27.07.2017
Вячеслав Мархаев разыграл любопытный гамбит, чтобы сохранить политическое лицо

Как и ожидалось, кандидатуру Вячеслава Мархаева сняли с выборной гонки за кресло главы Бурятии. Сдвоенные подписи, разнообразные нарушения в документах и прочие "детские" ошибки главного коммуниста не позволили ему продолжить гонку.

Уйти красиво

Конечно, будь у власти Вячеслав Наговицын, у Мархаева вряд ли возникли бы трудности с прохождением фильтра. Ведь в этом случае у него были бы реальные перспективы, если не стать главой, то хотя бы заработать политические баллы, набрав высокий процент на выборах.

Но с приходом Алексея Цыденова все шансы выйти из этой битвы победителем испарились. Ведь вся политика главного коммуниста Бурятии сводится к критике ошибок власти. А у исполняющего обязанности главы пока никаких ошибок нет. И сколь бы сторонники так называемой оппозиции ни старались их отыскать, выехать на них не получится.

Поэтому Мархаев, видимо, решил, что должен уйти. Но не как побитая камнями собака, а красиво: как офицер, проигравший битву, но не проигравший войну. С обнаженным мечом и под марш в исполнении его краснознаменного оркестра.

И тут настало время использовать удачно подвернувшийся ему под руку муниципальный фильтр. Прикрываясь им, как щитом, он пытается убедить всех, что фильтр на самом деле – меч в руках партии власти. И что это не он бежит с поля боя, а его под натиском административного ресурса выдавливают из страха перед его политическим весом.

Ход конем

Для этого использовались любые инструменты: как традиционные, так и креативные. К традиционным можно отнести крики коммунистов об административном давлении. Они раздаются каждый раз, когда речь заходит о выборах. И нынешняя кампания не стала исключением.

Возмущение коммунистов стало вырываться в публичное пространство, как только стартовала процедура сбора подписей муниципальных депутатов в поддержку кандидатов. Каждому заявившемуся на выборы нужно было набрать семь процентов подписей от общего числа депутатов.

На вопли Мархаева и его команды поначалу не обратили особого внимания ввиду тривиальности инструмента. Позже главный коммунист Бурятии объявил, что муниципальные слуги народа, подписавшиеся за него, позже отдали голоса за Алексея Цыденова.

Почти сразу же после этого заявления в СМИ появляется реакция нескольких депутатов. Они рассказали, как подписались за Алексея Цыденова, а позже к ним пришли штабисты Вячеслава Мархаева и уговорили подписаться еще и за него. При этом введя их в заблуждение: мол, ничего страшного, подписи можно раздавать сколь угодно раз.

Что, конечно, ложь. Подписаться можно только за одного кандидата, последующие подписи избирком просто признает недействительными. Опытный политик и его не менее опытная команда не могли об этом не знать.

Красная какофония

В то же время, чтобы жители Бурятии вдруг не подумали, что Мархаев «сливается», началась информационная кампания, цель которой – показать, как суровый административный ресурс выдавливает «бойца за правду и справедливость» из гонки.

По улицам стали разгуливать пикетчики с плакатами в поддержку иркутского сенатора. В почтовых ящиках жители начали находить листовки. Содержание в том же духе: власть не пускает Мархаева на выборы. В них же говорилось, что если он не пройдет, то его сторонники будут бойкотировать выборы президента страны. Как одно вяжется с другим, не очень понятно, но речь не о том. Шум по поводу сражения Мархаева с муниципальным фильтром (читай ветряными мельницами) стал чуть громче.

Хотя особого информационного резонанса не было – все в Бурятии привыкли к фокусам главного коммуниста. Видимо, акция была рассчитана, скорее, на федеральные СМИ, которые освещают видимость борьбы Мархаева на удивление активнее, чем местные.

Призрачный гонщик

Третий этап – сдача документов в избирком. Казалось бы: кандидат от КПРФ подготовлен долгими годами политической карьеры и выборных процедур. Кроме прочего, он в курсе, что несколько подписей в его списке – сдвоенные. Об этом заявили сами же депутаты с экранов телевизоров. И времени на то, чтобы это исправить, было предостаточно.

Но когда списки были вывешены избиркомом на всеобщее обозрение, выяснилось, что сдвоенные подписи никуда не делись. И это при том, что сам Мархаев не раз громогласно заявлял, что у него вполне хватает запасных подписей, которыми в случае чего можно перекрыть недействительные.

Так почему он этого не сделал? Если его заявления о запасных подписях – блеф, то почему он просто не поехал в районы и не добрал нужное количество? Впрочем, в районах его лично никто не видел. Сами депутаты говорят, что подписи собирали его помощники из партии. Что тоже выглядит странно – кандидат в преддверии выборов должен, по идее, максимально активно светиться среди электората.

Кручу-верчу…

Вопросов все больше и больше. Например, помимо сдвоенных подписей, документы у Мархаева оформлены с ошибками. Причем ошибки можно легко назвать "детскими", которые не допускают даже кандидаты без опыта выборной борьбы.

Нарушений – множество, и они достаточно грубые, чтобы оставить Вячеслава Мархаева за бортом предвыборной гонки. Очень тяжело предположить, что их допустили неумышленно. Ведь в штабе иркутского сенатора, бывшего депутата Госдумы вряд ли работают неопытные и некомпетентные люди.

Впрочем, можно было бы допустить вероятность каждой из этих ошибок в отдельности. Но все вместе они представляют собой странную картину. На которой нарисован Вячеслав Мархаев, не желающий проходить муниципальный фильтр и биться с Алексеем Цыденовым за кресло главы Бурятии.

Все это напоминает технологию фокусников: сначала – отвлечь внимание, другой рукой – провернуть манипуляцию, и в итоге списать все на магию. Пока Мархаев и его команда привлекали внимание к административному давлению, другой рукой они клепали ошибки, не позволяющие пройти в следующий этап предвыборной кампании. Остался последний штрих: решение избиркома, которое гласит, что главный коммунист Бурятии не проходит. И вывод: во всем виновата магия партии власти.

И как итог - решение избиркома, которое гласит, что главный коммунист Бурятии не проходит. Ведомство отказало ему в регистрации из-за описанных выше нарушений. Судя по всему, КПРФ, как и задумывалось, спишет все на "магию" партии власти.

И такой исход вполне логичен: выборы он бы в любом случае не выиграл. И в случае проигрыша оказался бы на политической обочине, рискуя стать политическим трупом. После истечения срока его сенаторства, подаренного иркутским губернатором, он вряд ли смог бы претендовать даже на место в Хурале.

Зато Мархаев-боец, которого не пустили на выборы, вполне может заявить, что есть еще порох в пороховницах, и, заручившись поддержкой товарищей с деньгами и связями, снова штурмовать политическое поле Бурятии, объединив вокруг себя всех, кого называют бурятским болотом. Всех, кого не устраивает новая власть и происходящие изменения. А в будущем – чем черт не шутит – устроить масштабный реванш с блэк-джеком и красными флагами.

Артем Самсонов, «Номер один». 
^