьма скептически.

В целом же депутаты полной финансово-бюджетной картинки прошлого года, судя по реакции, так и не увидели. Впрочем, этот отчет еще будут выносить на сессию городского парламента. Будем надеяться, что к тому времени администрация Улан-Удэ закроет все информационные пробелы. И тогда мы узнаем, куда исчезли пять миллиардов несобранных налогов и почему число чиновников растет с каждым годом.

Станислав Сергеев, «Номер один».
^