21.05.2017
Каменное изображение хозяина водного мира вернулось к ноехонцам

Буддийская святыня, более 70 лет скрытая от чужих глаз в тайге, вновь вернулась к жителям Селенгинского района. В годы гонений на священнослужителей местный лама спрятал камень с изображением божества лусад эзэн Луван Жалве в лесной чаще, чтобы сохранить святыню от поругания. Спустя многие годы забвения потомки отыскали в лесу  каменный лик божества и установили для поклонения всех верующих буддистов.   

Чудесное спасение от расстрела

Эта удивительная история обретения святыни полна таинственных, а порой и трагических страниц. Жители села Зурган-Дэбэ, где сейчас воздвигнут бунхан с каменной святыней, рассказывают, что лик божества лусад эзэн Луван Жалве (хозяина всего водного мира) был высечен на камне примерно в 1914–1915 годах XX века Батуу-габжой, ламой из рода Борхоевых, который ранее жил в улусе Оер-Царам. Сейчас этого маленького поселения уже нет на карте – оно было ликвидировано еще в 50–60-х годах прошлого века. Однако именно рядом с ним почти век назад Батуу-габжа (в миру Лубсан Болхоев) спрятал семейную святыню своего рода. 

– Трагически сложилась судьба Лубсана Болхоева в период гонения религиозных деятелей, – рассказывает Зинаида Дабаева, внучатая племянница ламы. – В 30-е годы прошлого века он был репрессирован как религиозный священнослужитель, содержался в тюрьме Улан-Удэ, но каким-то чудом не был расстрелян. В период заключения его здоровье было окончательно подорвано, и его, уже находившегося при смерти, освободили, о чем было сообщено его родным в улус Оер-Царам. 

Из рассказов старших Зинаида Галсановна помнит, что после получения этого сообщения ее дедушка Даба Болхоев на перекладных добрался до Улан-Удэ и забрал больного брата Лубсана, который к тому времени уже не мог самостоятельно ходить. На попутном транспорте по дороге «Улан-Удэ – Кяхта» братья добрались до села Повороты. В отсутствие какого-либо транспорта, даже гужевого, Даба Болхоев на себе понес родного брата пешком через реку Чикой по льду. Пройдя пешком более 20 километров, он принес Батуу-габжу до родного дома, где он провел оставшиеся дни своей жизни, в последний раз вдохнул родной воздух, увидел своих близких и отошел в мир иной.

Спрятал, чтобы сохранить

Но прежде, предчувствуя свой скорый арест, Батуу-габжа, зная, что рано или поздно вера людей в Бога обязательно вернется, не уничтожил и не разбил каменную святыню, а спрятал ее в лесу возле озера Шара-Нур, в нескольких километрах от его родного улуса. 

На водах этого озера Батуу-габжа не раз проводил молебны в честь почитания и поклонения лусад эзэн Луван Жалве. По преданиям из буддийской истории, Луван Жалве был призван на борьбу со злыми духами водного царства, коими выступали все змеи земли. В ходе ожесточенной схватки от многочисленных укусов змей все тело Луван Жалве обрело синий цвет, лишь только голова осталась не тронутой. В результате этой ожесточенной битвы он одолел всех духов, и в знак повиновения побежденные змеи стали служить новому хозяину всего водного мира в облике человека – Луван Жалве. 

Чтобы изображение божества не затерялось среди тысяч других камней, он воздвиг маленький бунхан, куда и спрятал семейную святыню на многие десятилетия от глаз людских. Сам Батуу-габжа, по рассказам ламы ноехонского дугана Жалваа амбай, после смерти обрел себя как хозяина местности озера Шара-Нур, чтобы оберегать семейную святыню от людей с плохими намерениями и от святотатства.

Солнечное возвращение

На многие десятилетия лик лусад эзэн Луван Жалве был позабыт, но вера ламы в людей была несравнимо сильнее, чем страх перед репрессиями, а может быть, и перед самой смертью. Священник знал и терпеливо ждал, что, несмотря на все трагические трудности, который пережил род Болхоевых, семейная святыня выйдет из забвения.

О необходимости ее возвращения к людям было наказано ламой ноехонского дугана Жалваа амбай потомку рода Болхоевых по мужской линии – Александру. Вместе с земляками-друзьями на территории ноехонского дугана села Зурган-Дэбэ он воздвиг бунхан, чтобы разместить святыню для людского поклонения, но уже не только представителями рода Болхоевых, а всеми верующими мирянами-буддистами. 

Когда бунхан был воздвигнут, по наставлению знающих людей, до Покрова дня, знаменующего начало зимы, необходимо было привезти каменную святыню на новое место для всеобщего поклонения и почитания. Незадолго до этого знаменательного и важного для мирян события было предсказано о трудностях и недоброй встрече хозяина местности озера Шара-Нур с теми, кто приедет забирать семейную святыню рода Болхоевых. Но просьба и вера потомков Лубсана Болхоева, чтобы хозяин всего водного мира Луван Жалве помогал людям, а также молитвы Жалваа амбай и простых мирян о необходимости почитания и поклонения ему в доступном на них месте были услышаны хозяином.
  
– День был ненастный, – вспоминает Вячеслав Бадмаев, один из потомков Батуу-габжи. – Небо от горизонта до горизонта было закрыто плотными черными тучами, но во время чтения молитвы и просьбы хозяину местности разрешить забрать святыню, из-за густых облаков вдруг выглянуло солнце. Это стало хорошим знаком хозяина местности о том, что он дает добро на вывоз святыни на новое место для почитания и поклонения, но главное,  для оказания духовной помощи всем страждущим. 

По воспоминаниям очевидцев, солнце светило ровно до тех пор, пока каменная святыня весом более 200 килограммов усилиями пятерых человек не была погружена в машину. Как только дело было сделано, небесное светило сразу же скрылось за тучами. Глядя на небо, никто из присутствующих не мог поверить, что в такую пасмурную осеннюю погоду вообще могло выглянуть солнце. 

– Кстати, солнца в тот день больше не было, – вспоминает Вячеслав Бадмаев, младший сын Зинаиды Дабаевой.

Просьбы будут услышаны

Реставрационные работы по восстановлению былого облика Луван Жалве были проведены на средства, собранные жителями села Зурган-Дэбэ. Особую благодарность миряне выражают Баиру, зурач-ламе из села Усть-Киран Кяхтинского района. Талантливый художник в течение недели кропотливо трудился над ликом божества и восстановил не только его облик, но и воссоздал каждый цвет из палитры прежнего изображения. 

– Спустя сто лет после появления и более 70 лет после забвения святыня вновь была обретена именно на земле Ноехона, расположенного на берегах рек Хилок, Чикой и Селенга. Это очень знаменательное событие для всех ноехонцев, – уверен Жалваа амбай.  

С наступлением весны, когда реки освобождаются ото льда, поднимается первая трава и распускаются листья на деревьях, начинается пора поклонения мирян буддистов своим «обоо» на малых родинах. В первую очередь читаются молитвы в честь умиротворения хозяина всего водного мира лусад эзэн. Обычно молитвенный день назначается в двадцатых числах мая возле реки или озера.

– В этот молитвенный день, как и в обычной жизни, миряне должны помнить, что у водоемов нельзя сорить, плеваться, справлять нужду на воду или создавать какой-либо шум на воде, а также громко разговаривать, кричать, ссориться с кем-либо, – рассказывает лама ноехонского дугана Жалваа амбай. – Нельзя приходить на молитву не только в пьяном, но и подвыпившем состоянии, курить. Кроме того, строго запрещается распивать спиртные напитки возле водоема и купаться в пьяном виде. 

В завершение беседы Жалваа амбай пожелал всем мирянам, чтобы почитание Луван Жалве принесло в каждый дом благополучие, сельским мирянам – много поголовья скота и травы, а хлеборобам – богатого урожая. 

Любовь Ульянова, «Номер один». 
^