20.07.2017
Как спасали девятилетнего мальчика, которому психопат прорубил череп

Не меньше пяти ударов топором буквально раскрошили голову ребенка. Сами врачи признаются, что выжить после такого нападения невозможно. И называют чудом тот факт, что ребенок не только остался в живых, но и пошел на поправку. Чудо чудом, однако большую роль сыграла работа всего медицинского персонала: врачи оперативно доставили ребенка на самолете из Нижнеангарска в Улан-Удэ, а затем провели сложнейшую операцию. 

Ночной налет

Напомним, ночью 1 июля в Нижнеангарске произошла трагедия. Ворвавшийся в дом мужчина убил пенсионерку, а также тяжело ранил ее 43-летнего сына и девятилетнего внука. В тяжелом состоянии они госпитализированы в медучреждение. 

Предполагаемый убийца, который сбежал с места преступления, – 25-летний местный житель, страдающий психическим заболеванием. В момент преступления он находился в состоянии алкогольного опьянения. 

Мужчина сам пришел с повинной к следователям. На его одежде обнаружены следы крови, но объяснить, как оказался в этом доме и почему это сделал, чем руководствовался, он не может. С пострадавшими не знаком. 

Девятилетнего мальчика в состоянии комы транспортировали в БСМП на самолете. К шести часам вечера его приняли ожидавшие врачи-нейрохирурги. И уже через полтора часа он лежал на операционном столе.

Ювелирная работа

Операция длилась больше пяти часов. Работу вели три врача-нейрохирурга – заведующий отделением нейрохирургии Константин Эрдынеев, молодые хирурги-интерны Павел Жербаханов и Булат Дамбаев, а также операционная сестра Дарима Вамбуева, реаниматолог-анестезиолог Саян Хобраков. 

То, что предстояло увидеть врачам, – это фактически кровяная каша. Так как череп был раздроблен топором, сразу под кожей шли мозги. 

– Был осложнен сам доступ к костным обломкам, – говорит Константин Эрдынеев. – Мягкие ткани разорваны. Было сложно выбрать адекватный доступ к костному веществу. Также нам надо было восстановить целостность кожных покровов. Когда мы вскрывали и убирали кожные покровы, сразу шло мозговое вещество. 

Миллиметр за миллиметром врачи тщательно промывали ткань, убирали костные обломки, среди которых были не только крупные, но и множество мелких. Операция осложнялась большой кровопотерей, которая произошла в результате того, что у ребенка был также поврежден сегетальный синус, в котором собирается вся кровь, и из которого она вытекает в область туловища. Поэтому переливание крови осуществлялось прямо во время операции.

Как признается Константин Эрдынеев, чтобы провести такую тонкую и аккуратную работу, необходим опыт нейрохирурга, знание анатомо-физиологичного строения вещества головного мозга, костных структур, черепа, интуиция и удача.

К тому моменту, когда закончилась операция, врачи были истощены физически и эмоционально. Потому что было не только большое физическое напряжение – пять часов на ногах и руки все это время в одном положении – но и эмоциональное, ведь они понимали, что это маленький ребенок, единственный сын.

– И когда на следующий день я увидел контрольные снимки, а они были замечательными, я еще раз убедился в том, что выбрал правильную профессию, – рассказывает Константин Эрдынеев. – Ничто в этом мире не может доставить такую радость, как тот факт, что пациент выздоравливает – этим нейрохирургия мне и нравится: ты спасаешь людей, ставишь их на ноги.

На следующий день ребенок начал приходить в сознание. Сейчас он разговаривает, читает, играет, смотрит мультфильмы, помнит родителей. Вот только о том, что произошло 1 июля, не говорит. 

– Я у него даже не спрашиваю об этом, – говорит мама мальчика. – Не хочу нанести ему травму. Не даю ему зеркало. Главное – то, что он сейчас идет на поправку. 

Когда произошла трагедия, Ирина Вологдина, мама ребенка, была в дороге. Она работает проводником, и когда ей сообщили о необходимости приехать в Улан-Удэ, она пересела в Тайшете на другой поезд. Муж Ирины, отец мальчика, также находился далеко от дома – по работе он был в Москве.

– Мне до самого приезда никто ничего не говорил, я могла предположить все что угодно, думала, может, сын мой ушибся, но такое я не могла даже представить, – рассказывает Ирина. – Он был абсолютно здоровым, любил лыжи, бассейн, радовался жизни, а сейчас я даже не знаю, что сказать.

Пока у мальчика строгий постельный режим ввиду отсутствия половины черепа – нет лобных костей, левой височной кости, части теменных костей. Однако врачи дают благоприятный прогноз.

– Ребенок вышел из комы без неврологического дефицита, а мог быть паралич, грубые неврологические нарушения, вплоть до отсутствия речи, памяти, могло быть психомоторное возбуждение, – говорит Константин Эрдынеев. – Но мама замечает, что поведение ребенка не изменилось, кроме небольшой заторможенности, что понятно, ведь травма была тяжелой.

Мальчику была проведена комплексная терапия: назначены препараты, уменьшающие нарушения мозговой ткани, улучшающие кровообращение, питание ткани, способствующее регенерации, антибактериальные препараты – до сих пор высок риск присоединения вторичных инфекций в виде менингита или энцефалита, потому что топор был не стерильный, и все, что было на топоре, попало в мозговую ткань.

В дальнейшем планируется перевод ребенка в федеральный центр на проведение операции по тканевой пластике, то есть закрытию дефекта черепа. Для этого необходимо 3D-реконструирование черепа, моделирование пластин, которые будут установлены на месте дефекта. Это очень сложная и дорогая операция, однако для родителей ребенка она будет проведена бесплатно в рамках федеральной программы. 

Мать мальчика написала благодарность медикам, спасшим единственного сына в их семье. А также медицинским сестрам, нянечкам БСМП, которые выходили ребенка, отдавали все свои силы, материнскую нежность и тепло ребенку. 

Между тем врачи заявляют о странном увеличении количества травм в июле. Сейчас в нейрохирургическом отделении находится 41 пациент, и ни одного с простым сотрясением мозга. 70 процентов – это травмы, полученные в результате падения с высоты, ДТП, криминала. В то же время всего в штате БСПМ числится всего три нейрохирурга.

Соня Матвеева, «Номер один».
^