11.05.2017
Россельхозбанк повел Заудинский мелькомбинат по банкротной дорожке

В Улан-Удэ после долгого перерыва возобновляется дело о признании банкротом ОАО «Заудинский мелькомбинат» – крупнейшего логистического центра региона в области мукомольного бизнеса и поставок комбикормов для животноводства. Эксперты не питают здесь особых иллюзий: мелькомбинат, скорее всего, пойдет по печальной тропе других ликвидированных агропромышленных  предприятий. 

Напомним, иск о признании банкротом Заудинского мелькомбината на сумму около 140 миллионов рублей Россельхозбанк подал в Арбитражный суд РБ еще в ноябре 2016 года. Однако дело было приостановлено почти на полгода. Сегодня процесс выходит на финишную прямую.

Ситуация поражает своей абсурдностью. Ведь Заудинский мелькомбинат в «нулевые» годы не брал кредит, а лишь  поручился  перед государственным Россельхозбанком по кредиту, который последний выдал свинокомплексу «Талан-2» из Прибайкальского района. На Заудинском мелькомбинате, видимо, наивно рассчитывали, что, поручившись перед банком за кредит «Талану», они сами получат инвестиционный кредит на развитие производства. Однако банкиры, как и следовало ожидать,  денег мелькомбинату так и не дали,  о чем «Номер один» познакомил читателей в ноябре 2016 года в статье «Заудинскому мелькомбинату подложили свинью».

Далее на «Талан-2» почему-то запустили одну алтайскую фирму, которая быстро вывела ликвидность с предприятия и довела до голодного мора почти все поголовье свиней. После чего алтайцы фактически сбежали с предприятия, а долги свинокомплекса пришлось гасить Заудинскому мелькомбинату, выдавшему поручительство.  Последний на свои средства пытался реанимировать  «Талан-2», но безуспешно, лишь только ухудшил свою финансовую ситуацию. И сегодня под грузом банковских долгов, взятых на спасение другого предприятия, уже сам комбинат пытаются обанкротить. 

–  У меня как экономиста, который глядит на все это безобразие, просто слов нет. Что толку говорить о развитии животноводства, если республика лишается собственной комбикормовой базы, – говорит кандидат экономических наук, эксперт  Алдар Бадмаев. – При этом спрос на корма растет с каждым годом, у нас два крупных свинокомплекса, плюс одна птицефабрика и еще одна в проекте. К тому же население, фермеры сегодня активно закупают уток, индюков, гусей и других животных с целью обеспечить себя мясом в период кризиса. Ранее комбикорма производил Шалутский комбикормовый завод, но его благополучно угробили, теперь очередь дошла до Заудинского мелькомбината. 

По словам Алдара Бадмаева, теперь республика будет вынуждена втридорога завозить комбикорма из других регионов в еще больших количествах, что затормозит агропром.

Так что печальный финал явно просматривается на горизонте. Еще ни одно предприятие Бурятии, попавшее под банкротство, живым из него не вышло. Добавим, что предприятие с долгом в 140 миллионов рублей имеет активы, в виде многочисленных складов, мельниц и подъездных путей, на сумму около одного миллиарда рублей. 

Банкротство – супердоходный бизнес, и кто-то наверняка получит все это богатство по весьма сходной цене. Итог: на месте ранее многочисленных градообразующих предприятий Бурятии остаются лишь руины, из последних примеров – «Байкалфарм» и «Макбур». При этом местные власти не акцентируют  внимание на вопросах угробленного агропромышленного комплекса Бурятии и потере  рабочих мест. Уничтожать промышленность легко. Кто и как потом будет все это восстанавливать, никто старается не думать. 

Дмитрий Родионов, «Номер один».
^