20.01.2017
Жители Бурятии продолжают сражаться за неприкосновенность личных данных

Система «Контингент», на которую президент России наложил вето, продолжает будоражить умы граждан. В Бурятии общественность разделилась на два лагеря. Официальные лица заверяют: система необходима, и работать будет. Родители и общественники утверждают, что сбор персональных данных – вне закона.  Пока народ спорит, образовательные учреждения как ни в чем не бывало  продолжают собирать подробную информацию о родителях и детях.

Вето как благо?

Напомним, в России должна была появиться единая межведомственная система учета, в которую включат информацию обо всех обучающихся в отечественной системе образования. Однако не так давно президент страны Владимир Путин отклонил данный закон, посчитав его недоработанным. 

По информации министерства образования Бурятии, система «Контингент» создается для того, чтобы учащиеся и их родители получали достоверные сведения о качестве образования. Система «в идеале» позволит снизить количество требуемых от учеников и родителей документов для подтверждения прав на получение льгот, освободит учителей от большого количества отчетов, а родители смогут отследить  информацию об успеваемости ребенка и получить сведения об образовательных программах. При этом в минобразе отмечают: доступ к исчерпывающим данным о школьниках будут иметь только родители  ребенка, директор и завуч школы. 

– В идеале эта система весьма удобна и не представляет угрозы. Например, родителю, чтобы отправить ребенка в детский лагерь, не нужно будет собирать десять справок – достаточно «нажать кнопку».  Однако, я повторюсь, это будет в идеале. То есть когда и закон о защите персональных данных будет соблюдаться беспрекословно, и ответственность за утечку данных будет весомой. В противном случае все персональные данные можно будет купить на «черных рынках» или в Интернете, – объясняет Павел Васильев, специалист в области IT-технологий.

По всей видимости, эти нюансы и стали причиной наложения вето на закон. Президент счел, что, во-первых, должен быть прописан перечень сведений, содержащихся в федеральной и региональной системах; во-вторых, определен круг лиц, которые получат доступ к информации, и их ответственность.

Российские дети «ушли» в офшоры

Тем временем у общественников возникают опасения, что информация о детях может попасть в «недобрые руки». Так, Надежда Петрова, активист группы «Родительский отпор» в Бурятии, вспоминает скандал, разразившийся в 2015 году, когда данные о 5,5 миллиона школьников попали в офшоры. 

Тогда к вице- премьеру правительства России Ольге Голодец обратился первый заместитель главы комитета Госдумы по образованию Владимир Бурматов.  Он обратил внимание на тот факт, что доступ к данным российских учащихся получила офшорная компания, зарегистрированная на Кипре.

«Частная компания собирает и обрабатывает персональные данные школьников, учителей и их родителей на протяжении нескольких лет. При этом «изучение порядка базового подключения школ и школьников к системе «Дневник.ру» показало, что данные несовершеннолетних имеют примитивную систему защиты. Единственным стопроцентным учредителем ООО «Дневник.ру» является кипрский офшор, зарегистрированный в Никосии», – написал в обращении Бурматов.

Надежда Петрова уверена, что и система «Контингент» не может гарантировать безопасности о персональных данных.

– Куда потом уходит информация? Для чего она нужна? До сих пор не могу получить внятного ответа на вопрос, для чего нужен СНИЛС моему ребенку. Закон о создании «Контингента» президент, конечно, завернул, но они сейчас будут вносить поправки, для того чтобы его приняли, и опять его будут проталкивать, – уверена Надежда. 

Добровольно или принудительно?

Между тем сама активистка отказалась давать согласие на обработку и передачу своих персональных данных и своего ребенка. 

– У меня в школе не возникло никаких проблем, может быть потому, что у нас адекватный директор. А может быть потому, что я одна такая. Меня вызвала директор и спросила, в связи с чем вы отказываетесь. Я объяснила, что согласно Конституции, законом  о передаче персональных данных. Свои данные о СНИЛС я тоже не предоставила в школу. И считаю, что этого делать не следует. Вы имеете на это право, – констатирует общественница.

Однако большинство родителей не рискуют вступать в конфронтацию со школой.  

– Классный руководитель в приказном порядке ежедневно напоминала моему сыну, чтобы он сдал эти документы. При этом делая акцент, что «все родители уже сдали, почему вас нужно так долго уговаривать?» – и все в таком духе. Когда ребенка окончательно издергали, и он умолял меня сделать так, чтобы от него «все отстали», я, конечно, решила, что легче будет выполнить все требования учителей. Чтобы не подвергать сына лишнему стрессу. Как я поняла, учителей просто обязали «вытрясти» с каждого ученика эти данные, – говорит мама пятиклассника Ольга Кошарева. 

Похоже, что родители правы. Педагоги подтверждают: они тоже в безвыходной ситуации. По их словам, в такой ситуации легче добиться положительного ответа от родителей, чем бороться с Системой. 

– Нам приходится это делать. Мы вообще скоро превратимся в секретарей и приставов «в одном флаконе». Постоянно нужно просить детей напомнить родителям о том, что они должны что-то сдать, на что-то согласиться, что-то принести. Потом мы заполняем бесконечные бланки и отчеты. И это не наше желание, «сверху» постоянно приходят какие-то указания. Одно веселее другого, – рассказывает Евгения Цыбикова, учитель русского языка и литературы.

Руководители образовательных структур смешными эти указания не считают. И уверены: они имеют полное право на сбор данных. Глава комитета по образованию Улан-Удэ Ульяна Афанасьева сказала, что школа имеет полное право запрашивать сведения о родителях и детях. 

– Школа имеет право на обработку персональных данных как родителя, так и ученика, – уверена Ульяна Афанасьева.

По ее словам, пока данные об учениках никуда не передаются и находятся только в стенах школ. 

Бесполезная работа?

Павел Васильев объясняет: для того чтобы обеспечить безопасность сведений, они должны быть обезличенными уже на первичном этапе обработки, в противном случае система защиты бесполезна. И даже какие-то мелкие несоблюдения правил, например, устаревший текстовый редактор, могут привести к утечке сведений.  

– Информация в любом ее виде, в том числе и в электронном, труднодоступна, если она защищена. Это элементарно. Важно все: кто имеет доступ к компьютеру, где хранятся данные; стоят простые пароли или сложные; обновляются ли программы на компьютере; не установлен ли пиратский софт. Все эти нюансы играют роль в увеличении вероятности взлома. В идеале к такому «хранилищу» доступ должен иметь минимум один человек, все программы должны обновляться постоянно, не только антивирусные. И еще с этого компьютера должен быть строго запрещен доступ в Интернет, – перечисляет обязательные требования Павел.

Учитывая все вышесказанное, а в особенности баснословную стоимость лицензионных специализированных программ, можно предположить, что некоторые школы Бурятии
могут столкнуться с самыми нежелательными последствиями кражи личной информации учеников и родителей.  

Между тем правозащитник Виталий Хонихоев считает, что все данные, которые сейчас с «боем» собирают у родителей, уже есть у государства, и разводить сыр-бор на пустом месте вообще не стоило. Просто создание новой системы подразумевает выделение государственных миллионов, до которых всегда найдутся охотники.

– На самом деле все эти данные, они есть у государства. Мы живем в стране, где о вас все всегда известно. То есть если, например, компетентные органы захотят что-то узнать, это не составит для них труда. Я считаю, что это чушь. Это же государственная система образования. Но государство и так обо мне все знает. Здесь речь идет о том, что на межведомственном уровне неудобно все это запрашивать, и заставляют собирать все это с родителей. Но самое главное – это выделение федеральных денег. Это разработка самой системы, это программное обеспечение, это зарплаты, то есть на все уйдут миллионы рублей, – заявил Виталий Хонихоев.

В общем, пока получается полная чехарда. Президент запрещает принимать закон, регионы продолжают собирать информацию о детях. Родители и педагоги вынуждены подчиняться системе, а между тем судьба самих персональных данных так и подвисла в воздухе. Остается лишь надеяться, что через несколько лет сведения о школьниках из Бурятии не появятся на черных рынках страны и на «специализированных» интернет-ресурсах. 

Справка:

ИС «Контингент» представляет собой объединение сведений о ребенке, хранящихся в различных ведомствах. Предполагается частично соединить информационные системы других учреждений: из систем ЗАГС она будет получать сведения о рождении ребенка, органов ФМС — о месте регистрации и гражданстве, из Пенсионного фонда — СНИЛС, из электронного дневника учащегося, который у каждой школы пока свой, — сведения об успеваемости школьника, из базы вуза — информацию о сданных экзаменах и прослушанных курсах. 

Требуют: 

письменное заявление установленного образца на имя директора гимназии о приеме ребенка; 
оригинал и копию свидетельства о рождении ребенка; 
паспорт родителей, подтверждающий родство; 
свидетельство о регистрации ребенка по месту жительства на закрепленной территории гимназии;
номер СИНЛС родителя и ребенка.

Елена Медведева, «Номер один».
^