19.01.2017
Экс-работники завалили оборонное предприятие исками

Улан-Удэнский авиационный завод, входящий в холдинг «Вертолеты России», находится в центре многочисленных судебных разбирательств. Иски от бывших и нынешних работников идут один за другим. 

По уши в судах

К бурятской Фемиде апеллируют рабочие, получившие на предприятии профессиональные заболевания. Они требуют денежные компенсации, и выигрывают процесс за процессом. 

Размах таков, что можно говорить о целой кампании в отношении У-УАЗа. И это вполне можно объяснить. 

В Бурятии авиазаводчане (так же как железнодорожники) являются довольно замкнутым, закрытым сообществом. На предприятии работают десятилетиями, поколениями. Все друг друга знают. Если не лично, то через соседей по дому, бывших одноклассников, коллег по цеху, родственников и так далее.

Информация о победе экс-работника в суде мгновенно становится известна и начинает распространяться среди нынешних и бывших авиазаводчан все шире и шире. Поэтому по примеру своего коллеги в «очереди за справедливостью» оказываются и другие работники. 

Иск на миллион рублей

Так, недавно Железнодорожный суд города Улан-Удэ постановил, что Улан-Удэнский авиазавод должен выплатить своему бывшему слесарю-сборщику денежную компенсацию морального вреда – 220 тысяч рублей. Таков итог рассмотрения иска экс-работника, требовавшего компенсации в один миллион рублей.

Истец пришел работать на предприятие в 1973 году сборщиком-клепальщиком. Вскоре был уволен в связи с призывом в армию. Через несколько лет рабочий вернулся на авиазавод в качестве слесаря-сборщика. Позднее он уволился вновь, и т.д.

В целом, с перерывами, мужчина проработал на этом предприятии 22 года. Трудовая деятельность проходила по разным специальностям, в местах с вредными условиями труда. Неблагоприятные производственные факторы отрицательно сказались на человеке. 

Врачи поставили тяжелые диагнозы – тугоухость из-за шума, а также вибрационная болезнь из-за работы в условиях локальной вибрации. Это два профессиональных заболевания, подтвержденных специальными актами.

Мужчина заявил, что испытывает нравственные и физические страдания – сильный стресс, потрясение, обиду, унижение. Он до настоящего времени не может смириться со своим состоянием, нарушившим его привычный уклад жизни. Мужчина ограничен в движении, не может самостоятельно ходить по улице, стесняясь недугов. Находясь постоянно дома, истец  испытывает чувство стеснения, ограничения. Ему горько, оттого что ничем не может помочь семье.

Авиационный завод в суде подчеркивал, что их бывший работник-истец сам сделал выбор относительно работы, знал о своей работе во вредных условиях труда и получал соответствующие доплаты. Представительница У-УАЗа также настаивала на том, что ничего противоправного в действиях предприятия не было. 

Однако суд посчитал, что эти доводы не могут служить основанием для отказа в удовлетворении иска. Хотя взыскал с авиазавода за моральный вред в пять раз меньше, чем запрашивал экс-работник.

9 января 2017 года решение суда вступило в силу.

Помоги другому

Бросается в глаза, что во многих процессах интересы истца представляет один и тот же юрист. И это тоже объяснимо. Координаты юриста, приносящего удачу в зале суда, передают, как заветный талисман. И дела этого рода тоже обычно попадают к одним и тем же районным судьям... 

Происходящее можно было бы назвать заговором рабочих против менеджмента Улан-Удэнского авиационного завода. Но на самом деле это простая человеческая взаимопомощь, дружеский обмен информацией и судебным опытом. 

Другой бывший работник рассказал в суде, что, работая на предприятии с 1967-го по 2013 год, он тоже получил одно профессиональное заболевание. Он выступил с требованием 700 тысяч рублей компенсации. 

В общей сложности мужчина работал на У-УАЗе 46 лет. При этом более 26 лет ему довелось работать в контакте с местной вибрацией – изготавливал трубопроводы с применением газовой горелки, пневматического молотка, дрели, слесарного молотка. То есть со статическим напряжением мышц рук… Здоровье пострадало. 

Через несколько лет после развала СССР у рабочего выявили профзаболевание. Суду были представлены акт расследования профотравления и профзаболевания, медицинские документы. 

Он также признался, что испытывает нравственные и физические страдания – здоровье требует постоянного наблюдения, лечения, затрат на приобретение лекарств, прохождение медицинских процедур. Человек не может вести активный образ жизни, ограничен в выборе профессии. 

Суд присудил бывшему работнику завода 110 тысяч рублей. Согласно Гражданскому кодексу РФ компенсация морального вреда осуществляется в денежной форме. 

Рассказывать о всех исках нет смысла. Они по своей сути однотипные. Граждане рассказывают суду, что они на инвалидности, из-за заработанных профзаболеваний у них болят и мерзнут руки, они вынуждены покупать обезболивающие мази и т.д. 

Идут по стопам авиазаводчан

Информация о том, как народ ведет довольно удачную судебную кампанию против авиазавода, уже вышла за  рамки У-УАЗа. Постепенно появляются аналогичные иски о компенсации морального вреда и в адрес других промышленных предприятий Бурятии. 

Фактически создается своеобразный «конвейер исков». Людей, получивших на заводах тяжелые болезни, понять можно. Их жизнь в условиях кризиса стала особенно тяжелой. Иски на данную тему (компенсация за профболезни) поданы гражданами к Улан-Удэнскому авиаремонтному заводу, Улан-Удэнскому лопастному заводу и другим промышленным предприятиям республики. 

Петр Санжиев, «Номер один». 
^