22.01.2017
Как живут наши гастарбайтеры, сколько денег зарабатывают и сколько привозят домой?

Со скоростью 200–300 человек в день на самолетах или паромах прибывают наши земляки в Южную Корею. Всех их притягивают в Страну утренней свежести слухи о гигантских, по нашим меркам, заработках. Возвращаются через положенные по закону два месяца далеко не все. Столь массового и быстрого оттока населения в другие страны Бурятия, наверное, еще никогда не знала.

Жители республики и раньше ездили на заработки в другие регионы – на Дальний Восток, например. Но нынешний поток трудовых мигрантов мощнее на порядок. Под него даже подстроились маршрутчики: пассажиров на рейс Иркутск – Улан-Удэ вечерами собирают прямо у аэропорта. Отличается и социальный состав – значительную долю (если не большинство) наших гастарбайтеров в Корее составляют люди с высшим образованием. На родине они работали в торговле, были учителями, госслужащими, у кого-то был или даже остался свой небольшой бизнес (кафе, строительные работы, услуги и т.д.). 

Самые распространенные причины поездки в Корею – потеря работы или резкое снижение доходов. Зарабатывать в Бурятии стало невозможно, а набранные в благополучные времена кредиты гасить надо. Получается, большинство людей за границу гонят долги. Сам же процесс массовой трудовой миграции (ежемесячно в Корею на заработки отправляется примерно 5–10 тысяч человек) крайне негативно характеризует экономическую обстановку в Бурятии.

Основной миф про Корею заключается в том, что там можно за два месяца решить все свои финансовые проблемы. Люди пересказывают друг другу легенды, как знакомый их знакомого съездил «за длинным рублем», после чего купил себе квартиру, машину, живет теперь богато и счастливо. 

Так не бывает. Точнее, бывает, но для этого вам придется нарушить корейский закон.

Длина корейской воны

Обычный двухмесячный заработок составит: для мужчины – четыре миллиона вон, для женщины – 3,2 миллиона вон (чуть меньше 200 и 160 тысяч рублей соответственно). Если повезет с работой и если все 60 дней работать сверхурочно, отказываясь от выходных, можно заработать существенно больше, но частенько на практике выходит даже и меньше. Сколько же может привезти домой гастарбайтер? 

Во-первых, из заработка следует вычесть расходы на дорогу. Если лететь самолетом из Иркутска, это, как минимум, 30 тысяч рублей за билеты «туда-обратно». Паром из Владивостока обойдется ощутимо дешевле – 16 тысяч рублей в оба конца, но до него нужно добраться на поезде, это еще три-четыре тысячи. 

Во-вторых, неизбежны расходы на так называемых посредников – людей, которые будут устраивать вас на работу. Это минимум 100 долларов, но опять-таки на практике выходит гораздо больше: зачастую приходится менять работу по несколько раз, и за каждое новое место нужно платить.

В-третьих, работать с первого дня у вас, скорее всего, не получится, до места работы нужно ехать за свой счет. Как правило, это дальние по меркам Кореи поездки. Например, поездка из Сеула (север страны) в города на южном побережье стоит две-три тысячи рублей в один конец. Много работы предлагают на островах, паром или самолет туда вам также придется оплатить самостоятельно. Часто случается, что за два месяца люди меняют несколько мест работы. И каждый раз вы платите за переезд в другой город.

И, в-четвертых, в Корее вы не только зарабатываете, но и тратите. А это крайне дорогая страна – в среднем цены на все выше в два раза. А снять жилье и вовсе стоит баснословных денег. Множество людей там же, в Корее, и проедают (а некоторые буквально пропивают) все, что было заработано с таким трудом. 

Хорошим результатом первой двухмесячной поездки в Корею можно считать, если мужчина привез домой «чистыми» 120–130 тысяч рублей, а женщина – 80–90. На эти деньги можно прожить несколько месяцев, но они все равно кончатся и, однозначно, не решат никаких ваших проблем.

Как заработать на квартиру

Простой математический расчет показывает: чем дольше вы работаете в Корее, тем выгоднее становится поездка. В то же время выезжать после разрешенных двух месяцев и потом возвращаться не получится: в корейской миграционной службе сидят не дураки, и, видя ваши двухмесячные «заплывы», делают правильный вывод о ваших целях. Результат – подвал в аэропорту и высылка. Именно поэтому уезжает туда на заработки больше людей, чем возвращается – многие преступают корейский закон и остаются. Невозможно подсчитать, сколько наших земляков остались на «нелегаловку», но, очевидно, это уже несколько тысяч человек. Условно говоря, по населению в Корее сейчас появился еще один «район нашей республики». 

Заработать на небольшую квартиру в Улан-Удэ в «корейском районе Республики Бурятия» можно примерно за год. На хорошую машину – за полгода. Часть нелегалов, достигнув таких результатов, возвращается домой со штампом в паспорте о нарушении визового режима (что влечет полный запрет на посещение Кореи, а также негативно влияет на получение виз в другие страны). Но существенная часть наших земляков оседает в Корее бессрочно. 

Эти, как правило, законопослушные ранее граждане, совершавшие разве что нарушения правил дорожного движения, прячутся от полиции и облав миграционной службы, постоянно кочуют по стране в поисках больших зарплат. Им не страшны тяжелый труд и ужасные бытовые условия – они ко всему уже привыкли. Для них гораздо страшнее внезапная высылка на родину.

Цена денег

Помимо слухов о небывалых заработках сейчас в Бурятии пересказываются и истории о том, как наших земляков кинули корейские работодатели, не заплатив ни копейки. 

Такое случается. Но очень редко. В основном корейцы честные, хотя и крайне требовательные работодатели. Они будут орать на вас, будут много требовать, но все-таки заплатят столько, сколько обещали. Если же вам не повезло, и вы столкнулись с тем, что работодатель не платит, если условия труда и проживания не соответствуют обещанному, не нужно ждать, не нужно «качать права», не нужно даже обижаться. На первое у вас нет времени: каждый день здесь – деньги, второе и третье попросту бессмысленно – вы в Корее работаете незаконно, вам тут, строго говоря, никто ничего не должен вообще. Снимайтесь с места и ищите новую работу. 

Второй распространенный страх заключается в том, что работа в Корее – это что-то запредельно тяжелое. На самом деле, если вы молодой, здоровый психически и физически человек, здесь нет ничего такого, чего бы вы не вынесли. 

Тем, кто не верит, для сравнения пример: даже сельхозработы (тяжелее них тут ничего нет) в Корее легче, чем, например, отечественная рыбозаготовка на Дальнем Востоке. Кто там был, того Кореей уже не напугаешь. 

В то же время пожилые или страдающие какими-то хроническими заболеваниями люди однозначно попадают в группу риска – смену климата, стресс, плохие бытовые условия и тяжелый физический труд переносят далеко не все.

Memento mori

Периодически в группах в социальных сетях, объединяющих наших гастарбайтеров, появляются просьбы о помощи от попавших в беду земляков. СМИ Бурятии не так давно сообщали, что у одной 50-летней женщины случился инсульт, и ее семье нужно было заплатить корейским врачам сумму, эквивалентную миллиону рублей. На самом деле таких и похожих историй гораздо больше, просто они не выходят дальше социальных сетей. Бывает и такое, что требуются деньги на отправку домой тела или праха погибшего в Корее родственника.

Никакой статистики по серьезно заболевшим, умершим или пропавшим без вести (а бывает и такое) в Корее нашим землякам, разумеется, не ведется, но очевидно, что это десятки или даже сотни людей. И каждая такая история – это не просто переживания для родственников или горе утраты. Это еще и тяжелейший финансовый удар. Корейская медицина считается одной из лучших в мире, но при этом она и одна из самых дорогих. Астрономически высокие цены здесь и на ритуальные услуги: хранение или кремация тела обойдется в сотни тысяч рублей. 

Болеть и умирать в Южной Корее очень дорого. По возможности не допускайте этого – не ездите в Корею, если вам больше 50 лет, если у вас ожирение, проблемы с сердцем, другие хронические болезни. Нежелательно ехать в Корею и людям, страдающим алкогольной зависимостью, – из такой поездки практически гарантированно ничего хорошего не выйдет.

Примечательно, что «ветераны Кореи» советуют вновь прибывающим землякам выучить на русском, бурятском и корейском языках фразу «не ной». И повторять ее себе утром, днем и вечером. Тысячи людей до вас справились, справитесь и вы. 

Артем Самсонов, «Номер один». 

P.S.:

Корейский синдром

Двухмесячное «турне» по Корее одновременно похоже на службу в армии, путешествие в поезде «Москва – Владивосток» и пионерский лагерь.

Вы разделяете бытовые и трудовые тяготы с незнакомыми ранее людьми, с ними же веселитесь и отдыхаете, а главное, ведете неожиданно для себя откровенные разговоры. И над вами днем и ночью (последнее – в случае если жилье предоставляет работодатель) стоят «пионервожатые» – корейские начальники, задача которых – заставить вас как можно больше работать. 

Возникает удивительный эффект, когда за считаные дни между взрослыми, давно сформировавшимися людьми устанавливаются очень крепкие дружеские отношения. Люди помогают друг другу чем могут, советуют, делятся последним, поддерживают связь, даже если пути в Корее разошлись. Многие продолжают активно общаться и после возвращения на родину. Удивительным образом Южная Корея расширяет и укрепляет горизонтальные связи между людьми в самой Бурятии. Где еще столь массово и так близко взрослых жителей республики сводит судьба? Нигде.

Гитлеры и Винни-Пухи

Корейские имена очень сложно выговорить и запомнить. Свои имена они пишут иероглифами, как на самом деле зовут корейцев, мало кто из наших знает, поэтому все, кто тут гастарбайтерствует, придумывают своим начальникам прозвища.

Прозвища, как правило, прилипают и передаются вновь прибывшим работникам от уезжающих. Вот приходишь ты на новую работу, и если там есть русскоговорящие люди, первым делом тебе расскажут, каких начальников как называют. «Вот этого зовут Гитлер, а того Кипиш» – главное, что прозвища всегда отражают обстановку на предприятии.
Поработав под руководством «Гитлера» пару дней, ты понимаешь, что никак 

по-другому этого человека и не назовешь – это реальный Гитлер с какими-то человеконенавистническими комплексами. Слава богу, Гитлеров среди корейцев мало. Но вот «Кипишей» – суетливых, часто не по делу, начальников – довольно много.

В целом же корейцы обычные люди и, как у нас, среди них есть добрые и злые, умные и тупые, работяги и тунеядцы. Потому и прозвища разные: на просторах Кореи можно встретить Винни-Пухов, Кузнечиков, Шлангов, Петровичей или просто Кепку (очевидно, кроме как своей кепкой этот человек не характеризуется ничем). Прозвища придумали когда-то давно первопроходцы. И эти прозвища переживут не одну смену состава работников.

^