02.07.2017
Третий мост через Уду, скорее всего, будет платным

Закончены предпроектные работы по строительству третьего моста через Уду в Улан-Удэ. Как известно, в столице Бурятии уже есть два моста через эту водную артерию – удинский мост (у Центрального рынка) и новый мост, но их недостаточно. Количество автотранспорта в городе быстро растет. При этом третий мост грозит совершить революцию в транспортной системе – станет первым платным мостом не только в Улан-Удэ, но во всей республике.

Последние лет двадцать в Улан-Удэ ведут разговоры, что надо построить третий мост. Место строительства давным-давно выбрано – от района трамвайного депо в направлении центральной ГИБДД, ТЭЦ-1. Оно даже предусмотрено в Генплане Улан-Удэ. 

Многие годы там существовал только небольшой пешеходный мост, по которому местные всегда переходят между Октябрьским и Железнодорожным районами. 

Дело долго не двигалось с места, но теперь наконец-то сделан первый шаг.

«Стройка века»

По заказу «Улан-Удэстройзаказчика» Санкт-Петербургский институт «Трансэкопроект» разработал технико-экономическое обоснование строительства моста через Уду и Транссибирскую железнодорожную магистраль.

Недавно документ поступил в Улан-Удэ. Разработчики предложили несколько планировочных, конструктивных решений нового объекта. 

Мост расположится в створе улицы Сахьяновой и 3-й Транспортной. Ширина реки в этом месте составляет примерно 110 метров. 

«Протяженность объекта в границах работ (сам мост плюс окрестности. – Прим. авт.), вне зависимости от вариантов мостового перехода, составляет порядка 1355 метров», – говорят разработчики.

Все варианты объекта предполагают продолжение улицы Сахьяновой с пересечением реки и железной дороги. После перехода через ВСЖД новый объект около 600 метров следует в створе улицы Транспортной до ее пересечения с улицей Шаляпина.

Параметры основного хода мостового перехода, уклон, радиусы, ориентированы на расчетную скорость движения 80 километров в час. 

Вариант с тоннелем

Концептуальный подход один, но в различных вариантах имеются свои особенности. Один из вариантов предполагает форсирование линии ВСЖД нижним уровнем – с устройством путепровода тоннельного типа. При пересечении предусматривается перемещение опор контактной сети. Местную же улицу планируется перейти с помощью простого путепровода. 

На правом берегу реки, в Железнодорожном районе, планируют построить транспортную развязку типа «труба». 

По мнению проектировщиков, этот тип позволяет обеспечить новый створ продолжения улицы Сахьяновой к улице Транспортной и получить транспортную схему, отвечающую требованиям удобства и безопасности движения.  

«Развязка запроектирована с пересечением основного хода трассы мостового перехода левоповоротными съездами на продолжении улицы Транспортной посредством путепровода. Съезды запроектированы однополосными», – отмечают они. 

В целом вариант моста со строительством железнодорожного путепровода тоннельного типа оценивается в порядке 4,7 миллиарда рублей. 

Хочешь проехать – плати

В разработанном технико-экономическом обосновании строительства санкт-петербуржцы прямо пишут: «В связи с тем что мостовой переход планируется в качестве платной дороги, для оплаты проезда предусмотрен Пункт взимания платы (ПВП)». 

ПВП предусматривает восемь полос движения, по четыре полосы в каждом направлении. Также пункт предусматривает наличие административной зоны, содержащей задание Центра управления, прилегающей благоустроенной территории, въездов.

При размещении ПВП хотят сделать так, чтобы минимизировать снос существующих зданий и сооружений.

«Ширина полос три метра, а для пропуска негабаритного транспорта устраивается проезд шириной пять метров в каждом направлении движения. Длина въездных и выездных площадок составляет 95 метров. Ширина островков безопасности составляет 2,1 метра и длина 25 метров», – так описана точка взимания денег.

Пешеходное движение предусматривается в границах подходов к мосту со стороны жилмассивов. 

«На мосту устройство тротуаров не предусматривается», – констатируют разработчики.

Не тоннель, а эстакада

Другой вариант, сохраняя общую концепцию, предусматривает несколько иное планировочное решение в отношении железной дороги. 

Транссибирскую магистраль предлагают пересечь верхним уровнем, с устройством эстакады и двух подпорных стенок по основному ходу мостового перехода. Это наиболее недорогой вариант – примерно 3,5 миллиарда рублей.

Существует заметное различие и по развитию движения на правом берегу реки, в Железнодорожном районе. Возвести там развязку типа «труба» – это великолепно. Она реализует все направления движения транспорта. 

Но для экономии денег от такой развязки могут отказаться, и тогда движение будет идти лишь в направлении «Третий мост – Шаляпина» и обратно.

Какой сценарий строительства выбрать, по какому варианту начать делать конкретную проектно-сметную документацию, будет решать руководство Улан-Удэ. Одним из плюсов  третьего моста станет то, что «Улан-Удэстальмост» сможет претендовать на заказы.

Санкт-петербургские специалисты пришли к выводу о возможности «реализации проекта строительства мостового перехода с последующей платной эксплуатацией». Проект же надо реализовывать в рамках концессионного соглашения с частным инвестором.

20 рублей за проезд

Оптимальным инвестмеханизмом называется софинансирование государством части инвестзатрат концессионера. А оптимальным платежным механизмом концессионера уже на эксплуатационной стадии провозглашен прямой сбор платы.

«Финансовая эффективность реализации данного проекта достигается также при использовании альтернативного платежного механизма – эксплуатационный платеж за доступность. Но в рамках обеспечения сбалансированности показателей бюджетной и финансовой эффективности проекта оптимальным является механизм прямого сбора платы», – дают совет Улан-Удэ разработчики. 

При этом проектировщики заявляют, что концедент (орган власти, предоставляющий концессию) должен непременно гарантировать концессионеру минимальный доход, так как «прогнозный трафик и установленный невысокий тариф не обеспечивает самоокупаемости проекта на всем протяжении его жизненного цикла».  

На нынешней стадии предпроектной документации речь идет о тарифе за проезд в размере 20 рублей. 

В Питере считают, что это ограничит «лишний трафик», дабы избежать автомобильных «пробок» и обеспечить пользователям выгоду от платного проезда. Но одновременно будет приемлем для потенциального сегмента автомобилистов. Судя по всему, речь идет не о бедных улан-удэнцах. 

И все же странно, что на мосту не предусмотрены тротуары. Пусть лучше горожане ходят по прежнему мостику, как обычно, параллельно трубопроводу, идущему от ТЭЦ-1?

Если третий мост через Уду на самом деле сделают платным, это будет самым странным шагом властей в транспортной сфере. К слову, в центре города есть дорога, которую построил частный бизнесмен Дмитриев, – в сторону набережной. Он ее построил, но ездят по ней бесплатно. 

При нынешней ситуации с распределением налогов городской бюджет, конечно, не сможет самостоятельно «потянуть» стройку на несколько миллиардов. Однако муниципалитету может помочь Бурятия – выдать определенную сумму в виде бюджетного кредита под мизерный процент.

Но республиканские власти вряд ли дадут кредит. Правительство Бурятии будет картинно разводить руками: «Денег нет». Между тем деньги в бюджете есть, просто они используются очень нерационально.

Например, как отмечали ранее в бурятском региональном отделении ОНФ, на доплаты к пенсиям бывшим высокопоставленным депутатам парламента Бурятии, а также бывшим главам Бурятии, экс-чиновникам правительства в 2015 году выделили 266 миллионов рублей. В 2016 году выделили еще 272,8 миллиона. 

Затраты республиканского бюджета на доплаты всего за два года составили более полумиллиарда рублей. 

Ориентировочная стоимость третьего моста обозначена выше. Мост можно было давно профинансировать из бюджета. Легко и непринужденно. И этот был бы бесплатный мост.

Однако в системе ценностей бурятских властей строительство нужного, общедоступного  третьего моста не в приоритете. Отставные VIP-чиновники с их доплатами стоят гораздо выше во властной системе приоритетов. 

Петр Санжиев, «Номер один».
^