23.01.2017
Взгляд психолога на проблему живодерства в Улан-Удэ

В последнее время Улан-Удэ периодически сотрясают сообщения об издевательствах над собаками – неизвестные отрезают животным лапы, нос, снимают скальп. Собак спасают неравнодушные люди, но найти тех самых садистов пока не удалось. Опасны ли для людей изверги, мучающие животных? 

«Когда человек получает удовольствие, сравнимое с сексуальным, от причинения боли другому живому существу, это страшно. И, в первую очередь, потому, что ему не важно, кто будет на месте жертвы – собака или человек», – уверен психолог Игорь Бадиев.

Природа садизма

– Игорь Валерьевич, кто такие садисты с психологической точки зрения? Почему они мучают животных?

– Понятие садизма происходит от имени маркиза де Сада, французского аристократа, писавшего романы в эротическом стиле. В каноническом понимании садизм – это получение сексуального удовольствия от причинения боли или вреда другому живому существу. Зигмунд Фрейд относил садизм, как и его обратную сторону – мазохизм, к сексуальным извращениям, вызванным смещением вектора либидо. 

В современном мире понятие «садизм» стало употребляться в более широком смысле слова, не только в сексуальном. Но не надо думать, что любая жестокость или насилие – это садизм. Определяющим для садизма является как раз таки получение удовольствия, а самоцелью – причинение вреда. Когда же человек проявляет жестокость для достижения каких-либо других целей, например, отреагирует свои негативные эмоциональные переживания или пытается реализовать потребность во власти, это уже не садизм. 

Поэтому нельзя всех людей, которые допускают жестокое обращение по отношению к животным, грести под одну гребенку и называть  садистами. Мотивы этой жестокости и ее причины могут быть абсолютно разными. Например, для людей из деревни жизнь животного имеет меньшую ценность, чем для городского жителя. Скотина для сельчан –  средство существования, их много, и к ним вырабатывается соответствующее отношение. Поэтому сидящая на цепи собака в морозы для жителей деревень – это нормально, ничего жестокого в этом нет. 

На месте собаки может оказаться человек

Городское движение догхантеров трудно рассматривать как однозначно садистское.

– Почему же? 
    
– Давайте разберемся, какие цели преследует человек, становясь догхантером. Может быть, он решил убивать, для того чтобы очистить улицы от стай бродячих собак? В его представлении он выполняет свой гражданский долг, защищает общество и слабых его представителей – детей и стариков – от разъяренных животных. Для него борьба с животными – это миссия. Он не получает удовольствие от факта убийства собак. Он травит их или отстреливает, не задумываясь, гуманно это или нет. Для него убийство животного является средством достижения какой-то большей, высшей цели.

– Такое поведение – не из разряда патологий? 

– Нет, это не садизм. В этом случае вопрос жестокого обращения с животными лежит в нравственной плоскости. Здесь мы можем говорить, этично это или неэтично, допустимы такие средства борьбы с бродячими собаками или нет. Если же человек убивает животное, для того чтобы получить от этого удовольствие, – вот, собственно говоря, здесь мы можем говорить о сильно отклоняющейся форме поведения, которая ставит под сомнение психический статус человека.      
 
– Значит, способ убийства имеет значение? 

– Да, конечно. В убийстве возможны различные ритуалы и эксперименты. И это достаточно страшно. Потому что в этом случае человек получает удовольствие, которое сравнимо с сексуальным, от причинения боли другому живому существу. И здесь – собака это или нет – вопрос десятый. Факт причинения кому-то боли выходит на первый план. Объектом может быть и не животное. Кто окажется на этом месте – кошка, собака или человек – вопрос открытый. 

Пытки как эксперимент

Здесь мы можем говорить о признаках психопатического развития, имеется в виду такое психологическое состояние человека, при котором он не способен испытывать те эмоции, которые испытывает обычный человек. У него бедный эмоциональный фон, очень низкий уровень эмоциональной отзывчивости, и то, что вызывает эмоции у других людей, у него не вызывает. 

Если психопат причиняет боль другому, он делает это не для того, чтобы получить сексуальное удовольствие, а для того чтобы хоть что-то почувствовать, вызвать у себя эмоции. И причинение вреда другому существу для психопата может быть одним из способов почувствовать, что он живой. 

Психопатия, сопряженная с бедностью эмоционального фона и невозможностью полно переживать эмоции, в свою очередь, начинает детерминировать асоциальные способы поведения – лживость, воровство, нарушение норм и правил, циничное отношение к законам и правам других. На этом фоне часто и развиваются садистические тенденции. 

– В чем же причина его черствости? 

– Природа этой патологии до сих пор однозначно не определена. Причины могут быть абсолютно разными, факторов, которые могут привести к этой патологии развития, множество. 

– Человек может переходить от одного сексуального извращения к другому? Например, эксгибиционист может стать садистом?   

– Как правило, сексуальные извращения локализованы. Если у человека либидо направлено на животных, то перейти на женские трусики он вряд ли сможет. Однако есть такая штука, как сексуальная аддикция, когда человек становится зависимым от секса. У  него может возникнуть стремление познать все больше сексуальных объектов. И здесь различные сексуальные извращения могут вставать в качестве экспериментов – пробует одно, другое. Когда секс как таковой ему просто надоел и уже не вызывает сильного эмоционального отклика, он может начать экспериментировать с другими формами сексуального поведения. И вот здесь переход от одного извращения к другому вполне возможен, в том числе и к садизму.

Режет, чтобы вернуть контроль над телом

Скорее всего, те, кто мучает животных у нас в Улан-Удэ, вряд ли это садисты в чистом виде, эталоном которых является маркиз де Сад. Нет. Чистые садисты, как правило, находят себе пару в виде мазохиста. Мы привыкли представлять садистов с кровавыми руками. На самом деле они могут быть неприметными с виду людьми. Вот идет по улице счастливая парочка, откуда вы знаете, чем они занимаются дома? 

– Возможно ли, что это не психопат, не садист, а какой-нибудь обычный человек, умеющий пользоваться скальпелем, например, студент-медик или ветеринар?

– Те проявления садизма, о которых я говорил, это достаточно постоянные состояния. Однако садистические тенденции могут быть и транзиторными – проходящими. В результате какого-то психотравмирующего  обстоятельства или психотравмы у человека может возникнуть желание причинить боль другому человеку. 

Это временное явление. Его психологический механизм достаточно простой – например, у человека, пережившего насилие, появляется чувство утраты контроля над собственным телом. И, для того чтобы вернуть этот контроль, он может, в том числе, забрать этот контроль у кого-то другого. 

– И в этом состоянии может покалечить собаку?

– Да. Может даже совершить не одно, а целую серию таких деяний. Это поведение очень похоже на самоповреждающее поведение. Работает тот же самый механизм, когда человек начинает резать себя, чтобы вернуть контроль над телом, которое он, увы, не чувствует. Однако в этом случае он начинает резать не себя, а другого. 

– Скажите, может ли локализация повреждений у животных рассказать что-то о психотравме мучителя? Или ему не важно, как именно мучить собаку?

– В том случае, если появляется серия одинаковых повреждений, то здесь мы уже можем говорить о наличии какого-то ритуала. И этот ритуал имеет какое-то определенное значение для этого человека. 

Издеваются над собаками ради статуса?

– Возможно ли, что в городе орудует какая-то группа подростков, издевающихся над животными? 

– Смотрите: у нас есть действие – кто-то изрезал собаку. В различных вариантах одно и то же действие совершается по абсолютно разному основанию. Это могут быть садистические основания, психопатические или связанные с реализацией сексуальных потребностей, могут быть связаны с этично-нравственной недостаточностью. 

Когда мы говорим о подростках, которые совершают какие-то действия, особенно в группе, то здесь, скорее всего, вопрос опять-таки нравственного характера, нежели сексуального или связанного с психопатией. 

Почему? Потому что те действия, о которых мы сейчас с вами говорили, совершаются в одиночку, это всегда действия интимного характера. А групповые действия всегда имеют социальный характер и определенный статусный момент. То есть когда группа подростков начинает измываться над кем-то, чего они добиваются? Им важен групповой статус. Они не хотят получить удовольствие, они стремятся получить власть и признание. 
   
Важно понимать, что жестокость, порой вводящая в ступор и шок, может быть порождением абсолютно разных мотивов и причин. Однозначно сказать, что человек, застреливший собаку, имеет отклонения в психике, нельзя. В каждом случае нужно разбираться в целях и причинах, толкнувших его на этот шаг.  
  
Беседовала Любовь Ульянова, «Номер один». 
Вопросы психологу вы можете задать по адресу: pismo77@inbox.ru 
^