08.07.2017
Недавно «Номер один» разбирался в душераздирающей истории о том, как двое полицейских, охраняющих нефрит в Окинском районе, изъяли снегоболотоход у работников компании «ВВС» и разбили его

Факт установлен судом, хотя решение еще не вступило в законную силу и, видимо, будет обжаловано. После чего мы получили письмо от МВД, в котором черным по белому написано, что руководство полиции испытывает по этому поводу серьезные моральные страдания. Правда, факт изъятия снегоболотохода и его опрокидывания никто не отрицает.

В предыдущих сериях

Прежде чем перейти к возмущениям МВД, вспомним историю. Два работника ООО «ВВС» ехали на снегоболотоходе по территории базы, принадлежащей ООО «БайкалКварцСамоцветы». Их целью было прибыть на труднодоступный участок площадки ОАО «Бурятзолото» для отбора литохимических проб.

Им повстречались два сотрудника полиции. Эти сотрудники изъяли транспорт, но по пути, судя по всему, умудрились разбить его.

Конечно, сей факт вызвал недоумение работников «ВВС». Они написали заявление о возбуждении уголовного дела на правоохранителей, но безрезультатно – им отказали. Причем в постановлении об отказе, по словам истцов, им было сказано, что сотрудники в момент изъятия снегоболотохода действовали в соответствии с приказом министра МВД о задержании всех транспортных средств в районе дислокации сотрудников МВД в Окинском районе.

«На требование истца предоставить приказ министра МВД Республики Бурятия ответчик ответил отказом, сославшись на его секретность», – приводятся в решении суда доводы истца.

Далее «ВВС» писало претензию, в которой просили выплатить им ущерб за покалеченный снегоболотоход. Но сговориться не удалось, и тогда обе стороны встретились в суде. Перед этим компании удалось вернуть себе «убитый» транспорт, который они тут же отправили на экспертизу. Экспертиза показала, что сумма ущерба – почти 300 тысяч.

Суд, после разбирательств, решил – иск удовлетворить, взыскать с МВД «294300 рублей – ущерба, причиненного транспортному средству, 17100 рублей – затрат на перевозку снегоболотохода, 5500 рублей – расходов на оплату услуг эксперта, 9011 рублей 89 копеек – расходов по уплате государственной пошлины, всего 325911 рублей 89 копеек. В удовлетворении 24061 рубля – затрат на перевозку снегоболотохода – отказать».

Вроде бы все предельно ясно: полицейские разбили снегоболотоход, и теперь МВД должно заплатить за ущерб. Но министерство, несмотря на это, уверяет нас, что написанное глубоко опечалило работников органов, «принимающих на себя всю тяжесть борьбы с правонарушениями».

Тонко чувствующий министр

Руководство МВД не спорит с фактами: да, снегоболотоход изъяли. Да, разбили. Но вот незадача: приказ, на основании которого остановили ничего не подозревающих работников ООО «ВВС», вовсе никакой не секретный. Правда, ни нам, ни, видимо, работникам фирмы этот приказ так и не показали. Что странно.

Страдающие морально руководители МВД уверяют: когда «ВВС» отказывали в возбуждении дела, на защиту мундира никто не вставал. Что, конечно, печально. Ведь кто еще у нас в состоянии защитить мундир, подвергающийся нападкам всяких жалобщиков с разбитыми снегоболотоходами?

Еще правоохранители опечалены тем, что мы назвали их в тексте «обидчиками», а снегоход работникам «ВВС» пришлось вырвать «из лап полицейских».

И в конце концов: «Руководству полиции Республики Бурятия указанными статьями был причинен моральный вред», – говорится в письме, подписанном министром внутренних дел Олегом Кудиновым. До недавнего времени мы думали, что в полиции работают крепкие духом люди, которые сражаются с преступностью и блюдут законность и порядок (еще иногда разбивают снегоходы, но только иногда). Но, видимо, мы ошибались. Руководство МВД – тонко чувствующие люди с не самой толстой душевной организацией. И с ними надо быть аккуратнее. Иначе ненароком можно заставить их страдать.

Ведь никто не хочет, чтобы одним из вечеров, когда все сотрудники уже разошлись по домам, на министерский стол упала скупая полицейская слеза.

Владимир Пашинюк, «Номер один»
^