26.05.2017
В Бурятии на автоподставах зарабатывают сотни тысяч рублей

Так называемые дорожные автоподставы происходят на дорогах Бурятии ежедневно. При этом поймать за руку автомобильного «джентльмена удачи» очень сложно. Теневую сторону аварий изучил «Номер один». 

Минимум одно «липовое» ДТП в день

Ежедневно на дорогах Улан-Удэ происходит 20–30 ДТП. И, по разным подсчетам, как минимум одно из них – автомобильная «подстава». Эту статистику подтверждают в ГИБДД. 

– В последнее время очевидных автоподстав стало больше. В среднем пять-шесть раз в неделю можно кого-то заподозрить. В таких случаях обычно нет спора, кто прав, кто виноват, каждая сторона «играет свою роль». Чаще такие случаи происходят ночью, нередко виновная сторона – грузовик. Как правило, сначала мы сравниваем повреждения транспортных средств. Бывают ржавчины на месте удара – значит, след давний. Либо видны свежие крепления, значит, гайки откручивались, менялись детали. Был случай, когда якобы не знакомые стороны ДТП оказались связаны, это выясняется по документам, – прокомментировал старший дознаватель отдела ДПС по Улан-Удэ Денис Унтанов.

В таких случаях на разборе дэпээсники советуют не настаивать на оформлении. 

– На разборе сразу поясняем, что не сходится кое-что, и советуем не настаивать на оформлении, иначе мы начнем по этому делу работать. Часто после такого разговора они сами отказываются от оформления, – говорит сотрудник ДПС. 

Привлечь к ответственности участников «сконструированного» ДТП на данном этапе невозможно. Состав уголовной статьи появится только после того, как мнимый потерпевший получит страховку. Поэтому, как правило, инициирует уголовное расследование страховая компания, которая несет убытки от мошенничества. 

– По закону мы должны оформить ДТП, и мы оформляем. Иногда звоним в страховую компанию и рекомендуем проверить конкретное ДТП, говорим, что оно подозрительное. Тогда страховщик, уже после выплаты, собирает материалы и направляет в полицию для проверки и возбуждения уголовного дела, – пояснил инспектор.

Однако за 4,5 месяца текущего года в Улан-Удэ было возбуждено лишь два подобных дела о мошенничестве. С учетом ежедневных автоподстав цифра просто ничтожная. 

Откровения «автоподставщика»

Редакции газеты «Номер один» удалось вывести на откровенный разговор улан-удэнца, уже не первый год «зарабатывающего» на автоподставах. За это время его «профессионализм» в данной области вырос настолько, что Андрей может оформить страховку и вовсе без автомобилей.

Хотя начиналось всё более или менее безобидно.

– Товарищ ехал пьяный и заснул за рулем, въехал в грузовик. У Mazda Titan почти нет повреждений, а у легковушки весь перед помят. Потом рассказал мне, и мы придумали схему. Нашли горку, где нет видеокамер, поставили сверху на горку КамАЗ, под горку легковую. Сымитировали соскальзывание КамАЗа на легковую, в итоге весь передний бампер легковушки – «в хлам». Страховая компания возместила 165 тысяч. Ремонт стоил около 60 тысяч рублей. Минус пять тысяч водителю КамАЗа. Друг получил страховку – сто тысяч «чистыми», поделился со мной, конечно, – говорит Андрей. 

С первым опытом и деньгами Андрей понял, что «зарабатывать» на страховках выгодно. Подставлять других водителей, делая их виновниками ДТП, он считает излишним, решая вопрос полюбовно – при помощи денег. 

– Всем сейчас деньги нужны. Я объясняю, что после ДТП ты не будешь пять лет получать КБМ (коэффициент бонус-малус, «скидку» по ОСАГО). Переплатишь примерно 10–15 тысяч за это время, в зависимости от машины. Предлагаю эту сумму сразу наличкой, и человек сам с радостью соглашается «воткнуться» в кого надо.

Машина-«донор» уже должна быть оформлена на управляемое лицо. Ему также перепадает небольшая сумма. Ну и, фактически покупает машину и получает всю «прибыль» от страховки сам автор представления. 

– Например, купил старенькую Toyota Sprinter за 60 тысяч, стукнул, страховку получил 120. Просто надо знать, куда бить, какие запчасти дороже. В последнем случае просто раздолбили в хлам. Уже прибыль 60. Потом саму тачку битую за 20 на авторазборку сдал. В итоге 80 тысяч – чистый выхлоп, – поясняет незатейливую арифметику улан-удэнец. 

В числе выплачиваемых в Бурятии страховок случаются и такие, где автомобили вообще не фигурируют.

– Есть схемы, когда ДТП и вовсе нет, а страховка выплачивается. Оформляем ДТП сами, справку о ДТП берем у сотрудников ГИБДД. Естественно, все должно быть реалистично обставлено, похоже на ДТП, нужны фотки с места. Затем нужен проверенный страховой агент. Если ДТП и вовсе не было, а надо оформить страховку, его вознаграждение может составлять до 50 тысяч рублей. Но даже при таких затратах минимальный выхлоп будет больше 50 тысяч, иначе и браться не стоит, – уверен Андрей.

Наш собеседник уверен: он далеко не единственный умелец делать деньги на страховках в Улан-Удэ. «Зарабатывают» они по-разному, «но уж точно больше чем средняя зарплата в Бурятии».  

О возможности наказания – уголовной статьи за мошенничество – респондент прокомментировал коротко: «Ни одной моей машины, ни одной страховки на мое имя нет».

Бурятия в черных списках

По словам эксперта-автоюриста и аварийного комиссара Сергея Будаева, ему приходится наблюдать очевидные автоподставы на дорогах Улан-Удэ как минимум еженедельно. Сергей уверен: проблема – в самой системе выплат по ОСАГО. 

– Есть методики и статистические данные, что процентов 20 страховых выплат – это преднамеренные ДТП. Дело в том, что ОСАГО зациклена на страховую выплату по методике РСА (Российский союз автостраховщиков). В западной части России, где создается эта методика, в основном российские и западно-европейские автомобили. У нас и на Дальнем Востоке 70–80 процентов – это японский автопром. Стоимость запчастей, которые РСА устанавливает для всей страны, для Бурятии завышены, – поясняет эксперт. – Например, бампер для Toyota Сamry российской или европейской сборки стоит три тысячи рублей. Тот же бампер для автомобиля японской сборки по методике РСА стоит 90 тысяч рублей.

Не удивительно, что республика надежно закрепилась в черных списках страховщиков как регион, где работать по ОСАГО невыгодно. По статистике, за девять месяцев прошлого года средняя выплата по «автогражданке» в Бурятии превысила этот показатель по Москве и Санкт-Петербургу. Страховщики заявляют, что выручают от продажи полисов в Бурятии меньше, чем выплачивают пострадавшим в ДТП. 

– В Улан-Удэ есть и вторичный рынок битых запчастей. Их просто покупают и устанавливают на нормальную машину, инсценируют ДТП. Ни аварком, ни ГИБДД не могут заведомо заявлять, что это автоподстава. Это работа полиции, но полицейские – последние, кто видит эти машины. К оценщикам тоже не придерешься. Их задача – посчитать размер ущерба. Они это и делают. Даже если видят, что машину «переодели» в битые запчасти, а внутренности не тронуты, – разъясняет Сергей Будаев. 

Последняя попытка законодателей сделать мошенничество на страховках невыгодным – «натуральное возмещение». По ОСАГО, оформленным после 28 апреля, страховщикам разрешили самим решать, оплачивать ущерб деньгами или устранять ремонтными работами. 

– В городе бьется по 30 машин в день. Какая авторемонтная мастерская справится с такими объемами? Естественно, будут просрочки. А тут приходит автоюрист и начинает требовать по пять процентов в день за просрочку ремонта. Плюс СТО должна давать гарантию от 6 до 12 месяцев, будут приходить и по гарантии, – уверен эксперт. 

Отметим, по закону оплатить ущерб от ДТП страховая компания может с учетом 50-процентного износа, а ремонтировать обязана только новыми деталями. Пока «начнут биться» машины, застрахованные после 28 апреля, у мошенников есть время создать свои СТО и заключить договоры со страховщиками на ремонт авто, которые и ремонтировать никто не планирует. Благодаря ограничениям на установку изношенных деталей прибыли у автоподставщиков прибавится. И одновременно еще больше возрастут затраты страховых компаний. 

ОСАГО на зарплату мошенникам

Пытаясь минимизировать расходы, страховщики идут на всевозможные ухищрения. Самые популярные из них – навязывание дополнительных страховок и вечное «отсутствие бланков ОСАГО». Для борьбы с этим власти ввели «период охлаждения» – право страхователя расторгнуть договор в течение пяти дней после его заключения. А для обеспечения жителей неприбыльных регионов автостраховками введены обязательные электронные полисы. 

– Страховщикам трудно работать против этой тенденции. Тем более что в Бурятии практически не осталось полноценных филиалов. У них должны быть службы, пресекающие страховое мошенничество. Вместо этого обычно в офисе сидят две девчонки, принимающие документы на выплаты, – поясняет эксперт. 

Тем не менее Сергей Будаев не считает, что страховые компании в этой ситуации – жертвы.  

– Я не считаю, что страховые компании – это бедные овечки. Они гребут деньги с других людей и таким образом покрывают свои убытки на то, чего не могут регулировать. Сейчас появились электронные полисы. Как это выглядит? Сидит виртуальная конторка. Где она физически находится, неизвестно. Они настрахуют, разорятся и уйдут с рынка. А РСА будет платить. В итоге, чтобы покрыть свои убытки, РСА снова поднимет цены на полисы ОСАГО.

Порядок в сфере страхования никто наводить не спешит. И пока ОСАГО будет приносить прибыль, автоподставы будут продолжаться. В свою очередь, страховщики будут включать эти затраты в стоимость автостраховок. Вот такой замкнутый круг. В конечном итоге платить за чьи-то мошеннические доходы и законодательный хаос будет все население страны. 

Ирина Вершинина, «Номер один».
^