22.05.2017
Какие ошибки мышления мешают нам адекватно видеть мир?

Говорят, мысли материальны, хотя их нельзя увидеть или пощупать руками. Как они рождаются, по каким законам развиваются и почему порой мы делаем неверные выводы о происходящем? «Мы непрерывно познаем мир и самих себя. Нам это необходимо, чтобы выжить. Но большинство из нас мыслит схемами, под которые подгоняет окружающий мир», – утверждает психолог Игорь Бадиев.

От действия к абстракции

– Игорь Валерьевич, расскажите, как человек думает и что такое мысль. 

– Мышление – это такой специфический для человека процесс, благодаря которому мы можем познавать окружающий мир опосредованно – в уме, оперируя не самими предметами, а их образами. Для того чтобы понять, острая ли игла, мне нет необходимости трогать ее, я и так знаю, что игла острая, даже если я никогда до этого ее не видел и не щупал. 

Мышление проходит становление на трех уровнях. Первый – это наглядно-действенное мышление. Мыслительные операции производятся непосредственно с действием. Например, мы даем ребенку домик, на крыше которого имеются фигуристые отверстия. Малыш начинает просовывать туда фигурки – берет и прикладывает их ко всем отверстиям. То есть, для того чтобы понять, соотносится ли форма фигурки с формой отверстия, ему необходимо непосредственно его приложить. 

Вместе с развитием и взрослением у нас появляется наглядно-образное мышление. Здесь мы оперируем образами. Теперь, для того чтобы понять, пройдет ли в отверстие эта фигурка, человеку не нужно прикладывать ее – он может в уме соотнести образ формы отверстия и образ формы фигурки. 

На третьем этапе мы оперируем не образами, а понятиями. Появляется абстрактное мышление. Мы говорим уже о понятиях. Например, объема. Мне даже смотреть  не надо, я знаю, что в круглое отверстие войдет фигурка в форме круга, а в треугольное – в форме треугольника.

«Гармошка» познания

Мышление человека очень тесно связано с речью. Наша зарождающаяся мысль состоит из так называемых опорных речевых элементов. Эдакие полуслова-полуобразы. Для того чтобы их сформулировать, нам нужно эти опорные элементы воплотить в языке. Подобрать к ним конкретные слова. Именно поэтому часто бывает, что мысль в голове зарождается отличная, а высказал – оказалось, ерунда. Замечали? Это яркий пример того, как мысль неудачно оформляется в словесные образы. 

Вне речи, вне языка мышление не происходит. Поэтому, чем богаче у человека словарный запас, чем больше значений слов он знает, тем лучше работает его мышление, тем лучше он познает с помощью мышления и тем больше он знает. 

– Если человек не говорит, страдает ли мышление? 

– У глухонемых тоже свои образы и свои опорные элементы. Ведь язык – это не только те слова, которые мы произносим. Мы ведь можем общаться не только с помощью русского языка, правильно? Есть множество других языков. Кроме того, есть язык жестов, азбука Морзе, язык телодвижений. Язык – это набор определенных символов, при помощи которых мы можем передавать информацию.  

Мы оперируем набором символов. Тут и появляется то самое мышление, тот самый разум, тот самый интеллект, которым так гордится человек. Именно этим человек отличается от животного, у которого нет речи, нет второй сигнальной системы. 

Когда человек мыслит, он постоянно беспрерывно анализирует и синтезирует. Разделяет на составные части и собирает части в единое целое. Поэтому, чтобы познать какой-то предмет или явление, нам сначала необходимо его разобрать на элементы, а затем снова собрать. В этом процессе происходит рекомбинация элементов объекта, в результате которого наше внимание акцентируется уже на тех функциях, которые раньше у объекта известны не были. Так рождаются изобретения и открытия. 

И когда ребенок разбирает игрушки, он, по сути, их анализирует. Просто в результате этого анализа игрушки ломаются. Вполне возможно, что тем самым ребенок открывает какие-то новые функции игрушек. Например, была машинка, он оторвал колеса – у него получилась подводная лодка. 

Средства мышления

Мышление как деятельность работает при помощи мыслительных операций. Самая элементарная – это сравнение. Вот перед нами объекты, мы их сравниваем, в этом процессе устанавливаются их различия и тождества. Сначала мы с легкостью находим различия. Поэтому когда ребенок отдает предпочтение одной игрушке перед другой – это работает сравнение. А для того чтобы сравнить что-то, нам нужно эти объекты расчленить. В дальнейшем в сравнении мы научаемся находить не только различия в объектах, но и сходства. 

Находить общее сложнее, чем находить различия. Однако в результате нахождения общих признаков запускается следующая познавательная операция – обобщение. Теперь мы можем найденные общие признаки объединить в одну группу. Сначала обобщение идет по внешним признакам, а уже потом, усложняясь, оно начинает осуществляться по существенным признакам. 

Например, я вижу стул и стол. В чем разница между ними? У них разная форма. А что общего? На элементарном уровне обобщения я могу сказать, что они одного цвета, у обоих четыре ножки. Для того чтобы обобщить по существенному признаку, мне надо этот признак выделить. А что здесь является существенным признаком? Например, их функциональность. Мы можем говорить, что это мебель. Так рождаются общие понятия – мебель, посуда, транспорт, животные, люди. 

Философская интоксикация

Следующая операция – это абстрагирование. Научившись обобщать по существенным признакам, мы уже можем признаки, которые нам не важны, отбросить как ненужные, абстрагироваться от них. Для нас мебель – уже не просто стул и стол, а некая абстрактная категория, под которую может попасть все что угодно. У нас начинают появляться определенные абстрактные понятия, такие как красота, справедливость, дружба, любовь. То есть очищенный от всего лишнего идеал.  

Понятно, что такое абстрактное мышление оказывается оторванным от реальности. В подростковом возрасте, когда оно очень бурно развивается, у детей может наблюдаться так называемая философская интоксикация. Подросток, погруженный в эти абстрактные понятия, оказывается оторванным от реальности. 

Следующая, наивысшая, наисложнейшая операция, которую человек осуществляет, – это конкретизация. Здесь мы абстрактные понятия конкретизируем применительно к каким-то конкретным ситуациям. Теперь мы говорим не просто о справедливости как таковой, а  о том, является ли тот или иной поступок справедливым.  

Нужно сказать, что до уровня мышления, связанного с операцией конкретизации, доходят не все. Это очень сложный процесс. Чаще всего мы застреваем на уровне абстракций. 

– На уровне очищенного идеала?  

– Да, мы мыслим достаточно отвлеченными категориями, которые оказываются слабо связаны с действительностью. Например, мы говорим, что к нам относятся несправедливо, потому что нас это не устраивает. Или говорим, что это некрасиво, потому что нам это не нравится. То есть эталоном оценки оказывается мое личное отношение к явлению. 

Мыслим схемами

Мышление – это непрерывный поток. Мы его не замечаем, как не замечаем своего дыхания или сердцебиения. Мы мыслим постоянно.  

– Для чего человеку нужны все эти операции? 

– Чтобы познавать окружающий мир. А познавать необходимо, чтобы выжить. Мышление – это такая сетка-схема, которая примеряется ко всему миру, мы мир подгоняем под схему нашего мышления. Мы мыслим так, как привыкли мыслить. И делаем это автоматически. Для того чтобы выйти за пределы нашей когнитивной схемы, требуется много усилий и желания.  

Все эти операции вытекают одна из другой. По сути это единый процесс, который все более и более усложняется с взрослением человека, с его опытом. Когда мы начинаем что-нибудь познавать, думать о чем-то, мышление может идти индуктивно и дедуктивно. 

Первый путь – от частного к общему. Наблюдая схожие явления, мы начинаем распространять общий для этих явлений признак на весь класс этих явлений. Например, мы видели бесчувственных врачей, и на этом основании делаем универсальное утверждение, что они все такие. Такая неоправданная индукция в процессе познания может сыграть с нами злую шутку и стать источником ошибки. 

По сути индукция является той основой, на базе которой мы выявляем какие-то закономерности и общие связи, так называемые универсальные утверждения. Выводим законы. И когда мы начинаем мыслить на их основе, мы идем вторым путем – дедуктивным (от общего к частному). Основываясь на общем утверждении, мы делаем вывод о частном явлении. Например, я встретил трех врачей, они показались мне черствыми, я сделал вывод, что все врачи черствые люди. Иван Иванович – врач, значит, он плохой человек. 

– Это мешает нам адекватно воспринимать мир…

– Да, мы сделали неоправданное обобщение, но дедуктивный вывод мы сделали правильный. Если бы в основе дедуктивного вывода лежало верное, хорошее умозаключение, то вывод был бы верный. Например, молния всегда бьет в самую высокую точку. На этой местности это дерево самое высокое, следовательно, молния ударит сюда. Отличный пример того, как правильное мышление спасет нам жизнь. 

Как мыслить правильно

Дедуктивные выводы основываются на законах логики. Очень важно знать законы логики, которые разработал еще Аристотель. Кстати, нарушением законов логики очень часто пользуются мошенники. Во времена древнегреческого философа их называли софисты. 

Они манипулировали людьми, нарушая эти законы. Пример Аристотеля: «Все люди смертны. Сократ – человек, значит, Сократ смертен». Это верный вывод. А вот пример нарушения законов силлогистики: «Если все люди смертны, а моя собака – не человек, следовательно, она бессмертна». Согласитесь, по форме очень и очень похоже на пример Аристотеля, но вывод сделан неправильный. Этими тонкостями и пользуются мошенники.
В результате наши умозаключения оказываются неверными. 

Знание основных логических законов, того, как делать выводы из общих утверждений о частном, как правильно судить о частном, исходя из общего; знание того, как обобщать от частных случаев к общему, помогут нам трезвее смотреть и познавать этот мир. 

– Как развивать мышление? 

– Есть только один способ – тренировать, так же, как и мышцы. Для мышления необходима пища. Нужно читать книги, решать задачи, размышлять.  

Беседовала Любовь Ульянова, «Номер один». 
Вопросы психологу вы можете задать по адресу: pismo77@inbox.ru 
^