24.05.2017
Танцевальную анимацию в театре оперы и балета поставил румынский балетмейстер Валентин Бартес, а образы кукольно-ходульной «Коппелии» французского композитора Лео Делиба воплотил итальянский модельер Джанлука Саитто

Спектакль с международной труппой получился зрелищным, словно современные мультфильмы, где каждый найдет себе образ по душе, а возрастные ограничения маркируются 0+.

По сюжету главная героиня Сванильда ревнует своего жениха Франца к Коппелии, которая сидит днями напролет в окне дома с книгой в руках. Прокравшись в дом мастера, где живет эта Коппелия, девушка обнаруживает вместо красавицы механическую куклу. Автором этой истории является французский балетмейстер Артур Сен-Леон.  

В итоге из гоффмановского «Песочного человека», который перекликается с историей Франкенштейна, он создает веселый, шаловливый и совсем не страшный спектакль. Отсюда и легкомысленное либретто, обилие танцевального юмора и понятная неискушенному зрителю эстетика немого кино. А яркие костюмы и гротескные персонажи отдают лучшими мультипликационными традициями Уолта Диснея. 

Для постановки этого спектакля-шутки художественный руководитель балетной труппы Морихиро Ивата пригласил балетмейстера Валентина Бартеса. Выпускник Румынской национальной балетной школы известен по сольным выступлениям в Хорватии, США и Японии, а также по работам над балетами «Бахчисарайский фонтан», «Лебединое озеро», «Кармен», «Реквием». Бартес уже ставил «Коппелию» в Каире, однако в Улан-Удэ зрители увидели другую версию спектакля. 

Вторым полноценным автором спектакля можно считать итальянского дизайнера Джанлуку Саитто, чье ателье в центре мировой столицы моды – Милане – пользуется популярностью даже у знаменитостей. Ему удалось не только создать костюмную панораму, в которой хочется разглядывать каждый принт, но и органично вплести бурятские мотивы. Так, у мастера кукол под плащом оказывается жилетка местного пенсионера, а у танцовщиков узоры напоминают соембо.  

– Начиная работать здесь, я отталкивался от места и исторической эпохи, в которую разворачивается действие в балете. Это стилистические детали, местные – я походил здесь, посмотрел, изучил и кое-какие детали в костюмы внес. В балете три акта: первый – более традиционный, второй – волшебный и третий – праздник, торжество. И вот именно в третьем акте я развернулся в творчестве, именно там больше всего привнес национальных элементов. Я хотел сделать гармонию из трех элементов – балет, мое видение и национальные особенности, и надеюсь, мне удалось создать нечто уникальное, что понравится зрителю, – говорит сам дизайнер. 

Отметим, что Бартес и Саитто уже работали в дуэте над египетской версией «Коппелии». 

Сам спектакль, на который пришло много молодой публики, начинается с легкомысленного либретто, создающего мажорный настрой. Далее действие продолжается выяснением отношений Франца и Сванильды. Именно невеста, ревнующая жениха, является центральной фигурой балета. Ее образ сочетает в себе нежность и шаловливость, с этими актерскими задачами и хореографией от Бартеса элегантно справляются Баярма Цыбикова и Елена Хишиктуева. Если женские партии выполнены в одной стилистике, то солисты Булыт Раднаев и Михаил Овчаров даже в силу разной фактуры представляют на сцене разных героев. Михаилу Овчарову удается танцевать на грани фола, не скатившись в комический водевиль, и продемонстрировать весь технический багаж.  

Интересно, что у  сказочной истории прослеживается не только первый слой, который выдает легкомысленность спектакля. Противопоставление двух миров – живых людей, которые высмеивают и награждают тумаками пожилого мастера, и механических кукол, влюбляющих в себя с первого взгляда. Однако этой драматургии, позволяющей показать глубину характеров, найти в балете не удалось.    

Трудно не заметить титанические усилия Морихиро Ивата, который шлифует балетную труппу. Однако и здесь можно найти антропометрические изъяны – некоторые из балерин больше радуют ростом и старанием, а в среду танцовщиков затесался артист с лишними килограммами. Не хватает и танцевального обрамления мастеру кукол, который отчаялся найти свой идеал и создает альтернативную реальность с заводными куклами. 

В любом случае бурятскую версию «Коппелии» можно считать удачной, ведь спектакль поможет привлечь в театр немало новых зрителей. Говоря языком Джанлуки Саитто: «Белиссимо, форза Морихиро Ивата!». 

Лев Хандажапов, «Номер один». 
^