28.05.2017
РСТ попросили объяснить причины высокой стоимости электричества

Исчезнувшие документы, завышенная выручка, «потерянные» миллиарды – сегодня на рынке электроэнергетики происходят странные вещи. Пока высшие чиновники пытаются снижать тариф на уровне Москвы, в Бурятии энергетики и их покровители строят стену, о которую разобьется любое решение Кремля.

Документы исчезли

Тема высоких тарифов на электричество в Бурятии до сих пор не сходит с уст высших чиновников, общественности и энергетиков. Многолетняя борьба за снижение так и не дала ощутимых результатов. Власти либо убеждают население, что в других регионах еще хуже, либо разводят руками и обещают лучшую жизнь – но потом.

Все попытки снизить стоимость электроэнергии упираются в МРСК Сибири. Компанию уже не раз обвиняли в завышении цифр, которые ложатся в основу тарифа. Однако внятной реакции от электрического монополиста так и не последовало. Более того, он пытается еще больше выжимать из энергосистемы Бурятии, предъявляя заоблачные цифры в Республиканскую службу по тарифам.

Чтобы хоть немного прояснить ситуацию, сложившуюся на электрическом рынке, депутаты горсовета Улан-Удэ сделали запрос в Республиканскую службу по тарифам. В нем они просили объяснить нестыковки при формировании стоимости энергии и разницу между тем, что получает МРСК Сибири и остальные компании.

«Номер один» уже не раз пытался разобраться в удивительном везении электрического монополиста. Один из примеров – рост необходимой валовой выручки. Это сумма, которая, по мнению сетевой компании, нужна ей для нормальной работы. Именно она и ложится в основу расчета тарифа на электричество.

Логично предположить, что валовая выручка напрямую зависит от количества сетей у каждой конкретной организации. Конечно, каждая компания пытается злоупотреблять положением и включает в эту сумму расходы, превышающие необходимый уровень в разы. Чаще всего тарифные службы, которые и утверждают этот показатель, выкидывают лишние расходы и оставляют только то, что действительно необходимо.

Но в случае с МРСК Сибири ситуация, судя по всему, несколько другая. Возьмем 2009 год. Тогда необходимая валовая выручка компании была примерно 1,5 миллиарда. С тех пор количество сетей особо не увеличилось. Но денег на их обслуживание уже к 2013 году стало требоваться 2,6 миллиарда. Откуда взялся дополнительный миллиард, можно только гадать.

На этот вопрос РСТ отвечает по закону жанра: документы, обосновывающие необходимость роста валовой выручки для МРСК Сибири, в архиве отсутствуют. Люди, которые тогда участвовали в определении размера выручки, в РСТ уже не работают. То есть – концы в воду.

Подтверждающие документы, по версии РСТ, хранятся не более трех лет. Здесь служба ссылается на приказ министерства культуры, в котором сказано, сколько должны храниться документы. Но по факту в этом приказе сказано, что такие документы по месту разработки должны храниться постоянно, в других организациях – три года. То ли в службе по тарифам не очень внимательно читают документы, то ли просто ищут способ уйти от ответа, непонятно.

В любом случае мы сейчас платим за электричество по тарифам, которые рассчитываются на основании цифр, появившихся в результате того самого увеличения выручки МРСК Сибири на миллиард. А откуда оно взялось, уже никто не расскажет.

Взаимная любовь

Но это далеко не все. Есть еще такое понятие, как «условная единица оборудования». Именно условными единицами измеряется количество сетей у энергетических компаний. И для каждой организации условная единица стоит по-разному. Сколько – решает, опять же, РСТ.

И здесь МРСК Сибири снова впереди планеты всей. То ли благодаря щедрости службы по тарифам, то ли из-за повышенных затрат цена условной единицы у монополиста в разы выше, чем у остальных сетевых компаний.

Так, в 2016–2017 году РСТ утверждает затраты на одну условную единицу для МРСК Сибири в размере почти 32 тысяч рублей. В среднем по остальным сетевым компаниям – 14 тысяч рублей. Почему МРСК Сибири получает больше остальных – очередной вопрос без ответа.

Впрочем, если у надзорных или правоохранительных органов появится желание разобраться в этом, вряд ли их остановят отписки РСТ. На самом деле, чтобы проверить расходы МРСК Сибири или хотя бы их часть, не обязательно прибегать к силовым методам.

Мы уже писали про опыт Омской области, где власти пригласили Институт проблем ценообразования и регулирования естественных монополий НИИ Высшей школы экономики.

Ученые проанализировали тарифные решения местного монополиста. И пришли к выводу, что местная компания завысила свои расходы на 490 миллионов рублей и необоснованно включила их в тариф. Оказалось, что жители области платили за проведение культурно-массовых и спортивных мероприятий, зарубежную стажировку и командировки руководства компании.

Сколько денег заложено в Бурятии на «прочие расходы» МРСК Сибири, никто не знает. Не исключено, что здесь есть большой резерв для сокращения валовой выручки монополиста и, как следствие, снижения тарифа.

Тарифный фарс

Впрочем, на этот резерв ни РСТ, ни министерство транспорта, энергетики и дорожного хозяйства обращать внимание, видимо, не намерены. И снижать тарифы за счет МРСК Сибири никто не будет.

Вместо этого власти и подконтрольные им ведомства снижают тарифы по-хитрому. Прошлогоднее снижение, о котором так долго и много говорили, оказалось фарсом. Одновременно со снижением тарифа для населения подскочил тариф для прочих потребителей, в число которых входит бизнес и бюджетные организации.

Конечно, предприниматели по законам экономики включили возросшие затраты в цену на свою продукцию, и в итоге за это заплатило население. А бюджетные организации просто потратили больше денег из бурятской казны, которая, опять же, формируется из налогов. И опять за снижение тарифа для населения заплатило то же самое население. Где тут выгода, непонятно.

В этом году исполняющий обязанности главы Бурятии Алексей Цыденов объявил новую волну снижения стоимости электричества. Однако он работает напрямую с Кремлем и ронять тариф собирается на федеральном уровне уже другими методами.

Правда, стараниями МРСК Сибири его усилия могут вылететь в трубу. Ведь пока все сражаются за удешевление электричества, монополист, видимо, заботясь о своей выгоде, делает все, чтобы этого не допустить.

Недавно МРСК Сибири предъявила в РСТ 5,9 миллиарда якобы убытков. И, конечно, потребовала их компенсировать. Если служба по тарифам пойдет навстречу компании, то эти деньги неизбежно лягут на плечи потребителей. И ни о каком снижении тарифа говорить уже не придется.

Чтобы сделать снижение тарифа реальной перспективой, нужно менять систему электроэнергетики в Бурятии целиком. Начать с проверки взаимоотношений МРСК Сибири и РСТ и закончить созданием внятной системы распределения денег среди участников рынка. В противном случае все попытки повлиять на стоимость электричества неизбежно будут упираться в стену, построенную в последнее десятилетие монополистом и властными структурами.

Артем Самсонов, «Номер один».
^